Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

Расторжение ДДУ не отменяет залог вытекающих из него прав требования
29.07.2022
Расторжение ДДУ не отменяет залог вытекающих из него прав требования
x
169

При этом Суд указал, что не имеет значения, к какому способу получения исполнения требования залоговый кредитор прибегнет – обращению взыскания на причитающиеся должнику как участнику долевого строительства денежные средства либо на построенную по ДДУ квартиру.

Один из экспертов отметил, что ВС пресек потенциальную возможность для злоупотребления со стороны должников, приобретающих квартиры по ДДУ за счет кредитных средств, попутно продолжив линию по защите прав залоговых кредиторов в делах о банкротстве. Другая полагает, что в этом споре безусловное значение будет иметь итоговый судебный акт по гражданскому делу о расторжении ДДУ, которое ранее было направлено ВС на новое апелляционное рассмотрение. Третья указала на неоднородность судебной практики по этому вопросу.

23 июня Верховный Суд вынес Определение № 310-ЭС21-29244 по делу № А14-13801/2016, в котором он разобрался, может ли быть включено в реестр требований кредиторов требование банка, обеспеченное залогом прав из договора долевого участия в строительстве, который был расторгнут.

В октябре 2014 г. Сбербанк предоставил Сергею Авакяну в кредит 123,5 млн руб. на инвестирование строительства квартиры по договору участия в долевом строительстве многоквартирного дома, заключенного с АО «СК ДОНСТРОЙ». В качестве обеспечения по кредиту он предоставил банку залог прав требования участника долевого строительства и залог строящейся квартиры.

В апреле 2019 г. Никулинский районный суд г. Москвы расторг ДДУ, взыскав в пользу Сергея Авакяна с застройщика свыше 262 млн руб. долга и процентов за пользование чужими денежными средствами. Решение суда устояло в апелляционной инстанции, но впоследствии оно было отменено Верховным Судом, а дело было возвращено на новое апелляционное рассмотрение (дело № 2-1403/2019).

Поскольку в отношении Сергея Авакяна была возбуждена процедура банкротства, Сбербанк обратился в суд с заявлением о включении в реестр требования кредиторов, основанного на кредитном договоре как обеспеченного залогом, на общую сумму свыше 118 млн руб. Суд отказал в удовлетворении требования банка, а апелляция и кассация поддержали его определение. Они признали прекращение заложенных прав требования должника как участника долевого строительства в связи с прекращением ДДУ, из которого эти права вытекают.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Сбербанк сослался, в частности, на незаконное ограничение объема находящихся в залоге прав и неосновательное обогащение должника и кредиторов. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что в определенных случаях участник долевого строительства вправе отказаться от договора или по его требованию договор может быть расторгнут судом, из-за чего застройщик обязан возвратить участнику денежные средства, уплаченные им в счет цены договора, а также уплатить проценты на эту сумму за пользование такими денежными средствами (ст. 9 Закона об участии в долевом строительстве).

В рассматриваемом случае, как пояснил ВС, права должника требовать от застройщика после расторжения ДДУ возврата вложенных в строительство квартиры денежных средств и уплаты процентов вытекают из закона и были подтверждены судебными актами. Эти права находятся в залоге у банка, поэтому их реализация является предметом спорного требования банка. Преимущественное перед другими кредиторами должника право банка на получение удовлетворения за счет денежных средств, причитающихся должнику от застройщика в связи с прекращением ДДУ, следует из п. 2 ст. 334 ГК РФ.

Таким образом, вывод судов о прекращении залога прав требования должника как участника долевого строительства противоречит закону, и банку неосновательно отказано в признании обеспеченным таким залогом включенного в реестр требования, заключил Суд. Он отметил, что на день рассмотрения кассационной жалобы судьба ДДУ оказалась не решенной, учитывая направление дела № 2-1403/2019 на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в связи с отменой судебных актов Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ (Определение от 12 апреля 2022 г. № 5-КГ21-186-К2): «От итога рассмотрения этого гражданского дела зависят права должника в отношении уже построенной квартиры, а следовательно, и права банка на реализацию залога квартиры».

