Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС не признал долг общими обязательствами супругов после освобождения от долгов одного из них
24.05.2024
ВС не признал долг общими обязательствами супругов после освобождения от долгов одного из них
x
325

Как счел Суд, после завершения процедуры реализации имущества одного из супругов общие обязательства трансформируются в личные обязательства другого супруга, они погашаются за счет его имущества и его доли в общем имуществе.

По мнению одного эксперта «АГ», ВС РФ сделал вполне закономерный вывод, вытекающий из взаимосвязанных положений п. 7 ст. 213.26 и п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве. Другой заметил, что позиция Суда защищает как супруга банкрота, так и кредиторов в том случае, когда в период после списания долгов одного из супругов и до банкротства второго они приобрели какие-то активы в общую собственность.

20 мая Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС23-26737 по делу № А65-24356/2022, в котором не признал задолженность по кредиту общими обязательствами супругов после завершения процедуры реализации имущества в отношении одного из них.

В ноябре 2011 г. Марат Валеев получил кредит в «Сбербанке» на сумму 1,1 млн руб., далее банк уступил требование по кредитному договору ООО «Профессиональная Коллекторская Организация «НБК». Впоследствии в отношении супруги заемщика – Наили Валеевой – была возбуждена процедура банкротства (дело № А65-13064/2021). В декабре 2021 г. была завершена процедура реализации имущества женщины и она была освобождена от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами, в том числе по требованиям, не заявленным в ходе банкротства.

Поскольку суд включил задолженность по кредиту в размере 619 тыс. руб. в реестр требований кредиторов Марата Валеева в рамках его банкротного дела, ПКО «НБК» обратилась в суд с заявлением о признании обязательств по кредитному договору общими обязательствами супругов. Заявление было удовлетворено, с чем согласились апелляция и кассация. Суды указали, что заемные обязательства возникли в период брака Валеевых, кредит предоставлялся на потребительские цели, имелась общность семейного бюджета и отсутствовали сведения об объективном расхождении целей и интересов супругов. При этом суды сочли, что применение к Наиле Валеевой правила об освобождении от исполнения обязательств не исключает в дальнейшем возможность признания каких-либо обязательств общими в деле о банкротстве ее супруга.

После изучения кассационных жалоб супругов Валеевых Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ напомнила со ссылкой на п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве, что после завершения процедуры реализации имущества гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами, в том числе в отношении требований, не заявленных в ходе банкротства. Исключение из этого общего правила составляют требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту завершения процедуры реализации имущества, а также требования, указанные в пп. 4-6 вышеуказанной статьи, то есть непрекращающиеся обязательства. При этом к их числу исключений не относятся такие обязательства гражданина, по которым помимо него имеются иные солидарные должники, в том числе в силу общности обязательств супругов, указанных в п. 2 ст. 45 СК РФ.

Таким образом, как пояснил ВС, судебный акт об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств в равной степени распространяется как на обязательства гражданина, по которым он отвечает один, так и на те его обязательства, по которым он отвечает наряду с другими лицами, в частности, вместе с супругом. Это означает, что после завершения процедуры реализации имущества одного из супругов общие обязательства этого и второго супругов трансформируются в личные обязательства второго супруга, которые погашаются за счет его имущества и его доли в общем имуществе.

В рассматриваемом случае, заключил Суд, обязательства по кредитному договору не относятся к числу непрекращающихся, так как они возникли до возбуждения дела о банкротстве Наили Валеевой. Ввиду последующего освобождения женщины от долгов в ее банкротном деле эти обязательства, даже если ранее они и являлись общими обязательствами супругов, перестали быть таковыми, перейдя в разряд личных обязательств Марата Валеева. После этого Наиля Валеева не могла быть признана лицом, на стороне которого сохраняется обязанность осуществить исполнение по кредитному договору. В связи с этим ВС отменил обжалуемые судебные акты и отказал в удовлетворении заявления ПКО «НБК».

Адвокат МКА «Вердиктъ» Юнис Дигмар полагает, что Верховный Суд сделал вполне закономерный вывод, вытекающий из взаимосвязанных положений п. 7 ст. 213.26 и п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве. «Цель конкурсного кредитора, заявившего подобное требование о признании обязательств общими обязательствами супругов, вполне ясна – кредитор таким образом пытается добиться погашения своих требований за счет всей стоимости совместно нажитого имущества. Однако в описываемой ситуации, когда в отношении одного из супругов уже была окончена процедура реализации имущества должника-гражданина с освобождением от дальнейшего исполнения обязательств, возникших в период брака, такие обязательства уже не могут признаваться общими и, являясь обязательствами того супруга, чье банкротство еще не завершено, погашаются только лишь за счет части стоимости совместно нажитого имущества, причитающейся ему. Иной вывод фактически противоречил бы вышеуказанным нормативным положениям и преодолевал бы предписание п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве», – заключил он.

Арбитражный управляющий Союза АУ «Созидание» Сергей Домнин заметил, что определение ВС РФ основано на буквальном толковании положений ст. 213.28 Закона о банкротстве о том, что должник по завершении процедуры реализации освобождается от исполнения всех обязательств, в том числе и тех, где он является содолжником. Эта позиция, по его словам, в равной степени применима как к общим супружеским обязательствам, так и к солидарным обязательствам должника с иными лицами.

«Правда, в этом конкретном случае не совсем понятно, с какой практической целью кредитор пытался признать обязательство общим, если второй супруг уже прошел процедуру банкротства, что предполагает, что все его доступные для кредиторов активы уже были включены в конкурсную массу и реализованы. Возможно, второй супруг после прохождения своей процедуры банкротства обзавелся каким-то иным имуществом, на которое и пытался претендовать кредитор. В таком случае позиция ВС РФ защищает и право второго супруга на реальный fresh start и его личные активы. Еще одним важным нюансом, который отметил ВС РФ, является то, что ставший после банкротства второго супруга не общим, а личным, долг все равно может погашаться не только за счет личного имущества, но и из доли этого супруга в общем имуществе. Это защищает уже кредиторов в том случае, когда в период после списания долгов одного из супругов и до банкротства второго они приобрели какие-то активы в общую собственность», – отметил эксперт. 


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-ne-priznal-dolg-po-kreditu-obshchimi-obyazatelstvami-suprugov-posle-osvobozhdeniya-ot-dolgov-odnogo-iz-nikh/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66