Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

КЭС пояснила, какие сведения об адвокате недопустимы к размещению в Интернете
23.12.2022
КЭС пояснила, какие сведения об адвокате недопустимы к размещению в Интернете
x
115

Так, размещение информации об адвокате на сайтах коммерческих организаций не должно создавать у потенциальных доверителей представление о том, что адвокат оказывает юридическую помощь от лица соответствующей коммерческой организации.

Как отметил один из адвокатов, адвокатская деятельность является некоммерческой, и к информации об адвокате, в том числе размещаемой в Интернете, применяются повышенные требования, связанные с соблюдением принципов адвокатской этики и недопустимости оказания адвокатами юридических услуг вне рамок адвокатской деятельности. Второй предположил, что разъяснения КЭС можно рассматривать как попытку противостоять недобросовестной практике в сфере рекламы юридических услуг, однако до сих пор в сообществе не выработано единой позиции относительно явления «бизнес-адвокатуры», которая в любом случае базируется на агрессивной рекламе в Интернете и социальных сетях.

Как уже сообщала «АГ», 15 декабря состоялось очередное заседание Совета Федеральной палаты адвокатов, в ходе которого было утверждено Разъяснение Комиссии по этике и стандартам ФПА по вопросам применения ст. 17 КПЭА. Запрос поступил от Совета АП Иркутской области по отдельным вопросам о размещении информации об адвокатах в Интернете.

КЭС отметила, что при размещении информации об адвокате или адвокатском образовании в Интернете адвокат и адвокатское образование должны соблюдать требования, предусмотренные Законом об адвокатуре, КПЭА, Правилами поведения адвокатов в Интернете (утв. Решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 28 сентября 2016 г.), Рекомендациями по ведению сайта адвокатского образования и персонального сайта адвоката (утв. Решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 15 сентября 2022 г.), а также руководствоваться Разъяснениями Комиссии от 28 января 2016 г. по вопросам применения п. 1 ст. 17 КПЭА и Разъяснениями Комиссии от 17 апреля 2019 г. по вопросам применения п. 1 ст. 17 КПЭА.

Указывается, что в соответствии с п. 5.1 Рекомендаций по ведению сайта адвокатского образования и персонального сайта адвоката является недопустимым формат подачи материала, который может вызывать излишнее ассоциирование адвоката и его профессиональной деятельности с предыдущей работой в правоохранительных, судебных и надзорных органах, в том числе путем указания на ранее занимаемые должности в таких органах. Это обусловлено тем, что является недопустимой информация об адвокате, если она содержит заявления, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Размещение информации об адвокате на сайтах коммерческих организаций не должно создавать у потенциальных доверителей представление о том, что адвокат оказывает юридическую помощь от лица соответствующей коммерческой организации, что не допускается в силу п. 3 ст. 9 КПЭА, указала КЭС. «При этом если такое размещение информации становится предметом дисциплинарного разбирательства, квалификационной комиссии адвокатской палаты следует внимательно подходить к вопросу установления обстоятельств участия адвоката или адвокатского образования в формировании содержания соответствующего сайта в сети “Интернет”», – отмечается в разъяснении.

При этом КЭС указала, что с учетом специфики регистрации и оформления прав на доменные имена, а также полномочий лиц по администрированию сайтов в Интернете органам адвокатской палаты следует указывать фактические обстоятельства и подтверждающие их доказательства, свидетельствующие о вовлеченности адвоката в процесс формирования содержания такого сайта или его непосредственной заинтересованности в этом. «Так, личная вовлеченность адвоката в процесс формирования содержания сайта в сети “Интернет” может быть установлена не только на основании регистрационных сведений об адвокате как о владельце или администраторе сайта, но также в случае, если объем и содержание размещенной в сети “Интернет” информации об адвокате явно свидетельствуют о невозможности ее получения иными лицами без участия самого адвоката», – подчеркивается в документе.

В любом случае в соответствии с п. 2 ст. 17 КПЭА, если адвокату стало известно о распространении без его ведома информации о его деятельности, которая не отвечает требованиям профессиональной этики, он обязан сообщить об этом совету адвокатской палаты, членом которой является, указала Комиссия.

В комментарии «АГ» адвокат, старший партнер АБ «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин полагает, что разъяснения КЭС можно рассматривать как попытку противостоять недобросовестной практике в сфере рекламы юридических услуг. Однако до сих пор в сообществе не выработано единой позиции относительно явления «бизнес-адвокатуры», которая в любом случае базируется на агрессивной рекламе в Интернете и социальных сетях.

«Согласен с суждением о том, что адвокат оказывает не услуги, а юридическую помощь. И из этого следует, что рекламировать можно только услуги, но никак не помощь. А значит, позиционирование адвоката со ссылками на ранее занимаемые должности в суде или правоохранительных органах должно быть полностью исключено, и используемая рекомендация о недопущении “излишнего ассоциирования” вновь не позволяет однозначно толковать, когда такое ассоциирование будет излишним, а когда нет. Думается, единственная ситуация, когда допустимой будет ссылка на прежний опыт работы по юридической специальности, – это упоминание на сайтах адвокатских образований или личном сайте адвоката о профессиональном опыте в разделах справочного характера. При этом должны исключаться любые формы утверждений о создании преимуществ такого опыта работы по сравнению с другими адвокатами и применительно к текущей адвокатской деятельности», – указал он.

Алексей Нянькин обратил внимание на разъяснение относительно обязанности адвоката сообщать в Совет палаты о фактах использования своих данных (имени) на информационных ресурсах. «В Интернете имеются десятки ресурсов, на которых аккумулируется либо нейтральная, либо негативная информация об адвокатах. При этом вряд ли можно представить себе, чтобы какой-то владелец ресурса без ведома адвоката рекламировал его с использованием ссылок с нарушением этических принципов. Однако возложение такой обязанности на адвоката налагает на него бремя контроля и мониторинга Сети и социальных сетей, что представляется излишним», – посчитал он.

Заведующий Бюро адвокатов «Де-юре» Никита Филиппов отметил: в данном случае разъяснения касаются исключительно вопросов, поставленных в запросе Совета АП Иркутской области, а потому логично, что ответы касаются лишь небольшой части правил поведения адвокатов в Интернете.

Никита Филиппов обратил внимание на вопрос о размещении информации об адвокате на сайте коммерческой организации. «Не секрет, что это довольно распространенная практика. Многие сайты, в том числе юридических фирм, не имеющих статуса адвокатских образований, содержат информацию о тех или иных адвокатах, их биографию, победы и достижения. В связи с этим КЭС разъясняет, что подобная информация (если она создает впечатление, что услуги этих адвокатов будут оказаны от лица этой коммерческой организации) является нарушением КПЭА, – отметил он. – Нельзя забывать, что адвокатская деятельность является некоммерческой, и к информации об адвокате, в том числе размещаемой в Интернете, применяются повышенные требования, связанные с соблюдением принципов адвокатской этики и недопустимости оказания адвокатами юридических услуг вне рамок адвокатской деятельности».

Еще одним важным разъяснением, по его мнению, является установление факта личной вовлеченности адвоката в процесс формирования содержания сайта в Интернете. Разъяснения также определяют, что подобная вовлеченность может быть доказана не только прямыми доказательствами (адвокат – владелец сайта или администратор), но и косвенными – когда объем и содержание информации об адвокате явно свидетельствуют о том, что она не могла быть получена без участия самого адвоката.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/kes-poyasnila-kakie-svedeniya-ob-advokate-nedopustimy-k-razmeshcheniyu-v-internete/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66