Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Неисправный подрядчик не может требовать полной оплаты в случае невыполнения всего объема работ
11.09.2023
Неисправный подрядчик не может требовать полной оплаты в случае невыполнения всего объема работ
x
133

Верховный Суд заметил, что поскольку неисправная сторона договора своим нарушением сама уменьшает размер имущественного притязания, на который она может претендовать, то убытки, коль скоро они причинены этой стороной контрагенту, подлежат учету при выведении итогового сальдо встречных предоставлений.По мнению одного из экспертов, нечасто можно встретить такой случай, когда ВС «разбирает по косточкам» спор между двумя хозяйствующими субъектами относительно представленных каждым из них доказательств в материалы дела. По мнению другого, изложенная позиция ВС ориентирует нижестоящие суды на необходимость учета правового поведения лица, обратившегося в суд, а также конкретных условий договора.

 

29 августа Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС23-4950 по делу № А56-59474/2019, в котором указал, что отклонение подрядчика от условий договора порождает необходимость пересчета итогового платежа заказчика.

Обстоятельства спора
15 ноября 2016 г. ООО «Морское строительство и технологии» заключило с АО «НИПИгазпереработка» договор по проведению проектных работ для строительства в морском порту Ванино на северном берегу бухты Мучке Хабаровского края терминала для перевалки сжиженных углеводородных газов. Договор предусматривал выполнение работ, их приемку и оплату по этапам. В рамках этапа № 5 подрядчик был обязан разработать проектную документацию объектов производственной зоны терминала в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 16 февраля 2008 г. № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию». Согласно п. 4 договора стоимость работ стадии «Проектная документация» составила более 145 млн руб., стоимость работ этапа № 5 – около 49 млн руб.

1 ноября 2018 г. по акту была передана проектная документация заказчику, за исключением раздела конструктивных решений в отношении фундаментов изотермических резервуаров, подлежавшая оплате до 11 ноября 2018 г. По данному акту ООО «Морское строительство и технологии» приняло работы частично, поскольку работа этапа № 5 была выполнена не в полном объеме, а именно: в разделе 4 проектной документации, разработанной подрядчиком, отсутствовала информация об изотермических резервуарах и их фундаментах, что является отступлением от условий договора, ухудшающим результат работы.

Руководствуясь п. 6.7 договора и п. 3 ст. 715 ГК, заказчик заключил договор с ООО «ТГЕ Газ Инжиниринг Рус» на выполнение работ, не исполненных АО «НИПИгазпереработка». При этом до заключения договора заказчик неоднократно предъявлял подрядчику требование о предоставлении раздела 4 проектной документации в полном объеме в соответствии с договором и заданием к нему.

«Морское строительство и технологии» оплатило работы, фактически выполненные подрядчиком по этапу № 5 на сумму более 25 млн руб., за вычетом стоимости работ, выполненных другим лицом, – более 23 млн руб.

Обращение в арбитражные суды
«НИПИгазпереработка» обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к заказчику о взыскании около 48 млн руб. задолженности по договору от 15 ноября 2016 г. и около 32 млн руб. неустойки за нарушение срока оплаты работ, о признании договора расторгнутым в части выполнения работ по разработке конструктивных решений фундаментов изотермических резервуаров (чертежи, расчеты).

Суд установил, что подрядчик не выполнил часть работ, входящих в предмет договора, расчет конструктивной части резервуаров изотермического хранения и расчет конструктивных решений фундаментов изотермических резервуаров. В отношении других работ суд установил потребительскую ценность их результата и, руководствуясь ст. 309, 310, 711, 720, 758, 762 ГК, взыскал их стоимость с заказчика.

При этом в связи с невыполнением истцом части работ судом была принята стоимость этих работ по расчету конструктивных решений фундаментов изотермических резервуаров, определенная заключением судебной экспертизы в размере около 1,8 млн руб., и стоимость этих работ по расчету конструктивной части резервуаров изотермического хранения, определенная в проекте дополнительного соглашения, направленного ответчиком истцу, более 13 млн руб. Указанные суммы суд вычел из согласованной сторонами цены работ, разница в размере около 6,4 млн признана задолженностью, которая подлежала оплате истцу за выполненные работы.

Апелляционный и кассационный суды оставили решение первой инстанции без изменений.

