Консультация дежурного адвоката! Звоните и записывайтесь: +7 (4852) 33-23-66, +79106640772.Обратный звонок

 
 
Статьи
К списку статей
30 сентября 2010

Информационная безопасность как объект правовой охраны

“Современный этап развития общества характеризуется возрастающей ролью информацион­ной сферы, представляющей собой совокупность информации, информационной инфра­структуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использо­вание информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений. Информационная сфера, являясь системообразующим фактором жизни обще­ства, активно влияет на состояние политической, экономической, оборонной и других со­ставляющих безопасности Российской Федерации. Национальная безопасность Российской Федерации существенным образом зависит от обеспечения информационной безопасности, и в ходе технического прогресса эта зависимость будет возрастать”[1].

Приведенный выше фрагмент текста Доктрины информационной безопасности Российской Федерации (далее – Доктрины), утвержденной Президентом РФ 9 сентября 2000 г., достаточно четко определяет актуальность и значимость решения проблемы информационной безопасности для обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Более того, констатируется, что в будущем зависимость национальной безопасности страны от обеспечения ее информационной безопасности будет возрастать. Таким образом, постулируется наличие прямой связи между понятиями “национальная безопасность” и “информационная безопасность” применительно к сфере государственных интересов. Попытаемся выяснить, насколько данное утверждение соответствует действительности, а также разобраться в характере и возможных перспективах указанной связи.

Итак, два понятия – “национальная безопасность” и “информационная безопасность”. Что может быть между ними общего?

Начнем с того, что в каждом понятии присутствует термин “безопасность”. Этот термин в правовом его толковании означает “… состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз”[2]. Соответственно “Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации”[3].

Что касается термина “информационная безопасность”, то “под информационной безопасностью Российской Федерации понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства”[4]. При этом указанные “национальные интересы” определяются как “… совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. Они носят долгосрочный характер и определяют основные цели, стратегические и текущие задачи внутренней и внешней политики государства”[5], а применительно к сфере информационных правоотношений “национальные интересы России в информационной сфере заключаются в соблюдении конституционных прав и свобод граждан в области получения информации и пользования ею, в развитии современных телекоммуникационных технологий, в защите государственных информационных ресурсов от несанкционированного доступа”[6].

Таким образом, терминологический подход к разрешению поставленной задачи выявил следующее: понятия “национальная безопасность” и “информационная безопасность” соотносятся как целое и его часть.

Теперь попытаемся определить объемы исследуемых понятий с тем, чтобы получить представление о степени зависимости целого – “национальной безопасности” от его части –  “информационной безопасности”.

В абзацах 1 и 2 раздела I Концепции национальной безопасности Российской Федерации, в частности, говорится, что: “положение в мире характеризуется динамичной трансформацией системы международных отношений. После окончания эры биполярной конфронтации возобладали две взаимоисключающие тенденции.

Первая тенденция проявляется в укреплении экономических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными процессами. При этом все большую роль играют экономические, политические, научно – технические, экологические и информационные факторы. Россия будет способствовать формированию идеологии становления многополярного мира на этой основе.

Вторая тенденция проявляется через попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего военно – силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права”.

И далее, развивая затронутую тему угроз национальной безопасности отмечается: “усиливаются угрозы национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере. Серьезную опасность представляют собой стремление ряда стран к доминированию в мировом информационном пространстве, вытеснению России с внешнего и внутреннего информационного рынка; разработка рядом государств концепции информационных войн, предусматривающей создание средств опасного воздействия на информационные сферы других стран мира; нарушение нормального функционирования информационных и телекоммуникационных систем, а также сохранности информационных ресурсов, получение несанкционированного доступа к ним”[7]. Соответственно “важнейшими задачами обеспечения информационной безопасности Российской Федерации являются:

  • реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации в сфере информационной деятельности;
  • совершенствование и защита отечественной информационной инфраструктуры, интеграция России в мировое информационное пространство;
  • противодействие угрозе развязывания противоборства в информационной сфере”[8].

То есть содержательный подход к поиску ответа на вопрос о степени взаимозависимости исследуемых понятий приводит к выводу о том, что проблема обеспечения информационной безопасности Российской Федерации является неотъемлемой и весьма существенной составляющей более глобальной проблемы – обеспечения национальной безопасности страны в целом.

