Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Госслужащий не может уволиться по своей инициативе до завершения служебной проверки в его отношении
09.07.2024
Госслужащий не может уволиться по своей инициативе до завершения служебной проверки в его отношении
x
195

Суд подчеркнул, что, будучи осведомленным о проведении проверки, представитель нанимателя обязан был отложить рассмотрение вопроса об увольнении по собственной инициативе до ее завершения, чтобы не позволить избежать юридической ответственности за совершенное коррупционное правонарушение.

Один из адвокатов полагает, что Верховный Суд смешал публичные и трудовые правоотношения. Второй посчитал, что ВС обратил внимание нижестоящих судов на то, что вне зависимости от правовой природы спора, в случае если он тем или иным образом затрагивает интересы РФ в части политики о противодействии коррупции, судам необходимо исходить из основополагающего принципа антикоррупционного законодательства − принципа неотвратимости ответственности за совершение коррупционных правонарушений.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 46-КГПР24-5-К6, в котором разъяснил порядок прекращения служебных отношений с государственным гражданским служащим, в отношении которого инициирована проверка, установившая факт совершения им коррупционного правонарушения.

С 1 августа 2007 г. на основании служебного контракта Татьяна Гнездилова проходила государственную гражданскую службу в МИФНС № 2 по Самарской области на различных должностях. 18 июня 2020 г. с ней был заключен новый служебный контракт, она была назначена на должность заместителя начальника отдела камеральных проверок № 1 сроком на один год. 26 мая 2021 г. служебный контракт продлен по 17 июня 2022 г.

Начальник отдела безопасности налоговой инспекции установил, что в период с 2012 г. по 9 марта 2022 г. Татьяна Гнездилова не представила уведомление о возможном конфликте интересов, выразившемся в том, что ее супруг, брат и сестра супруга занимали должности учредителей и директоров организаций, зарегистрированных на территории Автозаводского района г. Тольятти.

В связи с этим 11 марта 2022 г. была проведена проверка соблюдения Татьяной Гнездиловой требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, а также достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представленных ею. 15 марта на заседании комиссии МИФНС подтвержден факт непредставления Татьяной Гнездиловой уведомления о возможном конфликте интересов. Комиссия также пришла к выводу о том, что в связи с истечением срока давности (более трех лет) привлечь ее к дисциплинарной ответственности невозможно.

Срок проведения проверки в отношении Татьяны Гнездиловой продлен. 6 июня 2022 г. на заседании комиссии было принято решение о том, что сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представленные Татьяной Гнездиловой за 2018−2020 гг., являются неполными и недостоверными. Комиссия также пришла к выводу, что совокупность допущенных нарушений с учетом ранее совершенных относится к значительному проступку, наказание за который предусматривает увольнение в связи с утратой доверия.

В этот же день Татьяна Гнездилова подала заявление о расторжении служебного контракта по ее инициативе, которое было удовлетворено. Приказом начальника налоговой инспекции она была освобождена от замещаемой должности и уволена с 8 июня 2022 г. по п. 3 ч. 1 ст. 33 Закона о государственной гражданской службе РФ, т.е. по инициативе гражданского служащего.

15 августа 2022 г. прокурор Автозаводского района г. Тольятти в интересах РФ и неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к межрайонной ИФНС № 2 по Самарской области, Татьяне Гнездиловой о признании приказа об увольнении незаконным, возложении обязанности изменить формулировку увольнения.

Прокурор указал, что у инспекции не имелось оснований для расторжения с Татьяной Гнездиловой служебного контракта по ее инициативе, поскольку она подлежала увольнению в связи с утратой доверия как совершившая коррупционное правонарушение и дальнейшему включению ее в реестр лиц, уволенных по указанному основанию. Включение в реестр является одним из негативных последствий совершения коррупционного правонарушения, которое в дальнейшем может быть использовано в качестве характеристики при трудоустройстве на государственную или муниципальную службу. Действия представителя нанимателя способствовали освобождению от ответственности Татьяны Гнездиловой, допустившей коррупционное правонарушение.

В связи с этим он просил суд признать приказ от 6 июня 2022 г. о прекращении (расторжении) трудового договора (служебного контракта) с Татьяной Гнездиловой по инициативе государственного служащего незаконным, обязать начальника МИФНС № 2 по Самарской области изменить основание для увольнения в приказе об увольнении в связи с утратой доверия и внести соответствующие изменения в трудовую книжку, а также обязать Татьяну Гнездилову в течение 15 дней со дня вступления решения суда в законную силу представить трудовую книжку для внесения изменений в части основания для увольнения.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований. Он исходил из того, что на момент подачи заявления об увольнении по собственной инициативе, его визирования руководителем, издания приказа об увольнении и ознакомления с ним Татьяной Гнездиловой служебная проверка в отношении ее не была завершена, а ее результаты до сведения руководителя МИФНС не были доведены. Суд, не усмотрев нарушения процедуры увольнения Татьяны Гнездиловой по собственной инициативе, также указал, что порядок применения взысканий за коррупционные правонарушения, установленный ст. 59.3 Закона о государственной гражданской службе, в любом случае не был соблюден представителем нанимателя, до получения результатов заседания комиссии и издания соответствующего приказа Татьяна Гнездилова не могла быть подвергнута такому дисциплинарному взысканию, как увольнение в связи с утратой доверия, чего и не требовалось, поскольку она уже была уволена по собственной инициативе.