Верховный Суд тщательно разобрался в деле
«Морское строительство и технологии» обратилось в Верховный Суд, который отметил, что, согласно положениям п. 1 ст. 711 и ст. 746 ГК, подрядчик не вправе претендовать на полное исполнение заказчиком обязанности по оплате выполненных работ, если им допущено нарушение условий договора, в том числе и в части выполнения работ в полном объеме.

ВС напомнил, что ответчик, начиная с отзыва на иск, ссылался на доказательства, подтверждающие, по его мнению, отсутствие оснований для оплаты выполненных работ и факты ненадлежащего исполнения обязательств со стороны истца. Ответчик указывал на невыполнение истцом части работ, понесенные им расходы на завершение предусмотренных договором работ путем привлечения другого лица и необходимость квалификации этих расходов в целях их уменьшения (сальдирования) на причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму за выполненные работы. По мнению же истца, разработка раздела 4 проектной документации в отношении изотермических резервуаров не входила в обязанности подрядчика, поскольку они не являются объектами капитального строительства, кроме того, заказчик не предоставил необходимые данные для разработки этого раздела.

Обращаясь в суд, подрядчик определил стоимость фактически выполненных работ в сумме около 48 млн руб. как разницу между договорной стоимостью работ этапа № 5 –около 49 млн руб. – и рассчитанной им стоимостью разработки раздела 4 проектной документации для фундаментов изотермических резервуаров на сумму более 777 тыс. руб. Ответчик указал, что результатом работы этапа № 5 является разработка проектной документации в отношении всех объектов производственной зоны терминала, включая изотермические резервуары вместе с фундаментами. Стоимость этапа № 5 согласована сторонами в размере около 49 млн руб. без указания сумм по видам работ, входящим в данный этап.

Как пояснил Суд, истец получал от ответчика исходные данные для разработки проектной документации резервуаров изотермического хранения и их фундаментов, однако истец от выполнения спорных работ уклонился, несмотря на неоднократные требования ответчика об их выполнении, фактически признал свою неспособность выполнить расчеты для изотермических резервуаров в объеме, необходимом для прохождения государственной экспертизы. При этом ФАУ «Главгосэкспертиза России» рассматривало проектную документацию изотермических резервуаров именно как объектов капитального строительства, о чем, по мнению ответчика, свидетельствуют затребованные в процессе экспертизы документы. Вместе с тем позиция истца, являющегося профессиональным участником рынка соответствующих подрядных работ, относительно выполнения спорных работ сторонней организацией состояла в том, что данные работы могут быть выполнены по предложению ответчика другими лицами или самим истцом по более высокой цене. Ввиду отказа истца от разработки проектной документации изотермических резервуаров и их фундаментов, истечения установленного срока выполнения работ по этапу № 5 ответчик был вынужден поручить выполнение спорных работ в короткий срок другому лицу и принять коммерческое предложение о стоимости работ.

ВС заметил, что суды, определяя сумму, причитающуюся подрядчику в счет оплаты выполненных им работ, руководствовались стоимостью работ этапа № 5 в размере более 35 млн руб., указанной ответчиком в дополнительном соглашении, которое было направлено ответчиком истцу, но истцом подписано не было, то есть указанная стоимость этапа работ сторонами не была согласована. В качестве одного из вычитаемых они приняли стоимость расчетов конструктивных решений фундаментов изотермических резервуаров, указанную в заключении судебной экспертизы, в размере около 1,8 млн руб. При этом эксперт определил стоимость выполненных истцом работ по этапу № 5 с учетом невыполнения расчетов в отношении изотермических резервуаров и их фундаментов в размере около 47 млн руб., а также сделал вывод о том, что работы по расчетам конструктивной части резервуаров не входят в предмет договора. Несмотря на то что суды, отталкиваясь от обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств, пришли к выводу о том, что в состав работ по этапу № 5 входят как работы по расчету конструктивной части резервуаров, так и работы по расчету конструктивных решений фундаментов резервуаров, они все же приняли заключение судебной экспертизы с учетом пояснений эксперта в качестве надлежащего доказательства по делу. Между тем данное экспертное заключение, согласно ст. 64, 71, 86 АПК, не имело заранее установленной силы и подлежало оценке по общим правилам гл. 7 АПК наряду с другими доказательствами по делу.

