Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС пояснил, как определяется независимость конкурсного управляющего
07.09.2023
ВС пояснил, как определяется независимость конкурсного управляющего
x
133

Как отметил Суд, любые разумные сомнения в независимости конкурсного управляющего трактуются против него и в отсутствие надлежащего опровержения влекут отказ в утверждении его кандидатуры.По мнению одного адвоката, ВС РФ обошел стороной острую проблему представительства арбитражного управляющего и других лиц, участвующих в банкротстве, одними и теми же лицами, хотя это было основным аргументом, который выдвигали независимые кредиторы в деле. Другой полагает, что во избежание подобных споров на законодательном уровне можно было бы предусмотреть, что во всех случаях арбитражный управлявший выбирается случайным образом, поскольку этот способ априори является более справедливым.


28 августа Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС23-6153 (1,4,5) по делу № А56-108239/2019, в котором перечислил признаки, определяющие независимость конкурсного управляющего в банкротном деле.

Ранее в суд поступили заявления о банкротстве ООО «РедСис» от общества «Архитектурно-конструкторское бюро № 1», которое просило утвердить Алексея Цибульского управляющим должником, а также общества «АйТи Проект-Урал», которое, в свою очередь, предложило на эту должность Ивана Чупракова. Требования этих кредиторов были погашены должником и АО «Компания АКС» до их рассмотрения по существу.

Затем в суд поступили заявления о банкротстве общества «РедСис» от ООО «ВиваСити» и «Холдинг Гефест», которые просили утвердить Михаила Ясенкова временным управляющим должником. Требования этих обществ до их обращения в суд были приобретены «Компанией АКС». Общество «ВиваСити» отказалось от заявления о банкротстве должника со ссылкой на отсутствие у него как воли на подобное обращение, так и права ввиду уступки требований, добавив, что заявление от его имени было подано аффилированным с должником лицом – «Компанией АКС» в отсутствие на то полномочий с целью назначить подконтрольного арбитражного управляющего. Кроме того, суд принял к производству заявление ПАО «Национальный банк “ТРАСТ”» о признании должника банкротом с суммой требований более 5 млрд руб.

В декабре 2020 г. по заявлению общества «Холдинг Гефест» в отношении должника была введена процедура наблюдения, временным управляющим стал Михаил Ясенков. В октябре 2021 г. по ходатайству «Компании АКС» было произведено процессуальное правопреемство общества «Холдинг Гефест» на нее.

Собрания кредиторов должника, назначенные на 15 апреля и 25 мая 2022 г., были признаны несостоявшимися ввиду отсутствия кворума, а на собрании, назначенном на 16 июня, для принятия решения о выборе саморегулируемой организации оказалось недостаточно голосов. Собранием кредиторов, состоявшимся 4 августа, были приняты решения о выборе ассоциации «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа»: «за» – 68,206% голосов кредиторов, при этом за кандидатуру Михаила Ясенкова было отдано 65,131% голосов кредиторов.

В том же месяце суд отказал в удовлетворении заявления кредитора АО «БМ-Банк», поддержанного банком «ТРАСТ» и ПАО «Промсвязьбанк», о замене временного управляющего должником Михаила Ясенкова и утверждении новой кандидатуры на эту должность путем метода случайной выборки. Тогда суд отметил, что требования заявителя на тот момент были признаны обоснованными, но подлежащими удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты. Позднее апелляционный суд отменил это решение, согласившись с доводами банков о наличии признаков заинтересованности арбитражного управляющего к должнику и необходимости его замены с применением альтернативного метода случайной выборки, но кассация оставила в силе решение первой инстанции.

В сентябре 2022 г. суд признал «РедСис» банкротом, была открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим должником стал Михаил Ясенков. Суд руководствовался результатами собрания кредиторов от 4 августа 2022 г., отклонив доводы банков о необходимости применения метода случайной выборки со ссылкой на ранее рассмотренный им спор об отказе в замене временного управляющего должником. Однако апелляция согласилась с доводами банков о наличии признаков заинтересованности конкурсного управляющего к должнику и его бенефициару – Василию Васину и отменила решение первой инстанции в части утверждения конкурсным управляющим Михаила Ясенкова. Вопрос об утверждении новой кандидатуры был направлен на новое рассмотрение.

В свою очередь окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции в части утверждения конкурсного управляющего должником. Таким образом, суд округа исходил из приоритета выбора кредиторов, совершенного в рамках первого собрания, состоявшегося 4 августа 2022 г., со ссылкой на то, что факт принятия решения за счет голосов аффилированных с должником лиц не доказан, поскольку само по себе представительство не относится к основаниям для признания лица аффилированным.

