Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

Важны как содержание, так и форма
31.03.2020
Важны как содержание, так и форма
x
35

Адвокатский запрос является действенным инструментом для оказания юридической помощи, который следует использовать в целях получения доказательной информации

31 марта в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Проблемы направления адвокатских запросов» выступил советник ФПА РФ, заместитель заведующего кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП Московской области, кандидат юридических наук Сергей Макаров.

Рассказав в начале лекции о проведенном Федеральной палатой адвокатов РФ минувшей зимой анкетировании адвокатов, связанном с нарушениями их статусного права на получение информации с помощью адвокатских запросов, Сергей Макаров подчеркнул, что адвокатский запрос – это не самостоятельный вид юридической помощи, а действенный инструмент для оказания юридической помощи, который может применяться при оказании всех видов юридической помощи, предусмотренных п. 2 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре).

Основную часть выступления эксперт посвятил ошибкам, которых должны избежать адвокаты при подготовке и подаче адвокатского запроса.

Запросы могут использоваться даже при консультировании доверителя. При этом запрос не может выходить за пределы адвокатской деятельности. В частности, выдав запрос доверителю, адвокат уже не может проверить, как будет использован ответ на этот запрос. В идеале адвокат с помощью запроса должен получить информацию, необходимую для подготовки документов правового характера или позволяющую оказать дополнительную помощь доверителю.

Соответственно, абсолютно недопустима «продажа» адвокатского запроса (то есть передача его доверителю за деньги, чтобы тот использовал его по своему усмотрению), ответ на запрос должен вернуться к самому адвокату.

Другая крайность – это направление адвокатского запроса в личных интересах. По мнению лектора, это прямое нарушение ст. 6.1 Закона об адвокатуре. Адвокат может оказывать помощь только иным лицам, но не самому себе.

* * *

Адвокатский запрос должен быть направлен на получение информации, носящей доказательственный характер. Запрос – это официальное обращение по вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи. Эта формулировка в Законе об адвокатуре делает невозможным запрашивание толкования содержания норм законов и подзаконных актов, а также иного комментирования; требование разъяснений действий и индивидуальных правоприменительных актов; требование совершения каких бы то ни было действий; обжалование каких бы то ни было действий, решений (фактически – в квазипроцессуальном порядке).

Анализируя практику адвокатских палат, Сергей Макаров отметил, что недопустимо также истребование адвокатом информации по чужим дисциплинарным производствам. В то же время истребование адвокатом информации о правомерности вступления другого адвоката по ст. 51 УПК РФ в качестве защитника в дело, в котором он уже осуществляет защиту, – допускается.

Адвокат не вправе включать в запрос требования прокомментировать положения норм УПК РФ или разъяснить, может ли адвокат запросить документы в арбитражном суде по иному делу.

«Мы должны строго придерживаться доказательного характера запроса. Мы должны беречь этот инструмент. И если из-за кого-то из наших коллег этот инструмент будет изъят, это будет ударом по всему адвокатскому сообществу», – предупредил Сергей Макаров.

Если сведения общедоступны, хотя бы даже и за плату, и потому могут быть свободно получены самим доверителем или адвокатом как его представителем, они не должны запрашиваться с помощью адвокатского запроса. В противном случае, это будет злоупотреблением правом, которого адвокаты допускать не должны. Возможность направлять запрос – публичная функция, право получать информацию в связи со статусом, которое не стоит использовать в тех случаях, где в этом нет необходимости.

* * *

Далее спикер перешел к проблемам, возникающим при попытках получить с помощью запроса сведений, относящихся к охраняемым законом тайнам и иным сведениям (информации) с ограниченным доступом.

Здесь следует различать сведения, содержащие 1) персональные данные; 2) профессиональные тайны.

Персональные данные – любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Это норма, предусмотренная ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» (в ред. от 31 декабря 2017 г.). Этот институт в полной мере еще не заработал. «Когда это произойдет, возможности адвоката будут сведены даже не к минимуму, а к мизеру», – полагает Сергей Макаров. Вся информация о любом физическом лице защищается, поэтому в таком случае ее можно будет запрашивать только о юридических лицах. Лектор допустил возможность просить государство изменить этот закон, поскольку уже сейчас он в ряде случаев действует против самого гражданина, чьи персональные данные защищаются.