Верховный Суд указал, что возражения ответчика относительно использования в качестве доказательства заключения судебной экспертизы, содержащего, по его мнению, необоснованные и противоречивые выводы о расчете стоимости спорных работ, в том числе ввиду их удорожания в связи со срочностью их выполнения, были отклонены судами. Таким образом, положенная в основу судебных актов стоимость невыполненных работ, влияющая на сумму, подлежащую взысканию с заказчика в пользу подрядчика, не обоснована и не соответствует представленным в материалы дела доказательствам. Кроме того, оценив поведение сторон по исполнению договора и установив, что с учетом делимости предмета договора подряда и возможности разработки документации по отдельности имеет место невыполнение работ в части, суды пришли к выводу о частичном прекращении обязательств сторон.

Прекращение договора подряда порождает необходимость соотнесения взаимных предоставлений сторон по этому договору (сальдо встречных обязательств) и определения завершающей обязанности одной стороны в отношении другой (Определение ВС от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17-14946).

Заказчик констатировал факт сальдирования в письме от 8 ноября 2018 г., в котором имеется ссылка на ст. 715 ГК и предупреждение о том, что стоимость части работ, от выполнения которой подрядчик отказался и которую заказчик во избежание срыва выполнения работ был вынужден поручить другому лицу, будет отнесена на счет подрядчика. В свою очередь, подрядчик направил заказчику письмо от 28 февраля 2019 г., поименованное как уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора в части, содержащее также претензию об оплате выполненных работ, уплате неустойки на основании п. 1 ст. 450.1, ст. 716, 719 ГК. Суды признали обязательства сторон прекращенными вне зависимости от основания такого прекращения – ст. 715 ГК, на которую ссылался заказчик, или ст. 716, 719 ГК, на которые указывал подрядчик. Между тем, указал ВС, суды не дали надлежащую правовую оценку указанным письмам, содержащим намерения сторон отказаться от договора и прекратить обязательства в соответствующей части, с учетом установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих об отказе истца от выполнения спорных работ, несмотря на неоднократные требования ответчика, что и послужило поводом для заключения последним другого договора. При этом суды не установили, что исходные данные, необходимые для разработки проектной документации резервуаров изотермического хранения и их фундаментов, не были переданы ответчиком истцу. Более того, суды не исследовали возможность сальдирования встречного права требования возмещения убытков по замещающей сделке, предметом которой являются работы, не выполненные в соответствии с условиями спорного договора подряда.

Верховный Суд отметил, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчик представлял договор от 1 ноября 2018 г. с дополнительным соглашением, заключенный с ООО «ТГЕ Газ Инжиниринг Рус», на выполнение того объема работ, от которого отказался истец, а также платежные поручения, подтверждающие оплату выполненных работ.

ВС напомнил, что, согласно ч. 1 ст. 393.1 ГК, в случае если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.