О важности проблемы информационной безопасности в тех или иных ее аспектах свидетельствует также то обстоятельство, что на настоящий момент в российском законодательстве сформирован достаточно внушительный массив нормативных актов, так или иначе регламентирующих исследуемую проблему. Наиболее важным из них в контексте рассматриваемой проблемы является Федеральный закон “Об информации, информатизации и защите информации” от 20.02.1995 г. № 24 – ФЗ. Кроме этого Федерального закона в указанный массив входят более сорока различных нормативных актов (начиная с Конституции Российской Федерации и заканчивая Указами Президента Российской Федерации).

Особо следует оговорить роль Уголовного Кодекса Российской Федерации в обеспечении правовой охраны информационной безопасности. Дело в том, что ряд норм и статей УК РФ в российской правоприменительной практике используются впервые. Так, например, глава 28 “Преступления в сфере компьютерной информации” определяет, какие общественно опасные деяния в сфере компьютерной информации являются преступными. Или, например, статья 283 “Разглашение государственной тайны” и статья 284 “Утрата документов, содержащих государственную тайну” тоже регламентируют уголовно – правовые отношения в сфере информатизации.

К категории преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, имеющих информационный характер УК РФ относит следующие преступления:

  • нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан (часть 1 статьи 138 УК РФ);
  • незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (часть 3 статьи 138 УК РФ);
  • предоставление гражданину должностным лицом неполной или заведомо ложной информации, если этим причинен вред правам и законным интересам граждан (статья 140 УК РФ);
  • незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, присвоение авторства (часть 1 статьи 146 УК РФ);
  • нарушение авторских прав группой лиц (часть 2 статьи 146 УК РФ);
  • незаконное использование изобретения, полезной модели, промышленного образца, разглашение их сущности без согласия автора или заявителя до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству (статья 147 УК РФ);

К категории преступлений в сфере экономической деятельности отнесены:

  • незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименование места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров (часть 1 статьи 180 УК РФ);
  • незаконное использование предупредительной маркировки (часть 2 статьи 180 УК РФ);
  • использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей, исполнителей, продавцов (статья 182 УК РФ);
  • собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а также иным незаконным способом (часть 1 статьи 183 УК РФ);
  • незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца (часть 2 статьи 183 УК РФ);
  • незаконный экспорт технологий, научно – технической информации и услуг в сфере вооружения и военной техники (статья 189 УК РФ);

Уточнив, таким образом, значимость и актуальность проблемы обеспечения информационной безопасности применительно к решению более чем глобальной задачи, стоящей перед российской государственностью – обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, попытаемся более детально исследовать данную тему.

Имея в виду приведенное ранее определение понятия “информационная безопасность”, обратимся к этимологии исходного, образующего понятие термина – “информация”.

Научно – технический прогресс, стремительно проникая в различные области деятель­но­сти человека, привел к тому, что во второй половине XX века понятие “информация” приобрело качественно иное значение. Из привычного “… обозначения сведений, переда­ваемых людьми устным, письменным или другим способом (с помощью условных сигналов, технических средств и т.д.) …”[9] информация превратилась в нечто, обладающее собственной, особой ценностью. Причинами такого превращения послужили революционные изобретения в об­ласти компьютерной техники. Следствием этих изобретений явилось формирование но­вой сферы человеческих отношений – информационной.

Данная разновидность отношений определяется совокупностью процессов сбора, хра­нения, предоставления (доступа, поиска, модификации и т.п.) и распространения информации,  – так называемых информационных процессов. “Результатом бурных информационных процессов, охватывающих все сферы общественных и производственных отношений, является постепенный переход развитых стран мира к постиндустриальному “информационному обществу”, которое характеризуется изобилием циркулирующей по коммуникационным каналам связи информации, а также наличием всех необходимых средств для ее хранения, передачи, обработки, использования и защиты”[10]. Благодаря неуклонно совершенствующимся компьютерным технологиям, уровень и интенсивность информационных отношений за сравнительно непродолжительный период (40 – 50 последних лет) достигли таких высот, что информа­ция к концу прошлого тысячелетия превратилась в одну из наиболее значимых в современном обще­стве ценностей. Существует мнение, согласно которому если раньше темпы развития чело­вече­ства определялись доступной ему энергией, то в настоящее время таким определяющим фак­тором является доступная ему информация.