Так, например, компетентные органы отказались адвокату сообщить место жительства гражданки России, что не позволило мужу-иностранцу направить жене иск о разводе, пока она, будучи заинтересованной в разводе, сама не сообщила свой адрес.

Профессиональные тайны и иные охраняемые законом сведения очень обширны, их свыше 70. Это как абсолютные тайны, например, нотариальная тайна, так и относительные тайны. Поэтому надо четко понимать их предмет и объем. Скажем, банковская тайна предполагает, что Банк России, кредитная организация или организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Таким образом, сокрыта не вся информация, сохраняется, например, возможность получения адвокатом информации о доступе к сейфовым ячейкам.

Врачебная тайна, предусмотренная п. 1 ст. 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», засекречивает сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. При этом остается возможность получения информации о прикреплении гражданина к медицинскому учреждению.

Более того, в п. 4 ст. 13 названного закона предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Переходя к своим рекомендациям, лектор заключил, что «если необходимые адвокату сведения однозначно относятся к какой-либо охраняемой тайне – их вообще не стоит запрашивать. Обжаловать отказ нет смысла.

Если же необходимые адвокату сведения пограничны (то есть относятся к сфере, в которой действует какая-либо охраняемая законом тайна), но все же напрямую не относятся к сведениям, доступ к которым ограничен, целесообразно в адвокатском запросе сразу привести обоснование того, что адресат обязан предоставить их адвокату.

* * *

Говоря затем о форме адвокатского запроса, Сергей Макаров призвал дословно и досконально соблюдать требования, содержащиеся в Приказе Министерства юстиции РФ от 14 декабря 2016 г. № 288, с учетом Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. В противном случае, существует опасность, что на адвоката будет подана жалоба со стороны Минюста.

Второй экземпляр или хотя бы копия адвокатского запроса должна остаться у адвоката, чтобы при необходимости доказать, что он ничего не нарушил при подаче этого документа; сохранять также следует копию с отметкой о получении или почтовую квитанцию. Если же запрос передается на руки доверителю, то желательно составить акт передачи и сделать отметку о принятии данного документа доверителем.

«У нас должно быть максимальное документальное подтверждение того, что мы составили запрос, что мы его выдали, и где потом можно проследить судьбу этого запроса», – подчеркнул лектор.

* * *

Коснувшись в конце лекции проблемы обжалования отказа предоставить сведения, запрошенные адвокатом, Сергей Макаров предложил во всех случаях обжаловать необоснованные отказы в уполномоченные органы. Он заметил, что лишь немногие коллеги подавали такие жалобы, понимая, что это потеря времени, что доверитель можно не поддержать такую работу адвоката. Но «если эти сведения нам нужны, отказ весьма желательно обжаловать, – считает эксперт. – Иногда сам по себе факт обжалования влечет ответ: получив жалобу и понимая, что она обоснована, адресат быстро готовит новый ответ и даже сам привозит его адвокату».

Жалобу следует подавать и в том случае, если нарушаются сроки подготовки ответа на запрос. Здесь органы прокуратуры, как правило, встают на сторону адвоката.

Если адвокат уверен, что, подавая запрос, все оформил правильно и нет законных оснований для отказа, он должен продолжать борьбу за свои права, резюмировал Сергей Макаров. Адвокатский запрос, по его словам, следует готовить предельно внимательно, соблюдать этику, рассматривать его как начальный этап защиты интересов доверителя, при необходимости можно направлять запрос повторно, просить какие-то разъяснения, уточнения, чтобы получить максимально информативный ответ.

Обращаем внимание, что сегодня, 31 марта, вебинар будет доступен до 00.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в субботу, 4 апреля.

 

На фото: адвокат АП Московской области, кандидат юридических наук Сергей Макаров.

 

Константин Катанян

 

Источник:  https://fparf.ru/news/fpa/vazhny-kak-soderzhanie-tak-i-forma/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66