Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

КС не усмотрел нарушений прав отстраненного от обязанностей госслужащего из-за отказа от вакцинации
05.03.2024
КС не усмотрел нарушений прав отстраненного от обязанностей госслужащего из-за отказа от вакцинации
x
221

Суд указал, что оспариваемые законоположения направлены на предотвращение и устранение возникающих в связи с эпидемическими заболеваниями рисков для жизни и здоровья граждан и не могут расцениваться как нарушающие их конституционные права.

Один из экспертов «АГ» поддержал указание КС на то, что нормы ТК должны восприниматься в системной связи друг с другом и иными федеральными законами и НПА, в том числе регулирующими отношения в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и иммунопрофилактики инфекционных заболеваний. Другая заметила, что в период ковидных ограничений многие работодатели столкнулись с серьезной проблемой, так как региональные государственные санитарные врачи требовали от них обеспечить обязательную вакцинацию определенных категорий работников. Третья подчеркнула, что позиция КС отражает реализацию полномочия регулятора по защите публичных интересов в условиях существующих рисков для жизни и здоровья граждан в условиях эпидемии.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 178-О/2024 по жалобе на неконституционность ч. 1 ст. 76 ТК РФ, а также положений ряда законов в связи с отстранением от исполнения трудовых обязанностей из-за отказа от прививки против COVID-19.

18 марта 2020 г. в связи с угрозой распространения на территории Свердловской области новой коронавирусной инфекции указом губернатора был введен режим повышенной готовности. В этот период постановлением главного государственного санитарного врача по Свердловской области от 14 октября 2021 г. в целях усиления мероприятий по предупреждению заболевания новой коронавирусной инфекцией была предусмотрена обязательная вакцинация по эпидемическим показаниям ряда категорий граждан, в частности государственных гражданских служащих. Ирина Поличинская, относящаяся к данной категории граждан, отказалась от прививки, после чего была отстранена от исполнения должностных обязанностей. Правомерность отстранения была подтверждена судами общей юрисдикции.

Далее Ирина Поличинская обратилась в Конституционный Суд с жалобой на неконституционность следующих норм: абз. 8 ч. 1 ст. 76 «Отстранение от работы» Трудового кодекса; ст. 10 «Обязанности граждан», п. 1 ст. 29 «Организация и проведение санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий» (в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона от 4 ноября 2022 г. № 429-ФЗ), абз. 4 подп. 6 п. 1 ст. 51 «Полномочия главных государственных санитарных врачей и их заместителей» Закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения; абз. 4 п. 2 ст. 5 «Права и обязанности граждан при осуществлении иммунопрофилактики» Закона об иммунопрофилактике инфекционных болезней; подп. «м», «у», «ф» п. 1 ст. 11 «Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций» Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. По ее мнению, оспариваемые законоположения противоречат Конституции РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они позволяют работодателям самостоятельно устанавливать порядок отстранения от работы и отстранять от работы работников, не прошедших вакцинацию, а также требовать от них представления сведений, составляющих врачебную тайну.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд указал, что оспариваемое Ириной Поличинской положение ч. 1 ст. 76 ТК, согласно которому работодатель обязан отстранить от работы (не допускать к работе) работника в других случаях, предусмотренных данным Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, непосредственно не устанавливает основания для отстранения работника от работы, действует в системной связи с соответствующими нормами данного Кодекса, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ, в том числе регулирующих отношения в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и иммунопрофилактики инфекционных заболеваний.

Закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения закрепляет обязанность граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц в соответствии с осуществляемой ими деятельностью выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц. К числу обязательных для выполнения постановлений относятся, в частности, выдаваемые главными государственными санитарными врачами и их заместителями при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, мотивированные постановления о проведении профилактических прививок гражданам или отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям, то есть, пояснил КС, при угрозе возникновения и распространения инфекционных болезней, в том числе в период действия установленных органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций согласно подп. «у» п. 1 ст. 11 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, обязательных для исполнения гражданами и организациями. При этом Постановлением Правительства РФ от 31 января 2020 г. № 66 к числу инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, отнесена, в частности, коронавирусная инфекция.

Конституционный Суд напомнил, что согласно п. 1 ст. 29 Закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения мероприятия по проведению профилактических прививок как один из видов санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, предусмотренных санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами РФ, в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны проводиться своевременно и в полном объеме. Предусмотренные абз. 1 и 4 п. 2 ст. 5 Закона об иммунопрофилактике инфекционных болезней правовые последствия отсутствия профилактических прививок в виде отстранения от работы граждан, занятых на работах, которые включены в перечень, утвержденный в соответствии с абз. 5 названного пункта, и выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями, установлены исходя из необходимости сохранения здоровья таких категорий работников в процессе трудовой деятельности, а также обеспечения здоровья и безопасности других лиц.