В кассационных жалобах в Верховный Суд «БМ-Банк», «Промсвязьбанк» и «ТРАСТ» выразили несогласие с решением суда первой инстанции в части утверждения конкурсного управляющего Михаила Ясенкова и просили оставить в силе постановление апелляции. В свою очередь Михаил Ясенков ходатайствовал о прекращении производства по жалобе «БМ-Банка» со ссылкой на то, что у этого лица отсутствует статус участника банкротного дела. Представители кассаторов возражали против удовлетворения такого ходатайства, однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда удовлетворила его, поскольку спор о включении требований «БМ-Банка» к должнику был направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции, где был отложен на 24 августа. Соответственно, заметила коллегия, на текущий момент «БМ-Банк» не был наделен правом обжаловать судебные акты, разрешающие вопрос о назначении конкурсного управляющего должником.

После изучения материалов дела Экономколлегия отметила: суть заявленных банками возражений сводилась к тому, что на протяжении всего периода банкротства должника, в котором только процедура наблюдения длилась почти три года (с ноября 2020 г. по сентябрь 2022), между управляющим Михаилом Ясенковым и банками существовал очевидный конфликт интересов, препятствующий эффективному банкротству и нарушающий интересы сообщества кредиторов должника. Само утверждение судом кандидатуры управляющего было результатом совместных действий должника и компании по последовательному выкупу (погашению) требований пяти заявителей по делу о банкротстве в обход п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве, а также разъяснений ВС РФ. Согласно им при выборе арбитражного управляющего или саморегулируемой организации в первой процедуре банкротства игнорируется мнение должника, арбитражный управляющий выбирается конкурсным кредитором – заявителем по делу о банкротстве, а при подаче заявления о банкротстве самим должником или аффилированным с ним лицом – случайным образом.

Общая сумма выкупленных «Компанией АКС» требований заявителей по делу о банкротстве составила около 7 млн руб., а погашенных самим должником – около 5 млн руб., тогда как по данным отчетов самого Михаила Ясенкова в реестр требований кредиторов должника в процедуре наблюдения включены требования на сумму более 600 млн руб. Кроме того, были заявлены требования кредиторов еще на 6 млрд руб. и не погашены текущие требования на сумму 3,7 млн руб. В связи с этим Экономколлегия согласилась с доводами банков об отсутствии какой-либо экономической целесообразности в совершении должником и «Компанией АКС» действий по погашению требований кредиторов – заявителей по делу о банкротстве. Соответственно, смыслом подобных согласованных действий явилось преодоление заинтересованными лицами норм Закона о банкротстве, не позволяющих должнику предлагать свою кандидатуру арбитражного управляющего, а также правовых позиций судебной практики.

ВС также не согласился с доводами управляющего и «Компании АКС» о том, что кандидатура Михаила Ясенкова была утверждена на собрании кредиторов, состоявшемся 4 августа 2022 г., поскольку указанное решение не может быть квалифицировано как выражение действительной воли всего гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов должника. Согласно протоколу этого собрания за спорную кандидатуру проголосовали кредиторы должника, совокупный размер требований которых (около 400 млн руб.) был в 10 раз ниже размера уже заявленных на тот момент, но не рассмотренных требований иных кредиторов, в частности банка «ТРАСТ», составляющих более 5 млрд руб. Таким образом, кандидатура арбитражного управляющего, утвержденная на вышеуказанном собрании кредиторов, не отражала волю реального большинства кредиторов должника.

«Следовательно, понимая, что назначение временным управляющим должником произошло с подачи миноритарного кредитора (компании), совместные с должником действия которого были направлены на обход п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве, в рассматриваемой ситуации добросовестный, разумный и независимый управляющий должен был отложить проведение собрания кредиторов по выбору кандидатуры конкурсного управляющего для предоставления всем его участникам возможности высказаться по данному вопросу. Отказывая в принятии обеспечительных мер о запрете в проведении собрания кредиторов, суды как раз исходили из установленной законом презумпции добросовестности, разумности и независимости управляющего», – отметил Верховный Суд.

Он напомнил, что при отсутствии доверия между конкурсным управляющим и сообществом кредиторов должника суд обязан принимать решения, предупреждающие подобные конфликты, а в случае возникновения – своевременно их разрешать с учетом баланса интересов независимых кредиторов, опираясь на волю большинства. Таким образом, правомерны выводы апелляции о наличии существенных сомнений в независимости арбитражного управляющего Михаила Ясенкова к должнику. Поскольку любые разумные сомнения в независимости арбитражного управляющего трактуются против него и в отсутствие надлежащего опровержения влекут отказ в его утверждении, позиция апелляции заслуживает поддержки.

ВС признал необоснованными выводы суда округа о том, что для отказа в утверждении конкурсного управляющего нужно было доказать его прямую аффилированность с должником или связанным с ним лицами. При этом он не согласился с выводами апелляции о необходимости определения СРО арбитражных управляющих методом случайной выборки, поскольку первое собрание, которое учитывало бы мнение большинства кредиторов должника, имеющих право принять участие и голосовать по указанному вопросу, фактически не состоялось. Применение судом метода случайной выборки при этом не исключается при сохранении конфликта интересов после предоставления возможности кредиторам реализовать их законные права.

Таким образом, ВС отменил постановление окружного суда, а также решение первой инстанции в части утверждения Михаила Ясенкова конкурсным управляющим должником, оставив постановление апелляции в силе. Исполнение обязанностей конкурсного управляющего должником возложено на Михаила Ясенкова до утверждения судом первой инстанции иной кандидатуры управляющего.