Суды, установив факт заключения ответчиком замещающей сделки и не поставив под сомнение несение затрат в указанной им сумме, отклонили указанный довод, исходя из того, что о зачете встречных однородных требований в порядке ст. 410 ГК ответчик не заявлял, с иском о взыскании убытков по замещающей сделке на основании ст. 393.1 ГК не обращался. В связи с этим суды сочли, что учету при сальдировании в качестве стоимости невыполненных истцом работ подлежат не затраты, понесенные ответчиком по замещающей сделке, а стоимость этих работ, определенная по условиям договора либо экспертным путем. Таким образом, заметил Верховный Суд, спорный вопрос заключается в том, подлежат ли учету в порядке сальдирования, то есть без предъявления самостоятельного иска при сопоставлении встречных предоставлений сторон в рамках одного обязательства и выведении итоговой обязанности одной из сторон (сальдо), затраты (убытки), понесенные стороной договора в связи с неисправностью второй стороны и заключением по этой причине замещающей сделки с третьим лицом.ВС разъяснил, что, согласно сложившейся судебной практике, сальдирование имеет место тогда, когда в рамках одного договора либо нескольких взаимосвязанных договоров определяется завершающая обязанность сторон при прекращении договорных отношений полностью либо их отдельного этапа. Сопоставление обязанностей сторон из одних отношений и осуществление расчетных операций с целью определения лица, на которое возлагается завершающее исполнение (с суммой такого исполнения), не может быть квалифицировано как зачет и не подлежит оспариванию как отдельная сделка, так как причитающуюся стороне итоговую денежную сумму уменьшает она сама своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не контрагент, констатировавший расчетную операцию сальдирования. Соответственно, в подобной ситуации не возникают встречные обязанности, а формируется лишь единственная завершающая обязанность одной из сторон договора (определения ВС от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17-14946, от 12 марта 2018 г. № 305-ЭС17-17564, от 2 сентября 2019 г. № 304-ЭС19-11744, от 29 августа 2019 г. № 305-ЭС19-10075, от 28 октября 2019 г. № 305-ЭС19-10064, от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС19-18890, от 15 октября 2020 г. № 302-ЭС20-1275, от 27 октября 2020 г. № 305-ЭС20-10019, от 10 декабря 2020 г. № 306-ЭС20-15629, от 21 января 2021 г. № 305-ЭС20-18605, от 2 февраля 2021 г. № 305-ЭС20-18448 и др.).По общему правилу сальдирование возможно в рамках одного договора, однако в ряде случаев подобным образом могут сопоставляться обязанности сторон, зафиксированные в разных договорах, фактически являющихся элементами одного правоотношения, искусственно раздробленного на несколько договорных связей для удобства сторон или по причине нормативных предписаний в соответствующей сфере отношений. Возможны также ситуации, когда стороны своей волей договариваются о подобном объединении расчетов по нескольким невзаимосвязанным договорам. В соответствии со ст. 702, 708, 709 и 720 ГК обязательственное правоотношение по договору подряда состоит из двух основных встречных обязательств, определяющих тип этого договора: обязательства подрядчика выполнить в натуре работы надлежащего качества в согласованный срок и обязательства заказчика уплатить обусловленную договором цену в порядке, предусмотренном сделкой (ст. 328 ГК). Из встречного характера указанных основных обязательств и положений п. 1 и 2 ст. 328, а также ст. 393 ГК, согласно которым при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства должник обязан возместить причиненные кредитору убытки, следует, что в случае ненадлежащего исполнения принятого подрядчиком основного обязательства им не может быть получена та сумма, на которую он мог рассчитывать, если бы исполнил это обязательство должным образом.

В частности, указал ВС, неисправный подрядчик не вправе требовать выплаты полной договорной цены в случае невыполнения согласованного объема работ. Отклонение подрядчика от условий договора порождает необходимость пересчета итогового платежа заказчика. Подобное сальдирование вытекает из существа отношений по подряду и происходит в силу встречного характера основных обязательств подрядчика и заказчика. При этом даже факт взыскания встречных задолженностей, подлежащих сальдированию, в рамках различных судебных дел вступившими в законную силу судебными актами не препятствует определению итогового сальдо взаимных обязательств (определения ВС от 8 апреля 2021 г. № 308-ЭС19-24043(2,3), от 26 декабря 2022 г. № 304-ЭС17-18149(15)).

Компенсация убытков, причиненных кредитору в связи с досрочным прекращением договора и заключением взамен него аналогичного договора, является частным случаем возникновения у кредитора обусловленных неисправностью должника расходов, не охваченных разумными ожиданиями кредитора, имевшимися на момент заключения договора с должником. При этом законодатель установил два способа определения размера убытков на этот случай – на условиях замещающего договора (конкретные убытки) либо, в случае если замещающий договор не заключен, исходя из текущих цен на сопоставимые товары, работы или услуги (абстрактные убытки). Приоритетным способом определения причитающегося является метод взыскания конкретных убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на аналогичные товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки (п. 11, 12 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК об ответственности за нарушение обязательств», Определение ВС от 22 сентября 2020 г. № 305-ЭС20-4649).

Иными словами, пояснил Суд, порядок определения убытков по ст. 393.1 ГК базируется на общих положениях ст. 15 ГК, в силу которых в состав реального ущерба входят как уже понесенные расходы, так и расходы, которые будут понесены кредитором в будущем для нивелирования имущественных последствий неисправности должника.

