Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Компенсировать моральный вред из-за утраты питомца — можно ли
07.09.2022
Компенсировать моральный вред из-за утраты питомца — можно ли
x
157

Большинство владельцев домашних животных считают их полноправными членами семей. Когда с ними что-то случается, хозяева могут переживать за них, как за своих близких. Из-за сложностей в оценке статуса животных суды могут отказать компенсировать моральный вред из-за утраты питомца. Так было в одном из дел, где собаку истца сбила машина. Суды встали на сторону водителя. Хозяйку это не устроило, и она довела спор до ВС, который прояснил, можно ли взыскивать компенсацию морального вреда из-за утраты животного.

По данным исследования ВЦИОМ от 2019 года, у 68% россиян есть домашние животные. То есть большинство граждан имеют питомцев. Люди заводят их с разными целями. В 2021 году компания Mars Petcare выяснила, что 44% хозяев кошек и 34% владельцев собак считают их членами семьи. Из этих данных можно сделать вывод, что многие люди испытывают чувства и эмоциональную привязанность к домашним животным. При этом согласно ст. 137 ГК к животным применяют общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное. Еще законодатель отмечает, что с животными нельзя жестоко обращаться, это противоречит принципам гуманности. Тем не менее из нормы следует, что животных по российскому праву считают объектом, имуществом. Но если с питомцем что-то случается, человек не просто переживает имущественную потерю — он может испытывать нравственные страдания.

Что говорит практика 

В случае утраты любимца из-за другого лица хозяин хочет, чтобы виновный ответил и за моральный вред, который причинила владельцу смерть его животного. Виктория Большагина, адвокат КА Юков и Партнеры , отмечает, что в судебной практике к этому вопросу сформировали два подхода:

-  Животных в силу закона признают имуществом гражданина. Следовательно, утрата домашнего животного — причинение истцу имущественного вреда, который в таком случае не предусматривает возможность взыскать с ответчика компенсацию морального вреда (Апелляционное определение Суда Чукотского автономного округа от 23 мая 2019 года по делу № 33-63/2019).

-  Животные в силу положений ч. 2 ст. 137 ГК обладают особым правовым статусом, что выделяет их из общего понятия «имущество». Недопустимо жестокое обращение с питомцами, которое противоречит принципам гуманности (апелляционное определение Новосибирского областного суда от 9 января 2018 по делу № 33-12630/2017, определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26 апреля 2022 по делу № 88-10026/2022). Соответственно, можно взыскивать с ответчика компенсацию морального вреда.

Говоря о практике по подобным делам, Сергей Бибиков, старший юрист Бюро адвокатов «Де-юре» , отмечает, что сегодня она единообразна и в основном отрицательная. Выводы судов основаны на том, что на объекты материального мира, в том числе на животных, в силу закона распространяются вещные права. Как следствие, владелец может подать исключительно иск имущественного характера.

Эксперт отмечает, что единственная категория дел, где есть доля положительных решений, — это споры о защите прав потребителей. Там питомец — это некачественный товар для его владельца. В этих делах, обращает внимание Бибиков, размер имущественного вреда основан на покупной стоимости домашнего животного и расходах на его лечение и содержание. Моральный вред в таких случаях связан с тем, что потребитель не может пользоваться товаром с учетом ожиданий, которые у него были при покупке животного.

Таким образом, суды по-разному подходят к вопросу, компенсировать ли хозяевам моральный вред из-за утраты питомца. В июне ВС рассмотрел спор, который вносит ясность в проблему взыскания денег за гибель домашнего животного.

Компенсировать моральный вред, если питомец погиб

У Юноны Антроповой* была собака породы чихуа-хуа по кличке Жуля. В ноябре 2019-го свекровь Антроповой гуляла с питомцем, и его на «Волге» сбил Алексей Скорин*. Когда женщина дошла до середины пешеходного перехода, он не уступил дорогу и в результате наехал на собаку. Из-за полученных травм питомец умер.

Антропова подала в суд на Скорина. Она просила взыскать с него 10 000 руб. компенсации морального вреда. Потеря собаки причинила ей нравственные страдания и переживания. Истец указала, что для нее это невосполнимая утрата. Хотя по смыслу ГК собака всего лишь вещь, но для нее она, по сути, была полноправным членом семьи. Смерть питомца сказалась на ее эмоциональном и физическом состоянии. Из-за потери собаки Антропова испытала огромный стресс. Ответчик возразил. В суде его представитель указал, что собака — это животное, а в соответствии с ГК к ним применяют общие правила об имуществе. При этом закон не предусматривает компенсацию морального вреда, если имущество утратили или уничтожили.

В итоге Октябрьский районный суд Саранска Республики Мордовия частично удовлетворил требования и обязал Скорина выплатить женщине 5000 руб. за причиненные нравственные страдания. Суд пришел к выводу, что Антропова, хотя и не видела сам наезд на собаку, стала свидетелем гибели близкого ей домашнего животного. Это в силу эмоциональной привязанности и отношений между людьми и их питомцами нельзя в полной мере сравнить с имущественными правоотношениями и потерей или утратой неодушевленного предмета или вещи. Суд отметил, что эти обстоятельства не нужно доказывать, поскольку они общепризнанные. Придя на место происшествия, истец наблюдала страдания собаки. Она пыталась реанимировать питомца, переживала за жизнь любимицы, когда ее везли в ветклинику, и испытала волнение и беспокойство. Это, по мнению суда, и есть нравственные страдания. Из-за всего этого истец испытала сильный стресс, а еще физические и нравственные страдания.