Важнейшим этапом в процессе данной трансформации роли и значения поня­тия “ин­формация” явилось объединение персональных компьютеров в сети, что привело к появле­нию глобальной информационной среды – Internet, объединяющей на данный момент сотни миллионов компьютеров во всем мире. И именно существование и активное совер­шенство­вание Internet являет собой сейчас один из тех факторов, которые активно способствуют дальней­шему развитию информационной сферы деятельности человека.

Таким образом, сформировавшаяся в настоящее время информационная потребность общества или, иначе говоря, устоявшийся и неизменно растущий спрос на информацию и информационные услуги породили, в соответствии с фундаментальным экономическим за­коном о взаимосвязи спроса и предложения, самостоятельную (и чудовищно доходную) ин­дустрию удовлетворе­ния этой потребности. Совокупность же спроса и предложения явила новую разновид­ность общественных отношений, требовавшую соответствующей регламентации.

Однако специфика информационных отношений такова, что в силу стремительного развития информационных технологий естественный регулятор большинства социальных процессов – право,  оказалось не в состоянии оперативно среагировать на происходящие в обществе изменения. В итоге законодателям многих стран пришлось в спешном порядке, “на ходу”, дорабатывать имеющееся законодательство и вводить новые нормы, адаптирующие действующий закон к стремительно меняющимся условиям правовой действительности.

Не избежало этой участи и российское уголовное право. И, разумеется, как это часто случается, разработка совершенно новой группы норм, призванной урегулировать сравнительно недавно появившуюся сферу общественных отношений, находящуюся к тому же в процессе активного формирования, – столкнулась с целым рядом серьезных проблем. Вот некоторые из них:

1. Отсутствие четко очерченных границ охраняемой сферы общественных отношений (то есть – необходимость корректного определения объекта правовой охраны).

2. Недостаточный уровень терминологической определенности в отношении фундаментальных понятий подлежащей правовому урегулированию сферы общественных отношений (то есть проблема четкого и однозначного определения терминов, описывающих наиболее существенные элементы соответствующих общественных отношений).

3. Отсутствие правоприменительного опыта в урегулировании сферы информационных  общественных отношений.

4. Отсутствие научной, кадровой и материально – технической базы, необходимой для качественной и эффективной правотворческой и правоприменительной деятельности уполномоченных на то государственных структур в указанной сфере общественных отношений.

5. Достаточно высокий уровень сложности исследуемой сферы общественных отношений (с точки зрения требований, предъявляемых к сотрудникам соответствующих государственных структур, призванных обеспечить необходимые регулирование и охрану информационной сферы общественных отношений), и ряд других.


[1] “Доктрина информационной безопасности Российской Федерации” от 9 сентября 2000 г., № Пр – 1895 // “Российская газета”, N 187, 28.09.2000, абз. 1 п. 1 разд. I.

[2] Закон РФ от 5 марта 1992 года № 2446 – I “О безопасности” // “Российская газета”, N 103, 06.05.1992, абз. 1 ст. 1 разд. I.

[3] “Концепция национальной безопасности Российской Федерации”, утв. приказом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в ред. от 10 января 2000 г. № 24) // “Российская газета”, N 11, 18.01.2000, абз. 2.

[4] См. “Доктрина информационной безопасности Российской Федерации”, абз. 2 п. 1 разд. I.

[5] См. “Концепция национальной безопасности Российской Федерации”, абз. 1 разд. II.

[6] Там же, абз. 10 разд. II.

[7] См. “Концепция национальной безопасности Российской Федерации”, абз. 18 разд. III.

[8] Там же, абз. 47 разд. IV.

[9] Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров, 4 – е изд. М., 1989. С. 504.

[10] Курушин В.Д., Минаев В.А. Компьютерные преступления и информационная безопасность. Справочник. М., 1998. С. 5.

Телефон в Ярославле:

8 (4852) 33-23-66

с 9 до 18

Звоните по любым интересующим Вас вопросам c понедельника по пятницу:

с 09 до 18 часов
Новости
15 ноября 2018 КС рассмотрит жалобу на увеличенный вчетверо срок исковой давности
15 ноября 2018 Доработаны правила доступа операторов связи в жилые дома