Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

ВС напомнил порядок трансформации неденежного требования в денежное в рамках банкротного дела
13.10.2021
ВС напомнил порядок трансформации неденежного требования в денежное в рамках банкротного дела
x
12

Как указал один из экспертов «АГ», ВС фактически подчеркнул, что суды могут самостоятельно переквалифицировать заявленные в качестве убытков или с иным основанием требования в трансформированное денежное обязательство. Другая отметила, что выводы нижестоящих судов об отсутствии надлежащего извещения являются ошибочными, представляется неверным перекладывать бремя неполучения сообщения адресатом на отправителя сообщения в случае уклонения последнего от получения.

7 октября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 3303-ЭС21-11818 по делу № А24-3034/2020 касательно включения в реестр требований кредиторов должника требования его контрагента по возмещению убытков в связи с невыдачей товара по договору хранения.

В июле 2018 г. ООО «А-Трейд» (поклажедатель) и ООО «Камчатская рыба» (хранитель) заключили договор хранения одной тонны лососевой икры без определения срока хранения. В июне следующего года владелец продукции уведомил хранителя о необходимости выдачи товара и согласования времени его получения по телефону.

Поскольку общество «А-Трейд» не получило свой товар, оно предъявило иск об обязании контрагента возвратить икру. Арбитражный суд удовлетворил иск (дело № А51-15746/2019), далее было возбуждено исполнительное производство, в ходе которого общество «А-Трейд» отказалось принять икру в связи с истечением срока ее годности.

Впоследствии общество «Камчатская рыба» подверглось процедуре банкротства, поэтому «А-Трейд» обратился в суд с заявлением о включении его убытков на сумму свыше 4,1 млн руб. в реестр требований кредиторов должника. Суды отказались удовлетворять требование со ссылкой на недоказанность наличия обстоятельств, свидетельствующих о противоправности действий должника, а также причинно-следственной связи между противоправным поведением и возникшими убытками. Они отклонили доводы общества «А-Трейд» о направлении требований на юридический адрес должника и его электронную почту со ссылкой на справку УФПС Камчатского края об отсутствии технической возможности отделения связи для передачи письма должнику, а также отсутствие в договоре хранения упоминания о возможности отправления электронных писем как надлежащего способа извещения.

Заявитель обжаловал судебные акты в Верховный Суд. После изучения материалов дела Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что к моменту возбуждения дела о банкротстве решение арбитражного суда о возврате икры не было исполнено должником, материалы дела не содержат доказательств обратного. «Статьей 71 Закона о банкротстве установлено, что для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение 30 календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Для реализации данного права кредитор не лишен возможности заявить о включении в реестр своего неденежного требования имущественного характера посредством трансформации и учета его в качестве денежного», – отмечено в определении.

ВС указал, что применительно к настоящему спору это означает, что, заявляя требования к должнику, общество «А-Трейд» фактически просило установить в реестре денежный эквивалент требования, подтвержденного решением суда от 20 ноября 2019 г. Он пояснил, что иной эффективный способ реализации своего требования к должнику у кредитора отсутствовал, поскольку получение исполнения по неденежному реестровому обязательству в процедуре наблюдения должника могло привести к преимущественному удовлетворению его требований, что создало бы угрозу оспаривания соответствующей сделки по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве. Следовательно, отказывая в удовлетворении заявления, суды фактически проигнорировали вступивший в законную силу и неисполненный судебный акт арбитражного суда об обязании должника передать обществу принадлежащее ему имущество, что противоречит ч. 1 ст. 16 АПК РФ.

На основании этого Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций. Вместе с тем он обратил внимание на то, что в январе 2021 г. производство по делу о банкротстве ООО «Камчатская рыба» было прекращено, следовательно, указал ВС, требование общества «А-Трейд» подлежит оставлению без рассмотрения.

