Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

КС разъяснил порядок привлечения к уголовной ответственности за халатность
27.05.2021
КС разъяснил порядок привлечения к уголовной ответственности за халатность
x
49

Суд указал, что деяние, повлекшее утрату либо снижение стоимости имущества в размере, не превышающем сумму крупного ущерба, не может быть квалифицировано как халатность, если не доказано, что это имущество обладает и неэкономической ценностью.

По мнению одного из адвокатов, в рассматриваемом случае речь шла об ошибке правоприменения, которая была исправлена КС. Другой отметил, что выводы Суда могут быть использованы при работе по всем должностным преступлениям, состав которых предполагает причинение существенного вреда как оценочной категории. Третий полагает, что постановление в корне меняет правовой подход к оценке вреда, причиненного должностными преступлениями и правонарушениями, и такая оценка получит свое дальнейшее развитие, причем не только в делах с уголовной составляющей.

Конституционный Суд вынес Постановление № 21-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 293 «Халатность» УК РФ. С жалобой в КС обратился Роман Величенко, брат которого, Евгений Величенко, был привлечен к уголовной ответственности по данной статье.

По версии следствия, из-за допущенной халатности Евгений Величенко, будучи государственным регистратором территориального органа Росреестра, не провел должным образом правовую экспертизу документов, зарегистрировав переход земельного участка по договору купли-продажи полному тезке настоящего собственника, что существенно нарушило права и законные интересы последнего.

В апреле 2019 г. уголовное дело было прекращено в связи со смертью Евгения Величенко. При этом судья установил причастность обвиняемого к преступлению и не нашел поводов для реабилитации в связи с существенным нарушением прав собственности потерпевшего на земельный участок. Апелляция поддержала это решение, а кассация и Верховный Суд отказались рассматривать жалобу адвоката в защиту покойного. Роман Величенко участвовал в производстве по уголовному делу и возражал на досудебной и судебной стадиях против прекращения дела за истечением срока давности уголовного преследования или в связи со смертью обвиняемого, однако его доводы не были приняты во внимание.

В жалобе в Конституционный Суд Роман Величенко указал, что ч. 1 ст. 293 УК РФ противоречит Основному Закону, поскольку в системе действующего правового регулирования позволяет привлечь должностное лицо к уголовной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, когда причиненный материальный ущерб не достигает 1,5 млн руб. (критерий крупного ущерба, установленный примечанием к оспариваемой статье. – Прим. ред.).

Конституционный Суд пояснил, что криминообразующими признаками такого преступления выступают и крупный размер причиненного ущерба, и существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, причем использование союза «или» в законодательном описании халатности предполагает, что установление одного из альтернативных видов последствий образует достаточное условие для привлечения к ответственности за халатность, если установлены все остальные признаки состава этого преступления. Это обязывает в каждом случае подтверждать факт наступления таких последствий в их причинно-следственной связи с действиями (бездействием) виновного.

«Отсутствие среди последствий деяния имущественного ущерба, превышающего один миллион пятьсот тысяч рублей, само по себе не исключает ни уголовную наказуемость такого деяния, как халатность, ни выяснение обстоятельств, из которых бы следовало существенное нарушение в том числе прав и законных интересов граждан ввиду пренебрежения должностным лицом своими обязанностями. В то же время причинение крупного ущерба и, следовательно, его установление по уголовному делу в денежном исчислении принципиально не мешают выводу о существенном нарушении охраняемых законом прав и интересов, которое также влечет уголовную ответственность с тем же составом преступления», – отмечено в постановлении КС.

В правоприменительной практике, заметил Суд, не исключена и такая интерпретация условий уголовной ответственности за халатность, когда суды полагают, что альтернативные последствия, предусмотренные уголовным законом среди условий ответственности за халатность, разграничены на причинение имущественного ущерба в крупном размере и неимущественного вреда в виде существенного нарушения прав и законных интересов потерпевших. При этом ограничение потерпевшего в праве владения, пользования и распоряжения имуществом ввиду халатности может быть истолковано как причинение именно материального ущерба, что исключает вменение неимущественных вредных последствий. При таком истолковании уголовные дела прекращаются судами за отсутствием состава преступления, поскольку материальный ущерб, с одной стороны, не превышает 1,5 млн руб., а с другой, само определение ущерба и его оценка в материальном исчислении исчерпывают правовую квалификацию содеянного. Это принципиально исключает наступление альтернативно предусмотренных вредных последствий в их нематериальном значении, подчеркнул Суд.

В другой же трактовке, пояснил КС, как в рассматриваемом деле, причинение по халатности материального ущерба, не достигающего крупного размера, установленного уголовным законом, не препятствует ни оценке вреда за рамками его экономического (стоимостного) значения, ни признанию судом такого вреда существенным, даже если его описание в приговоре сводится к лишению правомочий собственника, то есть к прекращению лишь этого экономического права.