Как пояснил ВС, к какому способу получения исполнения включенного в реестр требования банк вынужден будет прибегнуть – обращению взыскания на причитающиеся должнику как участнику долевого строительства денежные средства либо квартиру – не имеет значения для признания того, что требование банка имеет статус обеспеченного правами из ДДУ и подлежит удовлетворению в качестве такового. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и признал требование банка обеспеченным правами из договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома.

Партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Александр Стешенцев полагает, что ВС устранил несправедливость, допущенную судами нижестоящих инстанций при рассмотрении и установлении залогового требования банка, предотвратив тем самым формирование неправильной и очень опасной для существующего правопорядка судебной практики. «Отказывая в установлении требований банка как залогового кредитора должника, суды формально подошли к разрешению спора, указав на прекращение залогового обязательства в связи с расторжением договора участия в долевом строительстве. Вместе с тем позиция, занятая ВС, выглядит более чем обоснованно и вытекает из содержания положений ст. 9 Закона об участии в долевом строительстве, которая возлагает на застройщика обязанность в случае расторжения договора участия в долевом строительстве возвратить участнику строительства денежные средства, уплаченные им по договору, и проценты за пользование указанными денежными средствами», – заметил он.

Иными словами, по словам эксперта, в указанной ситуации залог в отношении прав требования участника долевого строительства по ДДУ и залог строящейся квартиры, обеспечивающий требования банка по кредитному договору, фактически сохранились и в отношении права должника требовать от застройщика возврата денежных средств по расторгнутому ДДУ. «ВС пресек потенциальную возможность для злоупотребления со стороны должников, приобретающих квартиры по ДДУ за счет кредитных средств, попутно продолжив линию по защите прав залоговых кредиторов в делах о банкротстве», – заключил Александр Стешенцев.

Руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства компании Kept Лидия Солодовникова отметила, что предоставленное ст. 9 Закона об участии в долевом строительстве право участника ДДУ на отказ от договора или его расторжение не может нарушать права и интересы банка в признании его требований в деле о банкротстве этого участника обеспеченными залогом. «В момент предоставления кредита банк правомерно полагался на наличие у участника долевого строительства прав требования, вытекающих из договора долевого строительства, а также прав в отношении строящейся квартиры. Ключевым является то, что даже в случае расторжения ДДУ банк будет иметь преимущественное право на удовлетворение его требований при условии возврата денежных средств должнику застройщиком. При этом безусловное значение будет иметь итоговый судебный акт по гражданскому делу о расторжении договора, которое ранее было направлено ВС РФ на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции», – полагает она.

Адвокат АП Московской области Валентина Ященко пояснила, что преимущественное право залогодержателя перед другими кредиторами сохраняется и при осуществлении в отношении должника процедур банкротства. «Особенностью установления залоговых требований в деле о банкротстве является то, что исполнение судебного акта об удовлетворении требований такого кредитора в условиях отсутствия имущества у должника в натуре в любом случае невозможно (ввиду выбытия предмета). Именно из-за этого в подобных рассматриваемому случаю суды зачастую отказывают кредитору в установлении его требований в деле о банкротстве как требований, обеспеченных залогом имущества должника (абз. 4 п. 1 Постановления ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 58 “О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя”; Определение ВС РФ от 29 октября 2020 г. № 305-ЭС18-18420(2) по делу № А40-60733/2016)», – заметила она.

Эксперт отметила, что установление факта отсутствия предмета залога у должника повлекло отказ судов в удовлетворении заявления залогового кредитора. «Отмену апелляционного определения Мосгорсуда Верховный Суд посчитал достаточным основанием для включения залогового кредитора в реестр именно в этом статусе, а отказ нижестоящих судов – нарушающим права данного кредитора. Вместе с тем существует и другая судебная практика разрешения подобных случаев возврата предмета залога должнику, согласно которой при последующем выявлении, возврате имущества залогодержатель вправе или обратиться с повторным заявлением о признании залогового статуса или заявлением о пересмотре судебного акта об отказе по новым обстоятельствам (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25 марта 2016 г. № Ф01-489/2016 по делу № А82-3450/2013; постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 29 июня 2021 г. № Ф06-2918/2021 по делу № А49-14800/2019)», – отметила Валентина Ященко.


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-rastorzhenie-ddu-ne-otmenyaet-zalog-vytekayushchikh-iz-nego-prav-trebovaniya/

 

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66