Кроме того, суд первой инстанции указал, что наложение на работника дисциплинарного взыскания является компетенцией работодателя, следовательно, удовлетворение исковых требований прокурора повлекло бы изменение не формулировки основания увольнения, а самого основания для увольнения гражданского служащего, избранного представителем нанимателя, что недопустимо. Апелляция и кассация оставили решение суда первой инстанции без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ Игорь Ткачёв подал кассационное представление в Верховный Суд. Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что в результате неправильного применения норм права, регулирующих спорные отношения исходя из их специфики и особого статуса лиц, проходящих государственную гражданскую службу, суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание один из основных принципов противодействия коррупции в Российской Федерации − принцип неотвратимости ответственности за совершение коррупционных правонарушений, закрепленный в п. 4 ст. 3 Закона о противодействии коррупции. Судебные инстанции не учли, что бездействие представителя нанимателя, осуществляющего свои полномочия в рамках единой государственной политики в области противодействия коррупции, при установлении факта совершения коррупционных правонарушений государственным гражданским служащим является недопустимым и, как следствие, у представителя нанимателя отсутствует возможность применения к государственному гражданскому служащему при совершении им коррупционного правонарушения иной меры ответственности, кроме увольнения со службы в связи с утратой доверия.

Как заметила Судебная коллегия, с 11 марта 2022 г. МИФНС № 2 по Самарской области в отношении Татьяны Гнездиловой, замещающей должность федеральной государственной гражданской службы, была инициирована и проводилась проверка соблюдения требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, а также о достоверности и полноте представленных ею сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, срок проведения которой приказом начальника межрайонной инспекции от 6 мая 2022 г. был продлен по 6 июня 2022 г. На заседании комиссии по результатам проверки достоверности представленных Татьяной Гнездиловой сведений имущественного характера, состоявшемся 6 июня 2022 г., подтверждены факты допущенных Татьяной Гнездиловой нарушений, представителю нанимателя рекомендовано применить к ней дисциплинарное взыскание в виде увольнения государственного гражданского служащего в связи с утратой доверия.

Таким образом, добавил ВС, в период с 11 марта по 6 июня 2022 г. руководителю МИФНС № 2 по Самарской области было известно о проведении в отношении Татьяны Гнездиловой проверки соблюдения требований антикоррупционного законодательства, были известны предмет проверки и вменяемые ей коррупционные правонарушения.

Верховный Суд отметил: прокурор Автозаводского района г. Тольятти последовательно приводил доводы о том, что представитель нанимателя был осведомлен о факте проведения проверки в отношении Татьяны Гнездиловой, о выявленных данной проверкой нарушениях коррупционной направленности и об итогах рассмотрения вопроса по применению дисциплинарного взыскания к ней, однако издал приказ о расторжении служебного контракта по инициативе государственного служащего, что позволило избежать ответственности, установленной законодательством о противодействии коррупции.

ВС указал, что, будучи осведомленным о коррупционных правонарушениях государственного гражданского служащего, представитель нанимателя обязан был проявить должную степень осмотрительности, отложить рассмотрение вопроса о ее увольнении по собственной инициативе до завершения служебной проверки и совершить действия, направленные на привлечение Татьяны Гнездиловой к ответственности согласно требованиям Закона о противодействии коррупции и Закона о государственной гражданской службе.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований прокурора Автозаводского района г. Тольятти, исходя из того что на момент подачи заявления Татьяной Гнездиловой об увольнении по собственной инициативе и издания представителем нанимателя приказа о ее увольнении с государственной гражданской службы служебная проверка в ее отношении не была завершена, ввиду чего она не могла быть подвергнута дисциплинарному взысканию в виде увольнения в связи с утратой доверия за недостоверное и неполное указание сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, предоставленных за период с 2018 г. по 2020 г., являются неправомерными. Эти выводы судебных инстанций не основаны на нормах действующего законодательства об основаниях и порядке освобождения от замещаемой должности или увольнения лица, замещающего должность государственной гражданской службы, совершившего коррупционное правонарушение, выразившееся, в частности, в представлении неполных и недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера (п. 3.2 ч. 1 ст. 8 Закона о противодействии коррупции и п. 2 ч. 1 ст. 20 Закона о государственной гражданской службе), императивно устанавливающих ответственность государственного служащего за правонарушения коррупционного характера, что является важнейшей составляющей государственной политики в области борьбы с коррупцией, указал Верховный Суд.