Поскольку, как следует из вышеприведенной практики ВС, неисправная сторона договора своим нарушением сама уменьшает размер имущественного притязания, на который она может претендовать, то убытки, коль скоро таковые причинены этой стороной контрагенту, вне зависимости от способа их определения подлежат учету при выведении итогового сальдо встречных предоставлений и установлении завершающей обязанности одной из сторон договора в пользу другой стороны. В связи с этим вывод судов о том, что способы определения убытков, указанные в ст. 393.1 ГК, не подлежат применению при сальдировании сторон по результатам исполнения договора подряда, является ошибочным. При этом суды не исследовали исполнение договора, заключенного ответчиком с ООО «ТГЕ Газ Инжиниринг Рус», детально не сопоставили его предмет с работами, не выполненными истцом, а также не учли, что истец каких-либо мотивированных возражений по представленным документам не заявил, в том числе не указал на завышение ответчиком расходов на устранение недостатков.

В рассматриваемом случае суды обязаны были оценить общее сальдо исполнений сторон спора, включая стоимость спорных работ, размер выплаченных денежных средств по замещающей сделке и установить расчеты с целью достижения эквивалента встречных предоставлений, чтобы не допустить неосновательного обогащения какой-либо из сторон договора подряда. Таким образом, установление размеров убытков ответчика, обусловленных заключением замещающей сделки, требует исследования доказательств и установления новых обстоятельств в соответствии с положениями ст. 15, 71, 170 АПК. Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Эксперты о деле
В комментарии «АГ» адвокат, управляющий партнер Osipov Legal Михаил Осипов отметил, что нечасто можно встретить такой случай, когда ВС «разбирает по косточкам» спор между двумя хозяйствующими субъектами относительно представленных каждой их них доказательств в материалы дела. «Такой спор между заказчиком и подрядчиком относится к популярной категории дел. При его разрешении необходимо учитывать множество обстоятельств, например, о чем договаривались стороны и что каждой из них было выполнено. При этом закон и судебная практика допускают представление любых доказательств, не запрещенных законом. В описываемом случае сторонам следует надеяться, что при новом рассмотрении дела каждому доказательству будет дана должная юридическая оценка», – пояснил он.

Управляющий партнер юридической фирмы «Ватаманюк & Партнеры», адвокат АП г. Москвы Владислав Ватаманюк указал, что проблема, затронутая в определении, весьма актуальна, поскольку касается двух вопросов: во-первых, учета поведения истца, требующего взыскания задолженности и неустойки по договору, а, во-вторых, возможности взыскания c лица, отказавшегося от договора, расходов по замещающей сделке и проведения возможного сальдо взаимных расчетов сторон.

Он заметил, что изложенная ВС позиция ориентирует нижестоящие суды на необходимость учета правового поведения лица, обратившегося в суд, а также конкретных условий договора. «На практике стороны договора подряда зачастую обращаются в суд, не доведя строительные работы до конца. Суд в таком случае нередко упускает из вида необходимость правильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, – пояснил адвокат. – ВС напомнил, что, отказываясь от договора, сторона не всегда действует правомерно. В том случае, если условиями договора была предусмотрена оплата работ в полном объеме после выполнения соответствующего задания, подрядчик не вправе требовать оплаты работы в оставшейся части при отказе от договора, если его условиями не предусмотрено иное».

Владислав Ватаманюк отметил, что в случае предъявления противоположной стороне расходов по замещающей сделке судам необходимо оценить, насколько ее потребность вызывалась конкретными обстоятельствами дела. «Помимо сопоставления условий о цене суды должны изучить мотивы заключения сделки по выполнению указанных работ. На практике часто бывает так, что потерпевшая сторона заключает отличную по количеству и составу выполнения работ сделку и требует взыскания расходов в полном объеме», – заметил адвокат. «В определении ВС также подробно рассмотрен порядок применения сальдо взаимных расчетов. На основании сложившейся практики Верховный Суд особо акцентирует внимание на том, что сальдо не является зачетом как основанием прекращения обязательства, а расходы по замещающей сделке могут быть предъявлены ко взысканию не только посредством подачи самостоятельного иска», – заключил эксперт.


Марина Нагорная
Источник:https://www.advgazeta.ru/novosti/neispravnyy-podryadchik-ne-mozhet-trebovat-polnoy-oplaty-v-sluchae-nevypolneniya-vsego-obema-rabot/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66