Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

КС: Страховщик участвует  в обособленных спорах о незаконности действий арбитражного управляющего
09.06.2023
КС: Страховщик участвует в обособленных спорах о незаконности действий арбитражного управляющего
x
69

Суд пояснил, что обязанность страховой компании по выплате возмещения, вытекающая из договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, обусловливает необходимость предоставления возможности страховщику участвовать в данных спорах в рамках дела о банкротстве.
Один из адвокатов подчеркнул, что заявление страховщиком возражений при первичном рассмотрении судом вопроса о законности действий управляющего является наиболее эффективным. Другой отметил, что особенно актуально привлечение страховщиков к рассмотрению жалоб в случаях, когда сами арбитражные управляющие либо вовсе не осуществляют своей защиты, либо делают это непрофессионально. Третий считает, что результат рассмотрения жалобы на действие или бездействие арбитражного управляющего и установленные судом обстоятельства используются как преюдициальные при взыскании с него убытков. Четвертый полагает, что разъяснение КС об указанном праве страховщика станет очень хорошим ориентиром для судов, рассматривающих споры о банкротстве. 

 

5 июня Конституционный Суд вынес Постановление № 30-П/2023 по делу о проверке конституционности п. 2 ст. 35 Закона о банкротстве, на основании которого решается вопрос о возможности участия страховой организации в обособленных спорах о незаконности действий арбитражного управляющего.

Страховщику было отказано в участии в споре
В 2018–2019 гг. страховая компания «ТИТ» заключила договоры обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего на основании ст. 24.1 Закона о банкротстве. Определением от 13 ноября 2019 г. арбитражный суд установил факт ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим обязанностей и признал его действия незаконными. Страховщик к участию в указанном споре судом привлечен не был.

Не согласившись с данным определением, страховая компания попыталась оспорить его, указывая, что ее права затронуты тем, что на нее может быть возложена обязанность по произведению страховых выплат убытков, причиненных арбитражным управляющим как застрахованным лицом. Однако производство по апелляционной жалобе было прекращено. Апелляционный арбитражный суд указал, что «ТИТ» не является лицом, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве, применительно к данному обособленному спору, поскольку в нем требования о взыскании с конкурсного управляющего убытков не предъявлялись. Суд кассационной инстанции согласился с такой позицией, а ВС РФ отказал в принятии к рассмотрению кассационной жалобы.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 февраля 2022 г. с СК «ТИТ» было взыскано страховое возмещение по договорам страхования ответственности арбитражного управляющего. При этом он исходил из того, что в силу данных договоров страховым случаем является подтвержденное вступившим в законную силу решением суда наступление ответственности страхователя перед участвующими в деле о банкротстве лицами в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением страхователем возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. Данное постановление оставил без изменения кассационный суд, а ВС РФ вновь отказался рассматривать кассационную жалобу страховщика.

КС указал на недопустимость реализации права на судебную защиту в неравном положении
В жалобе в Конституционный Суд страховая компания «ТИТ» просила признать п. 2 ст. 35 Закона о банкротстве, ст. 42 и п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ противоречащими Конституции в той мере, в какой они не признают за страховой организацией безусловное право на участие в обособленном споре (в рамках дела о банкротстве) о признании незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего, притом что от исхода спора зависит обязанность страховой организации по выплате страхового возмещения. КС отметил, что представленными вместе с жалобой судебными актами не подтверждается применение п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК в деле заявителя, а потому прекратил производство по делу в отношении данной нормы.

Рассмотрев дело в оставшейся части, Суд подчеркнул, что из находящихся во взаимосвязи положений Конституции о равенстве всех перед законом и судом и о гарантиях государственной защиты прав и свобод человека и гражданина следует необходимость в равной мере обеспечивать права и законные интересы всех лиц, участвующих в деле о банкротстве. В соответствии с этим законодатель в Законе о банкротстве определил круг лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Так, согласно ст. 34 этого Закона, лицами, участвующими в деле о банкротстве, являются должник, арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы, уполномоченные органы, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления, а также лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления. Суд обратил внимание, что системный анализ свидетельствует, что теми или иными правами лиц, участвующих в деле о банкротстве, обладает и ряд лиц, не поименованных в названной статье.

КС указал, что ст. 35 Закона о банкротстве выделяет в особую категорию лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, и перечислил их перечень. Он пояснил, что законодатель наделил лиц, участвующих в деле о банкротстве и в арбитражном процессе по делу о банкротстве, присущими их процессуальному статусу правами и обязанностями как в рамках процедуры банкротства в целом (ст. 34), так и в рамках обособленных споров в деле о банкротстве (ст. 35).

Страховая организация, аккредитованная саморегулируемой организацией арбитражных управляющих и заключившая договор обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, среди участников дела о банкротстве или арбитражного процесса по делу о банкротстве законодателем не упомянута, констатировал КС.