Суждение суда первой инстанции со ссылкой на положения Трудового кодекса о том, что наложение на работника дисциплинарного взыскания является компетенцией работодателя, следовательно, удовлетворение исковых требований прокурора повлекло бы изменение основания для увольнения гражданского служащего, избранного представителем нанимателя, что недопустимо, не может быть признано состоятельным. ВС пояснил, что порядок прекращения служебных отношений с государственным гражданским служащим, в отношении которого инициирована проверка соблюдения требований антикоррупционного законодательства и этой проверкой был установлен факт совершения им коррупционного правонарушения, полностью регламентирован нормами специального законодательства, закрепляющими исходя из необходимости соблюдения принципа неотвратимости ответственности за совершение коррупционных правонарушений обязанность представителя нанимателя в случаях выявления факта неисполнения государственным гражданским служащим обязательств, установленных в целях противодействия коррупции, квалифицировать данные действия в качестве правонарушения коррупционной направленности и в рамках имеющихся полномочий привлечь государственного гражданского служащего к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с утратой доверия за совершение коррупционного правонарушения.

Однако, добавил Верховный Суд, начальник МИФНС № 2 по Самарской области не реализовал свои полномочия на прекращение служебных отношений с государственным гражданским служащим Татьяной Гнездиловой в соответствии с требованиями Закона о противодействии коррупции и Закона о государственной гражданской службе, что, по сути, позволило ей избежать юридической ответственности за совершенное коррупционное правонарушение. Судебная коллегия отменила решения нижестоящих инстанций, направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АП Пермского края Александр Онучин неоднозначно оценил определение ВС: само дело – отрицательно, а в части изложения правового материала – положительно. Он пояснил, что изложение норм основывается на двух принципах регулирования труда наемных работников: на приоритете специальных норм перед общими при правоприменении к отдельным категориям работников и на праве работодателя налагать дисциплинарное взыскание на работника в виде увольнения без учета его просьбы об увольнении по собственному желанию в срок, указанный работником.

«Необычный способ обжалования приказа об увольнении. Прокуратура вышла за пределы своих полномочий, и суд ее поддержал. Работодателем в настоящем споре является не Российская Федерация, а конкретное юридическое лицо, за которым пока не признано право на обжалование приказов об увольнении работников. Рассматривая дело, ВС смешал публичные и трудовые правоотношения», − отметил Александр Онучин. По его мнению, в данном случае прокуратура должна была действовать в соответствии с Законом о прокуратуре, реализуя полномочия, указанные в законе, а не выступать в качестве представителя абстрактного работодателя в виде Российской Федерации.

Как полагает адвокат МГКА «Столичный Советникъ» Филипп Ерофеев, ВС обратил внимание нижестоящих судов на то, что вне зависимости от правовой природы рассматриваемого спора, в случае если он тем или иным образом затрагивает интересы РФ в части политики о противодействии коррупции, судам необходимо исходить из основополагающего принципа антикоррупционного законодательства − принципа неотвратимости ответственности за совершение коррупционных правонарушений.

Адвокат посчитал, что позиция ВС указывает на необходимость судам давать оценку действиям государственных гражданских служащих с точки зрения уклонения от ответственности за коррупционное правонарушение и пресечения подобных злоупотреблений. «Данная позиция логична с точки зрения строгого контроля за неукоснительным соблюдением требований Закона о противодействии коррупции и профилактике коррупционных правонарушений на той стадии, когда различного рода злоупотребления государственных гражданских служащих ввиду безнаказанности и отсутствия должного уровня профилактики еще не преобразились в коррупционные преступления, что существенным образом подрывает основы государственной власти РФ», − считает он.

При этом, добавил Филипп Ерофеев, ВС указал и на то, что сам по себе факт проведения служебной проверки в отношении конкретного государственного гражданского служащего, по обстоятельствам возможного совершения им коррупционного правонарушения, не предрекая результаты этой проверки, уже сам по себе является основанием для недопущения создания условий, при которых лицо может уклонится от ответственности за совершение коррупционного правонарушения, что обусловлено спецификой и особым статусом лиц, проходящих государственную гражданскую службу. Процедура привлечения к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с утратой доверия государственного гражданского служащего при совершении им коррупционного правонарушения четко и в полной мере регламентирована нормами действующего антикоррупционного законодательства, заключил адвокат.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-gossluzhashchiy-ne-mozhet-uvolitsya-po-svoey-initsiative-do-zaversheniya-sluzhebnoy-proverki-v-eg/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66