Следовательно, разъяснил Конституционный Суд, положения ч. 1 ст. 76 ТК, абз. 4 п. 2 ст. 5 Закона об иммунопрофилактике инфекционных болезней, абз. 1, 2 и 4 ст. 10, п. 1 ст. 29 (в оспариваемой редакции) Закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения во взаимосвязи друг с другом, а также с подп. «у» п. 1 ст. 11 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера выступают элементами правового механизма, направленного на предотвращение и устранение возникающих в связи с эпидемическими заболеваниями рисков для жизни и здоровья граждан, и не могут расцениваться как нарушающие их конституционные права.

Как указал КС, применение иных оспариваемых заявительницей законоположений не подтверждается представленными документами, в силу чего жалоба в соответствующей части также не отвечает критерию допустимости обращений в Конституционный Суд и не может быть принята к рассмотрению.

По мнению адвоката АП Пермского края Александра Онучина, КС верно указал, что ст. 76 ТК должна восприниматься в системной связи с соответствующими нормами ТК, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ, в том числе регулирующих отношения в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и иммунопрофилактики инфекционных заболеваний. Указанное толкование нормы исключает произвольное отстранение работодателем работника. Адвокат добавил, что мнение заявительницы о том, что данная норма позволяет работодателю самостоятельно устанавливать порядок отстранения от работы и отстранять от работы работников, не прошедших вакцинацию, основано на неверном толковании закона.

«Что касается обязанности представлять работодателю сведения, составляющие врачебную тайну, то эта часть в жалобе не раскрыта. Если исходить из установленных ТК требований к безопасности труда, в том числе и в части ежегодных медицинских осмотров и профилактических прививок, то здесь работодатель вправе иметь сведения, составляющие врачебную тайну, в объеме, который бы позволял ему осуществлять свои функции по охране труда работников и при этом не нарушал бы права работника на сохранение врачебной тайны. Здесь уместна аналогия с охраной работодателем персональных данных работника. Медицинское заключение о наличии противопоказаний для профилактической прививки достаточно лаконично и не раскрывает причины противопоказаний и как следствие – врачебную тайну», – полагает Александр Онучин.

Юрист, эксперт по трудовому праву Елена Карсетская отметила, что в период ковидных ограничений многие работодатели столкнулись с серьезной проблемой, так как региональные государственные санитарные врачи требовали от них обеспечить обязательную вакцинацию определенных категорий работников. «В эти категории, как правило, входили государственные и муниципальные служащие, работники предприятий обслуживания и торговли. Между тем “антипрививочники” от вакцинации отказывались, ссылаясь на то, что ст. 76 ТК прямо не предусматривает возможность отстранения от работы при отсутствии прививки от COVID-19. Чаще всего в постановлениях санитарных врачей также не содержалось требование об отстранении невакцинированных сотрудников от работы и многие работодатели, принявшие решение об отстранении “антипрививочников”, стали участниками судебных споров. В большинстве случаев суды вставали на сторону работодателей, но все же были решения и в пользу работников. В итоге правомерность действий работодателей по отстранению невакцинированных сотрудников от работы подтвердил Конституционный Суд, указав, что в данной ситуации ст. 76 ТК применяется в совокупности с санитарным законодательством», – прокомментировала эксперт.

Адвокат АБ «Адвокатская Группа ОНЕГИН» Татьяна Заседателева считает позицию КС взвешенной и обоснованной, отражающей реализацию полномочия регулятора по защите публичных интересов в условиях существующих рисков для жизни и здоровья граждан в условиях эпидемии. «Безусловно, сложившаяся в мире и в России ситуация с новой коронавирусной инфекцией вызвала необходимость введения серьезных требований и ограничений, затронувших права граждан, в том числе и трудовые. В то же время, поскольку требование обязательной вакцинопрофилактики не является вызывающим сложности правоприменения нововведением в российском праве, Конституционный Суд верно указал на наличие существующей правовой базы, позволяющей принять решение о законности отстранения работника от исполнения трудовых обязанностей в описанной в акте ситуации», – полагает она.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-ne-usmotrel-narusheniy-prav-otstranennogo-ot-obyazannostey-gossluzhashchego-iz-za-otkaza-ot-vaktsinatsii/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66