Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

КС напомнил о смысле существования срока обращения в суд за разрешением трудового спора
01.03.2024
КС напомнил о смысле существования срока обращения в суд за разрешением трудового спора
x
369

Он указал, что срок обращения в суд выступает в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений и направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника.

Одна из экспертов «АГ» заметила, что имеется достаточное количество разъяснений высших судебных инстанций по поводу применения упомянутых в жалобе положений трудового законодательства. Другой заметил, что вопрос исчисления и восстановления сроков по ст. 392 ТК РФ не является активно дискутируемым в практике, поскольку в большинстве случаев суды встают на сторону работника.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 182-О/2024, в котором, в частности, указал, что норма, регулирующая срок обращения в суд за разрешением трудового спора, направлена на защиту интересов граждан и не может расцениваться как нарушающая их конституционные права.

С жалобой в КС обратилась Юлия Перепеляк, которая просила признать не соответствующими Конституции ст. 92, 147, 392, 423 ТК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 5 Закона о специальной оценке условий труда, ст. 84 ГПК РФ. По ее мнению, данные законоположения позволяют суду отказывать в восстановлении пропущенного срока, установленного ст. 392 ТК, не признавая в качестве уважительных причин пропуска обращение в иные государственные органы. Она также указала, что перечисленные нормы позволяют не применять нормативные акты СССР, не отмененные в связи с введением в действие нового федерального закона; отказывать в признании специальной оценки условий труда незаконной при нарушении процедуры ее проведения; поручать проведение экспертизы организации, не внесенной в реестр экспертных организаций и являющейся органом государственной власти. Кроме того, Юлия Перепеляк полагает, что нормы ст. 92 и 147 ТК позволяют применять результаты специальной оценки условий труда к трудовым отношениям, возникшим до ее проведения, и не вносить изменения в трудовой договор.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС заметил, что вопреки требованиям ст. 96 и 97 Закона о Конституционном Суде судебными постановлениями, приложенными к жалобе, не подтверждается применение положений ст. 423 «Применение законов и иных нормативных правовых актов» ТК РФ в конкретном деле заявителя.

Суд пояснил, что с целью введения для лиц, осуществляющих трудовую деятельность во вредных или опасных условиях, дополнительных гарантий, призванных компенсировать негативное воздействие на их здоровье обусловленных этими условиями факторов, законодатель в ТК РФ для указанных лиц предусмотрел комплекс компенсационных мер, в том числе сокращенную продолжительность рабочего времени, повышенную оплату труда, а также установил порядок их реализации. Закрепление таких мер в законе обусловлено стремлением государства предоставить указанной категории работников дополнительные возможности по оздоровлению и восстановлению работоспособности, т.е. преследует конституционно значимую цель охраны здоровья граждан (Определение КС от 7 февраля 2013 г. № 135-О).

Кроме того, Суд указал, что вопреки утверждению заявителя в соответствии с абз. 7 ч. 2 ст. 57 ТК условие о гарантиях и компенсациях за работу с вредными или опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте, является обязательным для включения в трудовой договор. Следовательно, данные нормы не могут расцениваться как нарушающие права заявителя, счел КС.

Он отметил, что предусмотренный ч. 1 ст. 392 ТК срок обращения в суд выступает в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений и направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника. Лицам, не реализовавшим свое право на обращение в суд в срок, установленный ч. 1 ст. 392 ТК, по уважительным причинам, ч. 5 указанной статьи предоставляет возможность восстановить этот срок в судебном порядке. При этом, как уточнил КС, данная норма предполагает, что суд, оценивая, является ли то или иное основание достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, действует не произвольно, а проверяет и учитывает всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением спора об увольнении. В определении поясняется, что такое правовое регулирование направлено на защиту интересов граждан и не может расцениваться как нарушающее их конституционные права.

КС обратил внимание, что оспариваемые положения Закона о специальной оценке условий труда, закрепляющие право работника обжаловать результаты проведения специальной оценки условий труда в судебном порядке, позволяют ему реализовать закрепленное ст. 46 Конституции право на судебную защиту и восстановить нарушенные права, а потому не могут расцениваться как нарушающие права работников.

В определении отмечено, что ст. 84 ГПК, регламентирующая порядок проведения экспертизы, не регулирует вопросы, связанные с назначением экспертизы, в том числе выбора судом конкретного судебно-экспертного учреждения, и не исключает права лиц, участвующих в деле, просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту (абз. 2 ч. 2 ст. 79 ГПК), а потому не нарушает конституционных прав заявителя в обозначенном в жалобе аспекте.

Конституционный Суд добавил, что разрешение вопроса о проверке результатов проведения специальной оценки условий труда заявителя и, как следствие, необходимости установления повышенной заработной платы и сокращенной продолжительности рабочего времени, а равно и проверка правильности оценки судом причин пропуска Юлией Перепеляк срока обращения в суд к полномочиям КС не относятся.

