Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Банк не может обязать получателя потребительского кредита застраховаться у конкретного страховщика
06.03.2023
Банк не может обязать получателя потребительского кредита застраховаться у конкретного страховщика
x
151

Как счел ВС, заемщик действовал добросовестно и мог рассчитывать на применение сниженной процентной ставки, заключая договор личного страхования с выбранной им самостоятельно страховой компанией, включенной в перечень банка.

Как отметила одна из экспертов «АГ», особенность потребительского кредитования состоит в том, что условия договора, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика и навязанными ему, а с другой – должны защищать кредитора на случай, если его интересы будут нарушены неисполнением обязательства. Другой напомнил, что ранее ВС РФ включил аналогичный случай в обзор своей практики, указав, что заемщик не может быть ограничен в выборе страховой компании.

Верховный Суд вынес Определение № 49-КГ22-23-К6 по делу об оспаривании решения банка по изменению процентной ставки по потребительскому кредиту в связи с заключением договора страхования клиентом с выбранным им самим страховщиком.

В сентябре 2020 г. АО «Газпромбанк» выдал Евгению Силиверстову потребительский кредит в 1,1 млн руб., из которых 202 тыс. руб. ушли на оплату заемщиком страховой премии по договору личного страхования, заключенному с АО «СОГАЗ». По условиям кредитного договора заемщик должен был выплачивать банку проценты в размере 14,9% годовых, а при добровольном оформлении договора индивидуального личного страхования – 7,9% годовых. При последующем расторжении договора страхования в течение срока действия кредита банк мог изменить процентную ставку, при этом факт предоставления заемщиком другого договора индивидуального личного страхования не имел значения.

Спустя две недели Евгений Силиверстов отказался от договора страхования с АО «СОГАЗ» и заключил его с АО ГСК «Югория». На момент заключения договора с новым страховщиком тот находился в списке страховых компаний, соответствующих перечню требований банка по предоставлению страхования в рамках операций кредитования физлиц. В следующем месяце мужчина попросил банк сохранить процентную ставку по кредитному договору с приложением страхового полиса от нового страховщика. Однако банк увеличил процентную ставку по кредиту до 14,9%.

Тогда региональная общественная организация защиты прав потребителей «Форт-Юст» Республики Башкортостан обратилась в суд с иском в интересах заемщика к АО «Газпромбанк» об обязании произвести перерасчет платежей по кредиту исходя из процентной ставки 7,9% годовых. В иске отмечалось, что п. 4 спорного договора, обязывающий заемщика для сохранения процентной ставки в размере 7,9% годовых оформить договор личного страхования в АО «СОГАЗ», и действия банка по увеличению в одностороннем порядке процентной ставки до 14,9% годовых противоречат законодательству.

Первая инстанция посчитала, что сторонами правоотношений по договору потребительского кредита может быть достигнуто соглашение о необходимости заключения заемщиком договора страхования, однако банк не вправе обуславливать предоставление кредита и процентную ставку по нему обязанностью заемщика заключить договор страхования с конкретным страховщиком. Пункт договора, согласно которому «факт предоставления заемщиком кредитору другого договора индивидуального личного страхования в течение срока действия кредитного договора не влечет обязанности кредитора принять решение об уменьшении процентной ставки за пользование кредитом», был признан недействительным, а на банк была возложена обязанность произвести перерасчет платежей по кредиту исходя из процентной ставки 7,9% с даты заключения договора до 9 октября 2021 г.

Апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска со ссылкой на то, что при заключении кредитного договора заемщик был ознакомлен с требованиями банка к страховщикам в рамках операций кредитования физлиц АО «Газпромбанк». Апелляционный суд добавил, что условия полиса страхования нового страховщика в части размера страховой суммы и сведений о выгодоприобретателе не соответствуют вышеуказанным требованиям банка. Кассация поддержала эти выводы.

В кассационной жалобе в Верховный Суд «Форт-Юст» просила отменить апелляционное и кассационное определения как незаконные. Изучив доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отметила, что в рассматриваемом деле апелляционный суд должен был разрешить спор по заявленным истцом требованиям (в том числе о признании п. 4 договора потребительского кредита недействительным), в связи с чем ему нужно было оценить соответствие условий кредитного договора в оспариваемой части нормам Закона о потребительском кредите, чего им сделано не было.

Как отметил ВС, апелляционное определение хоть и имеет ссылки на положения вышеуказанного закона, но не содержит выводов и мотивов, на основании которых эта инстанция не усмотрела правовых оснований для удовлетворения такого требования. Между тем, согласно ч. 1 ст. 7 Закона о потребительском кредите в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора, договор потребительского кредита (займа) заключается в порядке, установленном законодательством РФ для кредитного договора, договора займа, с учетом особенностей, предусмотренных этим законом. Согласно этому закону, общие условия договора потребительского кредита не должны содержать обязанность заемщика заключить другие договоры либо пользоваться услугами кредитора или третьих лиц за плату. Такие условия могут включаться в индивидуальные условия договора потребительского кредита, когда заемщик выразил свое письменное согласие на заключение соответствующего договора или оказание конкретной услуги в заявлении о предоставлении потребительского кредита. Соответственно, стороны могут согласовать условие о том, что заемщику нужно заключить договор страхования, нужный для заключения или исполнения договора потребительского кредита, либо за плату воспользоваться для этого услугами кредитора, которое включается в индивидуальные условия потребительского кредита.