Адвокат, старший юрист КА «Регионсервис» Станислав Соболев отметил, что в корпоративных процедурах банкротства механизм выбора арбитражного управляющего определяется в зависимости от того, кто является заявителем. Если заявителем является кредитор, Закон о банкротстве наделяет его правом предложить кандидатуру конкретного арбитражного управляющего либо саморегулируемую организацию, из числа членов которой будет избран арбитражный управляющий. В свою очередь, если с заявлением о банкротстве обращается должник, то кандидатура арбитражного управляющего определяется случайным образом.

«После проведения первого собрания кредиторов кандидатура арбитражного управляющего определяется самим собранием кредиторов, что и имело место в настоящем деле. Однако следует учитывать, что мнение собрания кредиторов не является для суда обязательным, поскольку суд должен пресекать ситуации, когда предложенная кандидатура в случае ее утверждения может повлечь за собой потенциальный конфликт интересов. В данном случае необходимо выделять две ситуации. Во-первых, предполагается, что арбитражный управляющий должен быть независимым не только по отношению к самому должнику и его контролирующим лицам, но и по отношению к кредиторам. Иными словами, арбитражный управляющий не должен действовать только в интересах одного кредитора, который, например, предложил его кандидатуру. На практике, конечно, такие ситуации едва уловимы», – пояснил он.

По словам эксперта, существует и другой случай, когда формально независимый кредитор в действительности действует в интересах должника. Как правило, подтверждением этого предположения является совокупность косвенных доказательств, таких как общность участников кредитора и должника, представление их интересов одними и теми же лицами, а также поведение самого арбитражного управляющего, из которого можно прийти к выводу о сомнениях в его беспрестанности. «В этом деле ВС обоснованно обратил внимание на то, что временный управляющий не принял мер по отложению проведения собрания кредиторов, хотя на рассмотрении суда находилось несколько требований кредиторов, существенным образом превышавших размер требований, включенных в реестр к моменту проведения собрания, что, безусловно, могло повлиять на итоги голосования. Любой разумный управляющий на месте Михаила Ясенкова, как это отметил Суд, предпринял бы действия по отложению проведения собрания кредиторов. Обнаружение потенциального конфликта интересов между арбитражным управляющим и кем-либо из лиц, участвующих в деле о банкротстве, по большей части находится в дискреции суда. Поэтому вряд ли можно ожидать, что принятый ВС судебный акт кардинально поменяет практику», – считает Станислав Соболев.

Он добавил, что во избежание подобных споров на законодательном уровне можно было бы предусмотреть, что во всех случаях арбитражный управляющий выбирается случайным образом, поскольку этот способ априори является более справедливым. «Подобный подход поддерживается и рядом ученых, специализирующихся на банкротстве. Однако существует такая тенденция, что в существующей системе вознаграждения арбитражных управляющих последние попросту отказываются от участия в процедуре, если они заранее не знают размер своего потенциального процентного вознаграждения. Это наглядно можно было наблюдать, когда заработал институт банкротства граждан, где арбитражные управляющие массово отказывались от участия в процедуре, что де-факто приводило к невозможности введения процедуры. Поэтому, по-видимому, в текущих реалиях мы вынуждены будем жить в существующей системе и пресекать только явные злоупотребления», – полагает эксперт.

Адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов Алексей Лаптев с сожалением отметил, что Верховный Суд обошел стороной острую проблему представительства арбитражного управляющего и других лиц, участвующих в банкротстве, одними и теми же лицами, хотя это было основным аргументом, который выдвигали независимые кредиторы (см. Определение о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в заседании Судебной коллегии по экономическим спорам). «Формально ВС оставил в силе постановление суда апелляции, которая пришла к выводу о наличии признаков заинтересованности арбитражного управляющего к должнику в связи с представлением одной и той же группой лиц интересов арбитражного управляющего, должника и бенефициара должника. Но в тексте определения ВС об этом нет ни слова! Из этого можно сделать вывод: Суд просигнализировал о том, что он не разделяет библейскую мудрость “никто не может служить двум господам”, т.е. не считает нарушением принципа независимости арбитражного управляющего наличие у него представителя, который аффилирован (через представительство) с другими участниками банкротства. Вместе с тем задачей ВС является не посылка нечетких сигналов, которые можно интерпретировать по-разному, а формирование единообразной судебной практики по актуальным вопросам правоприменения, к которым, безусловно, относится вопрос о том, является ли наличие одного и того же представителя (представителей) у арбитражного управляющего и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, достаточным признаком для разумных подозрений в независимости арбитражного управляющего. Отсутствие четкой позиции ВС по этому вопросу не способствует формированию единообразной судебной практики, что подрывает конституционный принцип равенства всех перед законом и судом», – подчеркнул он.

Зинаида Павлова
Источник:https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-kak-opredelyaetsya-nezavisimost-konkursnogo-upravlyayushchego/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66