Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

Правила сохранения адвокатской тайны на денежные расчеты между адвокатом и доверителем
20.07.2021
Правила сохранения адвокатской тайны на денежные расчеты между адвокатом и доверителем
x
16

Как разъяснила КЭС ФПА, проведение следственных действий в отношении адвоката, включая запрос в адвокатское образование, членом которого он является, сведений о его банковском счете (банке), допустимо только по решению суда.

Адвокаты позитивно оценили разъяснение КЭС, отметив, что оно конкретизировало положения действующего законодательства об адвокатской тайне и поможет противостоять неправомерным попыткам правоохранителей получить информацию о банковском счете адвоката или иные сведения о его деятельности.

Федеральная палата адвокатов опубликовала разъяснение Комиссии по этике и стандартам о предоставлении сведений в отношении банковского счета адвоката, которое было утверждено Советом ФПА 8 июля. Согласно документу, коллегия адвокатов по запросу правоохранительного органа сможет предоставить без согласия адвоката, в отношении которого поступил такой запрос, сведения о банковском счете (банке), на который последнему поступают денежные средства от осуществления им адвокатской деятельности (вознаграждение).

В разъяснении отмечено, что для выемки предметов и документов, содержащих информацию о счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, потребуется судебное решение (ч. 3 ст. 183 УПК РФ). Со ссылкой на п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 1 июня 2017 г. № 19 указано, что по запросу следователя в отсутствие судебного решения единственным источником информации о счетах физлица может быть сама кредитная организация, а не работодатель такого лица или иные лица, обладающие соответствующей информацией. Согласно же выводам Определения КС РФ от 30 января 2020 г. № 210-О право органов предварительного следствия получать в установленных законом случаях от кредитной организации соответствующие сведения, составляющие банковскую тайну, не может расцениваться как нарушающее право на охрану таких сведений и право на судебную защиту. Соответственно, адвокатское образование (в том числе и коллегия адвокатов) не вправе предоставлять сведения о счете (банке) адвоката по запросу органов предварительного следствия без решения суда.

Данные о денежных расчетах между адвокатом, осуществляющим свою деятельность в коллегии адвокатов, и доверителем, включая сведения о банковских счетах (банках) таких лиц, составляют адвокатскую тайну. Согласно Постановлению КС РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П обязанность хранить адвокатскую тайну в равной степени лежит и на адвокатских образованиях, включая коллегии адвокатов. В свою очередь, проведение ОРМ и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения (п. 5.2 ч. 2 ст. 29 УПК РФ и п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре). «Таким образом, проведение каких-либо оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката, в том числе запрос в адвокатском образовании, членом которого является адвокат, сведений о банковском счете (банке) адвоката, допустимо только на основании судебного решения», – отмечено в разъяснении.

В комментарии «АГ» адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский отметил, что это совершенно очевидное и ожидаемое разъяснение, основанное на положениях законодательства об адвокатуре. «Вместе с тем эти положения очевидны для адвокатов, но отнюдь не очевидны для правоохранительных органов, которые с завидным упорством пытаются получать от органов управления адвокатских палат сведения о профессиональной деятельности адвокатов, а также иным образом воздействовать на последних. Поэтому разъяснение КЭС является хорошим аргументом в регулярно возникающих диалогах палат и правоохранителей», – подчеркнул он.

Адвокат добавил, что КЭС отдельно подчеркнула положения п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, в соответствии с которыми проведение ОРМ и следственных действий в отношении адвоката допустимо только по решению суда. «Обозначенная Комиссией позиция о том, что любое собирание сведений в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения, применима не только к рассмотренной, но и к любой другой ситуации, связанной с запросами правоохранительных органов в отношении профессиональной деятельности конкретных адвокатов», – заключил Сергей Колосовский.

По мнению адвоката МКА «Центрюрсервис» Ильи Прокофьева, разъяснения КЭС важны и актуальны, поскольку в последнее время участились случаи, когда органы предварительного следствия и дознания пытаются запросить в адвокатском образовании информацию о банковском счете адвоката: «Также приходилось сталкиваться со случаями, когда судебные приставы пытались запросить информацию о счете, размере денежных средств и доходах адвокатов».

Эксперт отметил, что такие действия являются необоснованными, в первую очередь поскольку адвокатское образование не является работодателем адвоката. «В своем разъяснении КЭС верно подчеркнула, что сведения о банковском счете и размере денежных средств, поступивших на расчетный счет адвоката в адвокатском образовании, составляют адвокатскую тайну, а следовательно, не могут быть предоставлены без судебного решения», – подчеркнул Илья Прокофьев.

Адвокат АП г. Москвы Святослав Пац считает, что разъяснение КЭС оставляет ощущение легкой недосказанности. «С одной стороны, Комиссия указывает, что сведения о денежных расчетах между адвокатом и доверителем, включая информацию об их банковских счетах, составляют адвокатскую тайну, и обязанность по хранению этой тайны распространяется на адвокатское образование, в котором осуществляет деятельность адвокат. С другой стороны, она предоставляет адвокатским образованиям право разгласить эти сведения, если поступит соответствующее решение суда. Однако по общему правилу адвокатская тайна может быть разглашена только при согласии доверителя», – полагает он.