Ссылаясь на Постановление от 19 декабря 2005 г. № 12-П, КС, обращаясь к вопросу о правовой природе СРО арбитражных управляющих, в частности отметил, что гражданин, если он выбрал деятельность арбитражного управляющего, должен подчиняться всем требованиям, предъявляемым к нему законом. В числе таких требований п. 3 ст. 20 Закона о банкротстве называет наличие у члена СРО арбитражных управляющих договора обязательного страхования ответственности.

Суд подчеркнул, что регулирование, которое закрепляет это требование и последствия его неисполнения, направлено на обеспечение определенности правового статуса арбитражного управляющего, надлежащего исполнения им возложенных на него обязанностей. Это гарантирует защиту имущественных прав и интересов не только лиц, участвующих в деле о банкротстве, и иных лиц, потерпевших от его действий, но и самого арбитражного управляющего, который в отсутствие такого специального регулирования был бы вынужден компенсировать причиненные им убытки за счет собственного имущества, уточнено в постановлении.

Как отметил КС, обязательное страхование, согласно п. 2 ст. 927 ГК РФ, – это одна из форм имущественного страхования (наряду с добровольным), когда на страхователя законом возлагается обязанность страховать жизнь, здоровье или имущество других лиц либо свою гражданскую ответственность перед другими лицами за свой счет или за счет заинтересованных лиц. Договор обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве должен отвечать установленным ст. 24.1 Закона о банкротстве требованиям.

Конституционный Суд обратил внимание, что такое страхование ответственности как разновидность страхования, осуществляемого в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), имеет целью гарантированную за счет средств страхового фонда имущественную защиту в условиях ведущихся процедур банкротства. Закон о банкротстве обязывает страховщика при наличии вступившего в законную силу решения суда о наступлении ответственности арбитражного управляющего (страхового случая) произвести страховую выплату в пользу выгодоприобретателя.
Как пояснил КС, страховщик ответственности арбитражного управляющего не вправе отказать в страховой выплате со ссылкой на умышленный характер действий арбитражного управляющего. В постановлении уточняется, что такой подход, нашедший отражение в п. 32 Обзора судебной практики ВС РФ № 1, утвержденного его Президиумом 10 июня 2020 г., в целом соответствует правовой позиции КС РФ. Вытекающая из ст. 45 Конституции обязанность государства гарантировать защиту прав выгодоприобретателя предполагает необходимость установления ответственности страховщика, что позволит стимулировать своевременное исполнение им своих обязанностей и значительно снизить вероятность нарушения прав выгодоприобретателя.

«Юридическая природа и целевое назначение обязанности страховщика по выплате страхового возмещения, вытекающей из договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, обусловливают необходимость предоставления заинтересованной страховой организации процессуальной возможности участвовать в арбитражном процессе по жалобам на неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, в том числе когда требование о возмещении убытков не предъявлено (но может быть предъявлено позднее)», – отмечается в постановлении.

Однако страховщик не является участником дела о банкротстве, а также не поименован в числе лиц, которые вправе участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве, подтвердил КС. Этим, по мнению Суда, зачастую обусловлен отказ в удовлетворении ходатайства страховой организации о привлечении к участию в таком споре в качестве третьего лица. Поэтому она лишена возможности представлять доказательства, знакомиться с представленными доказательствами, заявлять ходатайства, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения такого спора вопросам, пользоваться иными процессуальными правами.

КС указал, что при разрешении в рамках дела о банкротстве обособленного спора о признании незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего, когда требование о взыскании с него убытков не предъявлялось, но обстоятельства их причинения и размер установлены, данные факты обретают преюдициальное значение. В таких случаях страховая организация, заключившая договор страхования ответственности арбитражного управляющего, не может быть лишена права на участие в обособленном судебном споре.

В то же время Суд обратил внимание на то, что неопределенность положения страховщика как субъекта арбитражного судопроизводства является не только следствием судебного правоприменения, в том числе п. 2 ст. 35 Закона о банкротстве во взаимосвязи со ст. 42 АПК. Такая неопределенность может быть и результатом интерпретации судами содержания п. 2 ст. 35 Закона о банкротстве, согласно которому разрешение вопроса об участии страховой организации в рассмотрении обособленного спора об ответственности арбитражного управляющего поставлено в зависимость от сугубо формальных признаков. Это означает, что субъекты арбитражного судопроизводства, относящиеся к одной и той же категории и находящиеся в одинаковых процессуальных ситуациях, могут оказаться при реализации права на судебную защиту в неравном положении, поскольку требование о взыскании с арбитражного управляющего убытков не предъявляется одновременно с требованием о признании его действий (бездействия) незаконными.