В свою очередь, если процентная ставка по договору потребительского кредита обусловлена страхованием жизни, здоровья заемщика или иного страхового интереса в пользу кредитора либо использованием для этого услуг кредитора за плату, то заемщику должна быть предоставлена возможность получить кредит на сопоставимых условиях, но под другие проценты, без вышеуказанного страхования либо получить кредит на тех же условиях, включая тот же размер процентов, самостоятельно заключив договор страхования со страховщиком, соответствующим критериям, установленным кредитором. «Таким образом, кредитор не вправе обусловливать предоставление потребительского кредита или размер процентной ставки по нему обязанностью заемщика заключить договор страхования только с указанным кредитором страховщиком либо обязанностью заемщика воспользоваться для страхования услугами самого кредитора без права самостоятельно заключить договор страхования со страховщиком, соответствующим установленным кредитором критериям», – указал ВС.

Верховный Суд добавил, что апелляция фактически проигнорировала эти нормы материального права. Кроме того, она не учла, что АО ГСК «Югория» было включено АО «Газпромбанк» в перечень страховщиков, отвечающих его требованиям как кредитора, размещенный на официальном интернет-сайте банка и его информационных стендах в офисах обслуживания клиентов. Апелляция также не приняла во внимание, что ответчик до изменения процентной ставки по кредитному договору не ставил вопрос о несоответствии представленного заемщиком страхового полиса требованиям банка к страховщикам либо о необходимости заключения с этой страховой компанией договора страхования на иных условиях.

«С учетом изложенного, заключая договор личного страхования с выбранной им самостоятельно страховой организацией, включенной в перечень предложенных банком, заемщик действовал добросовестно и мог рассчитывать с учетом положений Закона о потребительском кредите, наделяющих его таким правом, и предоставленной самим кредитором информации на применение сниженной процентной ставки. Иное ставит заемщика исключительно в зависимость от усмотрения банка в каждом конкретном случае, что создает неопределенность в правоотношениях сторон кредитного соглашения», – заключил ВС, который отменил судебные акты апелляции и кассации, вернув дело на новое апелляционное рассмотрение.

Старший юрист судебной практики Capital Legal Services Любовь Дорошенко отметила, что особенность потребительского кредитования состоит в том, что условия договора потребительского кредита, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика и навязанными ему, а с другой – должны защищать кредитора на случай, если его интересы будут нарушены неисполнением обязательства. «При этом в отношениях банка-профессионала и заемщика-потребителя присутствует объективный дисбаланс переговорных возможностей. Именно на коррекцию данного дисбаланса направлены как нормы Закона о потребительском кредите (займе), так и практика ВС РФ по указанной категории дел. Для этой коррекции вышеуказанный Закон вводит довольно жесткие рамки в свободу договора с потребителем. Одна из таких рамок, вводимых при толковании Закона правоприменительной практикой, продемонстрирована в комментируемом определении ВС», – заметила она.

Правовая позиция Суда, как указала эксперт, состоит в том, что кредитор не вправе обусловить предоставление потребительского кредита или размер процентной ставки по нему обязанностью заемщика заключить договор страхования только с указанной кредитором конкретной страховой компанией либо обязанностью заемщика воспользоваться для страхования услугами самого кредитора. «Заемщик должен иметь возможность самостоятельно заключить договор с выбранным им страховщиком, соответствующим установленным кредитором критериям. Эта позиция ранее высказывалась как ВС РФ, так и нижестоящими судами. Такой подход является логическим продолжением практики по категории дел с участием банков и потребителей. В этом случае баланс обеспечивается тем, что банку дозволяется корректировать условия кредитования (прежде всего – ставку) в зависимости от наличия или отсутствия страховки (тоже в определенной дельте, не превышающей разумную), в то время как заемщику предоставляется право выбрать страховщика с учетом перечня требований к нему», – подчеркнула Любовь Дорошенко.

Адвокат Спасской коллегии адвокатов Санкт-Петербурга Павел Зайкин напомнил, что ранее Верховный Суд рассматривал аналогичный вопрос, который нашел свое отражение в п. 3 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2021). «По договору потребительского кредита кредитор не вправе обусловливать предоставление кредита (займа) и процентную ставку по нему обязанностью заемщика по одновременному заключению договора страхования с конкретной страховой компанией. Заемщику должно быть предоставлено право самостоятельно застраховать свою жизнь, здоровье или иной интерес в пользу кредитора у страховщика, соответствующего критериям, установленным кредитором в соответствии с законодательством РФ. Заемщик не может быть ограничен в выборе страховой компании и имеет гарантированную гражданским законодательством возможность воспользоваться правом на самостоятельное заключение договора страхования с соответствующим критериям кредитора страховщиком. Кредитором при заключении кредитного договора должны быть установлены такие критерии. В рассматриваемом споре заемщик заключил договор личного страхования со страховой компанией, включенной в перечень страховщиков, отвечающих требованиям кредитора, что не могло лишить его права на применение сниженной процентной ставки», – полагает он.

 

Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/bank-ne-mozhet-obyazat-poluchatelya-potrebitelskogo-kredita-zastrakhovatsya-u-konkretnogo-strakhovshchika/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66