По словам эксперта, безусловно, есть исключения из общего правила, есть и позиция Конституционного Суда о том, что даже при наличии согласия доверителя адвокат сам решает, разгласить ли защищенные адвокатской тайной сведения. «В описываемом случае мы не имеем ни согласия доверителя (доверителей может быть несколько, и раскрытая информация затронет интересы каждого из них), ни согласия самого адвоката. Если бы в разъяснении Комиссия сформулировала свою позицию исключительно по вопросу предоставления сведений о банковском счете адвоката, полагаю, никаких вопросов и ощущения недосказанности не было бы – информацию о банковских счетах можно получить и иными способами. Но упоминание в нем и сведений о счетах доверителей, и информации о расчетах между адвокатом и доверителем как равнозначных сведений о банковском счете адвоката можно истолковать как распространение данного разъяснения и на эти сведения», – полагает Святослав Пац.

По мнению председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Челябинской области Рауля Хашимова, разъяснения КЭС, вызванные, по всей видимости, неоднократными попытками представителей правоохранительных органов путем направления своих запросов в коллегии адвокатов получить сведения о банковских счетах адвокатов, послужат прекрасным мотивировочным основанием для соответствующих «отрицательных» ответов.

«При этом не хотелось бы думать, что КЭС придется в будущем давать аналогичные разъяснения в отношении информации иного характера, которую будут пытаться получить у адвокатских образований следователи и сотрудники оперативно-разыскных подразделений», – добавил он. Рауль Хашимов заметил, что в практике Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Челябинской области встречались запросы следователей в коллегии адвокатов с просьбой оказать содействие в получении информации, например о том, «сообщал ли адвокат N в коллегию адвокатов о возникшей конфликтной ситуации с сотрудниками полиции в июле 2017 года», или «имеется ли у адвоката N помощник адвоката, и если да, то трудоустроен ли он», или «какие номера телефонов и адреса электронной почты используются адвокатом N для связи с адвокатским образованием».

«Желание обойти требование закона о получении судебного решения в отношении информации, потенциально составляющей адвокатскую тайну, должно натыкаться на правомерный отказ в предоставлении таких сведений со стороны адвокатского сообщества», – подчеркнул адвокат.

Член Совета АП Санкт-Петербурга, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Сергей Краузе считает, что разъяснение КЭС лишь конкретизировало положения действующего законодательства об адвокатской тайне. «Особенностью профессиональной деятельности адвокатов, состоящих в коллегиях, является то, что денежные средства, перечисляемые доверителями и по соглашениям об оказании юридической помощи, зачисляются на счета коллегий (филиалов), то есть юридических лиц. Доступ к этим счетам даже сами адвокаты, как правило, не имеют», – пояснил он.

Поскольку правоохранительные органы создали практику направления запросов в адвокатские образования по движению средств по счетам, у руководителей таких образований, по мнению Сергея Краузе, должен быть единый механизм реагирования на такие запросы. «Положения законодательства об адвокатуре, как и нормы УПК, устанавливают специальный порядок доступа к адвокатской тайне. КЭС справедливо указала, что в соответствии с УПК и Законом об адвокатуре проведение оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Таким образом, при поступлении запроса в адвокатское образование при отсутствии соответствующего судебного решения руководителю следует дать ответ о невозможности предоставления сведений о расчетах между адвокатом и доверителем», – заключил он.

По мнению адвоката АП Новосибирской области, члена Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП НСО Виктора Прохорова, ФПА продолжает последовательно проводить политику защиты профессиональных прав адвокатов и адвокатской тайны. «Разъяснение, полагаю, безусловно будет способствовать сохранению адвокатской тайны (особенно в части денежных расчетов между адвокатом и доверителем) и поможет руководителям адвокатских образований аргументированно отказывать в предоставлении информации, составляющей адвокатскую тайну, что в конечном счете будет работать на повышение доверия к адвокатуре», – отметил он.

«Нам еще не приходилось сталкиваться с подобной недобросовестной практикой, когда запрос в банки и кредитные организации подменяется запросом информации в адвокатском образовании. Тем не менее считаю, что дополнительное разъяснение положений федерального законодательства о возможности проведения ОРМ и следственных действий в отношении адвоката только на основании судебного решения будет безусловно полезным для правоприменения», – добавил Виктор Прохоров. Адвокат подчеркнул, что разъяснение КЭС демонстрирует солидарность адвокатского сообщества, обобщает и распространяет позитивную практику защиты профессиональных прав адвокатов, что само по себе ценно для адвокатуры.

Зинаида Павлова, Татьяна Кузнецова

 

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/pravila-sokhraneniya-advokatskoy-tayny-rasprostranyayutsya-na-denezhnye-raschety-mezhdu-advokatom-i-doveritelem/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66