Партнер АБ «Бартолиус» Алексей Толмачёв обратил внимание на отличие доводов кассатора, перечисленных в определении судьи ВС РФ о передаче жалобы на рассмотрение судебной коллегии, от выводов Верховного Суда по результатам рассмотрения. «Если в определении о передаче были указаны доводы о неправильном применении ст. 165.1 ГК РФ о том, что юридически значимое сообщение может быть направлено посредством электронной почты, если это прямо не установлено договором, что должник должен был обеспечить прием почтовой корреспонденции адресу ЕГРЮЛ, то в итоговом определении эти доводы и, соответственно, их оценка отсутствуют», – заметил он.

По словам эксперта, нижестоящие суды рассматривали требование, заявленное как убытки, на предмет наличия или отсутствия таковых, что логично. «Но Экономколлегия ВС пошла по простому и эффективному пути, признав, что заявленное денежное требование – это трансформированное неденежное, которое, в свою очередь, подтверждено вступившим в силу решением суда. Следовательно, повторная оценка доказательств и доводов не требовалась, вопрос разве что в стоимостной оценке требования. Позиция о трансформации неденежных требований в денежные после введения конкурса, конечно, не нова и изложена в многочисленных определениях Экономической коллегии ВС и разъяснениях ВАС РФ. В этом деле Верховный Суд, по сути, подчеркнул, что суды могут самостоятельно переквалифицировать заявленные в качестве убытков или с иным основанием требования в трансформированное денежное обязательство», – полагает Алексей Толмачёв.

Он добавил, что нижестоящие инстанции посчитали, что решение суда, разрешившее неденежное требование, можно не учитывать, переоценив доказательства, которые уже были предметом рассмотрения в общеисковом порядке. «Решение Верховного Суда же, на мой взгляд, обусловлено тем, что кредитору в конечном счете важно включиться в реестр вне зависимости от основания. Однако интересен следующий аспект дела: как кредитору получить эффективную защиту с учетом того, что дело о банкротстве к моменту рассмотрения обособленного спора в Верховном Суде было прекращено. На мой взгляд, иск об убытках допустим, но также можно менять способ исполнения, но не на новую икру, в чем было отказано кредитору, а на взыскание стоимости невозвращенной икры», – полагает адвокат.

Юрист, исполнительный директор УК «Помощь» Анна Ларина отметила, что Верховный Суд не давал оценку выводам нижестоящих инстанций об отсутствии надлежащего извещения кредитора: «Вероятно, это было связано с тем, что правовая проблематика спора заключалась не в наличии или отсутствии извещения хранителя. ВС РФ указал, что требование общества “А-Трейд” основано на вступившем в силу решении, о котором суды всех трех инстанций упоминали в судебных актах».

Тем не менее, убеждена юрист, выводы нижестоящих судов об отсутствии надлежащего извещения являются ошибочными. «Представляется неверным перекладывать бремя неполучения сообщения адресатом на отправителя сообщения в случае уклонения последнего от получения», – подчеркнула она.

Анна Ларина пояснила, что факт надлежащего извещения обществом «А-Трейд» должника был установлен решением Арбитражного суда Приморского края от 20 ноября 2019 г. по делу № А51-15746/2019. «Исходя из этого решения, кредитор неоднократно направлял должнику требования по юридическому адресу, указанному в ЕГРЮЛ. Более того общество “А-Трейд” также извещало ООО “Камчатская рыба” по электронной почте компании, которая была указана в подписанной ответчиком декларации о соответствии. Суды в банкротном споре ссылались на решение Приморского края, но проигнорировали факты, установленные им», – заключила она.

По мнению эксперта, с выводами нижестоящих судов об отсутствии надлежащего извещения нельзя согласиться, поскольку п. 3 ст. 54 ГК РФ прямо указывает, что компания несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, указанному в ЕГРЮЛ. «В связи с чем все риски того, что должник не мог по каким-то технически причинам получить извещение кредитора, должны ложиться на него. Извещение же по электронной почте, даже если оно не было предусмотрено договором, соответствует обычаям делового оборота, тем более что адрес электронной почты должника фигурировал в документах, подписанных ответчиком», – убеждена Анна Ларина.

Зинаида Павлова

 

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-poryadok-transformatsii-nedenezhnogo-trebovaniya-v-denezhnoe-v-ramkakh-bankrotnogo-dela/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66