Комментируя определение КС, адвокат АП Калининградской области Екатерина Казакова заметила, что оно в полной мере аргументировано, тогда как жалоба заявителя вызывает вопросы, поскольку имеется достаточное количество разъяснений высших судебных инстанций по поводу применения упомянутых в жалобе законоположений.

Так, Екатерина Казакова подчеркнула, что, по мнению заявителя, положения ст. 392 ТК, устанавливающие срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, а также предусматривающие возможность обращения с заявлением о восстановлении пропущенного срока по уважительным причинам, являются неконституционными. Однако ст. 37 Конституции РФ признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку. ТК РФ разграничена компетенция органов, рассматривающих трудовые споры, и установлены сроки обращения в суд в качестве гарантии своевременного пресечения нарушений прав граждан, пояснила она. «Полагаю, что столь короткие сроки обращения в суд установлены исключительно в целях максимально быстрого разрешения трудового спора и восстановления нарушенных прав работников. Более того, закон не содержит исчерпывающего перечня оснований для восстановления пропущенного срока, оставляя этот вопрос на усмотрение суда, оценивающего обстоятельства конкретного спора, включая причины пропуска срока обращения в суд», – считает эксперт.

Екатерина Казакова отметила: Постановлением Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 установлено, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Заявитель считает, что непризнание обращения в иные государственные органы уважительной причиной для восстановления срока нарушает ее права. По мнению Екатерины Казаковой, согласиться с этим утверждением нельзя, поскольку обращение в любой уполномоченный орган никак не препятствует обращению в суд, равно как не препятствует в этом случае и признанию судом пропуска срока обращения в суд уважительным. Более того, она отметила, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Положения ст. 392 ТК направлены на реализацию конституционных прав граждан, в противном случае необходимо подвергать необоснованной ревизии все процессуальные законы, в которых установлены какие бы то ни было сроки.

«Не представляется возможным понять, почему заявитель считает неконституционными положения ст. 92 и 147 ТК, которые устанавливают комплекс компенсационных мер для работников, осуществляющих трудовую деятельность во вредных или опасных условиях труда. Полностью согласна с позицией КС о том, что указанные меры направлены на реализацию конституционного права на охрану здоровья», – добавила эксперт.

Она также подчеркнула, что ГПК РФ содержит механизм реализации процессуальных прав, касающихся назначения судебной экспертизы. Каждая сторона имеет право предложить эксперта или экспертную организацию, вопросы на разрешение эксперта и т.д. Как отметила эксперт, несогласие с судом в выборе экспертного учреждения не говорит о нарушении конституционных прав, поскольку не препятствует представлению доказательств, опровергающих выводы эксперта или, в том числе ходатайству о проведении дополнительной или повторной экспертизы. Несогласие заявителя говорит о том, что в конкретном судебном споре некорректно использовались процессуальные права и средства доказывания либо они вовсе не использовались, уточнила Екатерина Казакова.

Партнер юридической фирмы «Кирьяк и партнеры» Семен Кирьяк считает, что в целом судебный акт КС РФ является обоснованным и подтверждает, что действующее регулирование исчисления сроков обращения в суд по вопросам трудовых отношений соответствует основным гарантиям трудовых прав.

Он заметил, что вопрос исчисления и восстановления сроков по ст. 392 ТК РФ не является активно дискутируемым в практике, поскольку в большинстве случаев суды встают на сторону работника, что, по мнению эксперта, мотивировано и социальным трендом в трудовых спорах, который остается неизменным, и формулировками из самой статьи. «Законодатель не ставит возможность обращения в суд за защитой от соблюдения срока, исчисление которого начинается с определенной даты, но добавляет критерий осведомленности работника о нарушении его прав. То есть если какое-либо действие было совершено работодателем в определенную дату, это на практике может не “запустить” течение срока, потому что работник узнал о нарушении своих прав позднее. Это защищает работника от изготовления работодателем документов “задним числом” и дает возможность обосновать, почему работник узнал о нарушении прав позднее, чем документ был физически изготовлен», – прокомментировал Семен Кирьяк.

Он также подчеркнул, что ст. 392 ТК предусматривает возможность восстановления пропущенного срока, если работник сможет обосновать уважительность причин пропуска срока. Семен Кирьяк обратил внимание, что для работодателя такое восстановление срока не предусмотрено. Таким образом, сочетание возможности исчислять срок с момента, когда работник узнал о нарушении своих прав, с возможностью восстановления срока при наличии уважительных причин обеспечивает в достаточной мере право работника на доступ к правосудию, подытожил эксперт.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-napomnil-o-smysle-sushchestvovaniya-sroka-obrashcheniya-v-sud-za-razresheniem-trudovogo-spora/ 

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66