Таким образом, Конституционный Суд резюмировал, что п. 2 ст. 35 Закона о банкротстве не предполагает отказа в предоставлении заинтересованной страховой организации процессуальной возможности участвовать в арбитражном процессе по жалобам на неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, в том числе когда одновременно с данным требованием не предъявлено (но может быть предъявлено позднее) требование о возмещении убытков. В связи с этим КС постановил, что указанное законоположение, применяемое в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи со ст. 42 АПК, не может рассматриваться как противоречащее Конституции. Он также предписал, что судебные решения по делу страховой компании «ТИТ» подлежат пересмотру.

Адвокаты оценили постановление Суда
Адвокат АБ «Бартолиус» Илья Манько отметил, что до постановления КС РФ действительно существовала неопределенность относительно необходимости привлечения страховщика ответственности арбитражного управляющего к участию в качестве третьего лица в спорах, в которых одновременно не были непосредственно заявлены требования о взыскании с управляющего убытков и устанавливались обстоятельства, имеющие значение для разрешения такого требования в последующем. Судебная практика по данному вопросу также была неоднородной. Так, в ряде постановлений АС Московского округа можно увидеть указание на необходимость привлечения страховщика по данной категории споров, однако в рассмотренном КС РФ случае АС Московского округа занял обратную позицию, пояснил эксперт.

По его мнению, подход КС РФ является единственно верным. При рассмотрении вопроса о законности действий управляющего по существу устанавливаются все фактические обстоятельства, имеющие значение при разрешении вопроса о взыскании убытков, в том числе обстоятельства причинения убытков, их размер. «Очевидно, что заявление страховщиком возражений именно при первичном рассмотрении судом вопроса о законности действий управляющего является более эффективным, поскольку суды зачастую неохотно переустанавливают обстоятельства, подтвержденные вступившими в законную силу судебными актами, даже если они не являются преюдициальными в связи с изменением состава лиц, участвующих в деле», – высказался Илья Манько.

Адвокат АП г. Москвы Николай Кузнецов считает выводы КС РФ справедливыми, поскольку привлечение страховщиков только к участию в обособленных спорах о взыскании убытков при наличии вступившего в силу судебного акта о признании действий управляющих незаконными лишало их возможности полноценной судебной защиты. «Страховые компании фактически не имели возможности опровергнуть доводы заявителей жалоб и выводы судов о признании действий управляющих незаконными в тех случаях, когда жалоба и заявление о взыскании убытков рассматривались в разных обособленных спорах. Следствием этого была высокая вероятность взыскания страхового возмещения», – указал он.

Как заметил Николай Кузнецов, предоставление страховщикам возможности осуществлять защиту на этапе рассмотрения жалоб повышает вероятность отказа в их удовлетворении. Отказ блокирует взыскание убытков с управляющих и страхового возмещения со страховых компаний. По его мнению, особенно актуально привлечение страховщиков к рассмотрению жалоб в случаях, когда сами арбитражные управляющие либо вовсе не осуществляют своей защиты, либо делают это непрофессионально. «В таких ситуациях суд может удовлетворить жалобу при отсутствии реальных противоправных действий управляющего только потому, что он не опровергал в суде вменяемые ему деяния. Участие страховщиков компенсирует процессуальное бездействие или ненадлежащую защиту самого управляющего и позволяет избежать необоснованных страховых выплат», – отметил эксперт.

Партнер ООО «Правовая группа», адвокат, специалист по банкротству Владимир Шалаев обратил внимание, что вопрос обоснованности участия в спорах о банкротстве прямо или косвенно заинтересованных лиц часто возникает в судебной практике. «В данном случае это не исключение, и очевидно, что результат рассмотрения жалобы на действие/бездействие арбитражного управляющего и установленные судом обстоятельства будут использоваться как преюдициальные при взыскании с него убытков. Даже с учетом того что в данном случае круг участников сделки изменится и среди них будет страховая организация или СРО арбитражных управляющих, выводы, изначально сделанные судом, могут повлиять на результаты рассмотрения заявления о взыскании с управляющего убытков», – считает адвокат.

Управляющий партнер АБ «Макаров и партнеры» Дмитрий Макаров полагает, что разъяснение Конституционным Судом права страховщика участвовать в рассмотрении заявления о незаконности действий арбитражного управляющего станет очень хорошим ориентиром для судов, рассматривающих споры о банкротстве. «Действительно, Закон о банкротстве зачастую сформулирован таким образом, что суды толкуют ограничительно даже положения о предоставлении тех или иных процессуальных прав. В ч. 2 ст. 35 Закона не говорится, что участниками дела о банкротстве могут быть только указанные в нем категории лиц. И право на апелляционное обжалование по ст. 42 АПК не может быть ограничено отраслевым законом.

Здорово, что КС также указал на необходимость пересмотра судебных актов, послуживших поводом для обращения», – резюмировал адвокат.


Анжела Арстанова
Источник:https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-strakhovshchik-mozhet-uchastvovat-v-obosoblennykh-sporakh-o-nezakonnosti-deystviy-arbitrazhnogo-upravlyayushego/

 

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66