«В любом случае признак крупного ущерба, который надлежит исчислять в денежной сумме, образует достаточное условие для привлечения к уголовной ответственности за халатность, если налицо все другие признаки состава этого преступления. С другой стороны, при таком определении халатности причинение крупного ущерба образует обязательное условие квалификации этого деяния, поскольку ущерб на меньшую сумму не позволяет говорить об уголовно наказуемой халатности, когда предметом наступивших ее последствий являются именно и только материальные ценности», – подчеркивается в постановлении.

Конституционный Суд добавил, что причинение материального ущерба не в крупном размере не исключает выяснения того, что содеянным существенно нарушены иные (помимо экономически значимых) права и интересы, охраняемые законом. Привлечение к уголовной ответственности в этом случае не обусловлено денежной оценкой причиненного вреда. Понятие «существенное нарушение прав и законных интересов», как и всякое оценочное понятие, зависит от фактических обстоятельств конкретного дела и надлежащего толкования законодательных терминов в правоприменительной практике. Соответственно, отсутствие доказанного ущерба на сумму, превышающую 1,5 млн руб., само по себе не препятствует выяснению, нарушены ли иные (кроме права собственности и других имущественных прав) права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства. При этом не исключено, что ответственное лицо одним деянием, подпадающим под признаки халатности, причиняет ущерб разным правам и законным интересам, из которых одни имеют экономически значимое содержание в стоимостном исчислении, а другие не могут быть представлены в ценовом измерении.

Таким образом, Суд счел, что оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ, поскольку она исключает квалификацию деяния, повлекшего утрату либо снижение стоимости имущества или имущественного права в размере, не превышающем установленную действующим правовым регулированием сумму крупного ущерба, в качестве халатности, если не доказано, что соответствующее имущество или имущественное право, помимо денежной стоимости, обладает неэкономической ценностью. В связи с этим Суд распорядился пересмотреть судебные решения, вынесенные по делу с участием заявителя.

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский положительно охарактеризовал выводы Конституционного Суда. «В советские и постсоветские годы законодатель в поисках совершенства неоднократно менял квалифицирующие признаки халатности. В диспозиции ст. 293 УК включались и исключались материальный ущерб и такие оценочные категории, как существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Действующая в настоящее время редакция закона устанавливает ответственность за ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей, повлекшее как причинение материального ущерба, так и существенное нарушение нематериальных интересов государства и граждан», – пояснил он.

В результате неоднократного изменения диспозиции нормы закона в части последствий, образующих состав преступления, по словам эксперта, правоприменители несколько запутались и продолжают путаться до настоящего времени. «С одной стороны, нематериальные категории для правоприменителей туманны, с другой, последние предпочитают идти по пути наименьшего сопротивления и усматривать состав преступления только в тех случаях, когда последствия выражены в товарно-денежном отношении. В связи с этим КС РФ дал достаточно четкие ориентиры в рассматриваемом судебном акте. При этом он перечислил примерные ориентиры, по которым причиненный вред при наличии материального ущерба, формально не подпадающего под категорию крупного, может быть отнесен к категории существенного независимо от стоимости собственно поврежденного или утраченного имущества», – отметил Сергей Колосовский.

Он добавил, что выводы Суда содержат общие критерии, по которым вред охраняемым законом интересам общества, государства и граждан может быть признан существенным, поэтому они имеют значение не только для практики по ст. 293 УК. «Сформулированные положения могут быть использованы при работе по всем должностным преступлениям, состав которых предполагает причинение существенного вреда как оценочной категории», – заключил адвокат. 

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов высоко оценил выводы КС, который исправил ошибку правоприменения. «Ошибка связана не с несовершенством нормы ст. 293 УК РФ, а с неверным толкованием этой нормы со стороны правоприменителей. Действительно, нельзя говорить о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ, если речь идет о об общественно опасных последствиях в виде материального вреда на сумму менее 1,5 миллионов рублей и отсутствии иных последствий в виде существенного нарушения прав или охраняемых законом интересов общества и государства. Думаю, в рассматриваемой ситуации это ошибка конкретных правоприменителей, а не системная проблема толкования закона. В любом случае полагаю, что с учетом данного разъяснения КС РФ таких ошибок будет меньше», – предположил Андрей Гривцов.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский полагает, что выводы Суда соответствуют защищаемым Конституцией ценностям. «К ним, так или иначе, относятся и доверие к власти, и сохранение неимущественных прав “маленького” человека. Это очень важно для понимания функций права как защитника лиц, которым данное преступление нанесло существенный вред, который имеет для них цену, но эту цену не всегда можно измерить в материальном выражении, так как халатность – это преступление, которое в основном совершают люди, выполняющие государственные функции и обязанности», – отметил он.

По словам эксперта, постановление в корне меняет правовой подход к оценке вреда, причиненного должностными преступлениями и правонарушениями, и такая позиция будет далее развита и конкретизирована как в праве, так и в других решениях судов.

Зинаида Павлова

 

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-poryadok-privlecheniya-k-ugolovnoy-otvetstvennosti-za-khalatnost/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66