Верховный суд Республики Мордовия тоже согласился с этим. Но Первый кассационный суд общей юрисдикции отменил апелляционное определение и снова направил дело в суд республики. При втором рассмотрении апелляция отказала Антроповой. Суд указал, что животные — это имущество, а гибель собаки — имущественный вред. Требование о компенсации морального вреда основано на причинении материального ущерба, поэтому хозяйке собаки отказали в иске. Кассация с таким выводом согласилась. Антропова обжаловала эти выводы в Верховном суде.

Коллегия ВС по гражданским делам отметила (дело № 15-КГ22-1-К1), что посягательство на имущественные права может одновременно нарушить и неимущественные интересы гражданина, и принадлежащие ему нематериальные блага. ГК приравнивает животных к имуществу. Но тем не менее ст. 137 ГК запрещает жестокое обращение с ними.  Законодатель применяет по отношению к животным такие категории, как жестокость, нравственность, гуманизм. Это говорит о том, что при определенных обстоятельствах гибель животных может причинять их владельцу не только имущественный вред, но и нравственные страдания, в частности в силу эмоциональной привязанности, психологической зависимости, потребности в общении. Все это не исключает обязанность причинителя вреда компенсировать не только имущественный ущерб, но и моральный вред.

Еще ВС обратил внимание на то, что за жестокое обращение с животными может наступить и уголовная ответственность по ст. 245 УК («Жестокое обращение с животными»). Это глава 25 закона, «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». Из этого следует, что запрет на жестокое обращение с животными, который есть и в уголовном, и в гражданском законах, направлен не на охрану имущества как такового, а на охрану отношений нравственности.

Какой статус у животных с точки зрения права?

Андрей Макаров, адвокат Бюро адвокатов «Де-юре» , отмечает, что позиция ВС в полной мере соответствует ст. 4 ФЗ «Об ответственном обращении с животными». Согласно норме, обращение с животными основано на таких принципах, как:

-  отношение к животным как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания;

-  ответственность человека за судьбу животного;

-  воспитание у населения нравственного и гуманного отношения к животным.

Выводы ВС важны в процессе формирования статуса животных, отмечает Алексей Чернышенко, юрист АБ S&K Вертикаль Эксперт обращает внимание, что ВС отметил: ст. 137 ГК нельзя толковать так, что к животным применяют только правила об имуществе. Особенно если речь идет о питомцах, к которым у граждан появилась психологическая и эмоциональная привязанность.

У всех есть своя точка зрения по поводу статуса животных. Мы опросили наших читателей в телеграм-канале, как, по их мнению, следует относиться к животным с точки зрения права. Большинство высказалось за то, что животные — это имущество с особым статусом.

Позиция ВС примечательна тем, что суд ушел от формального подхода в квалификации правового режима домашних животных как обычных вещей, отмечает Бибиков.


Суд отнес животных к объектам особого рода. В цивилистической доктрине их называют «квазиобъекты», или объекты sui generis — объекты особого рода.

Сергей Бибиков


По мнению эксперта, трудно представить наделение питомцев правами, как у человека. Это предполагает то, что их обременят обязанностями. Если наделять питомцев статусом субъекта права, это порождает проблемы на практике:

-  признание животных наследниками;

-  привлечение института опеки, который финансирует государство, с целью содержать животное;

-  порождение алиментных обязательств;

-  учреждение фондов, офшорных компаний в пользу животных.

Бибиков обращает внимание, что такие проблемы уже есть в западных странах из-за уравнивания прав животных и людей. Например, в Нидерландах, Испании, Швейцарии.

Трудности со статусом животных пытались урегулировать на международном уровне. В 2007 году Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ принят модельный закон «Об обращении с животными», отмечает Макаров. В законе выделили шесть категорий животных:

-  домашние;

-  животные-компаньоны;

-  используемые в культурно-зрелищных мероприятиях;

-  служебные;

-  лабораторные;

-  дикие.

Эксперт обращает внимание, что в отдельную категорию выделили животных-компаньонов, к которым человек испытывает привязанность и которых содержит в домашних условиях без цели извлечения прибыли для удовлетворения потребности в общении, в эстетических и воспитательных целях. Макаров отмечает, что в конце 2010 года в Госдуму вносили законопроект «Об ответственном обращении с животными», который тоже предусматривал норму о животных-компаньонах. В принятом в 2018 году ФЗ такого положения уже нет. По мнению эксперта, наличие закрепленной в законе такой градации животных могло облегчить принятие решений судами.

Юристы надеются, что судебная практика по спорам о компенсации морального вреда из-за смерти домашних животных после определения ВС придет к единообразию. 


С позиции юриста, это определение ВС — инструмент, который можно использовать в актуальных и будущих судебных разбирательствах в части взыскания компенсации морального вреда из-за потери, гибели животного, с которым у человека сложилась эмоциональная связь.

Алексей Чернышенко



* Имя и фамилии изменены редакцией.


Елена Нозикова

Источник:  https://pravo.ru/story/242255/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66