Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Поддержана жалоба адвоката на отмену постановления об освобождении от уголовной ответственности
08.02.2024
Поддержана жалоба адвоката на отмену постановления об освобождении от уголовной ответственности
x
119

Направляя кассационную жалобу в Четвертый КСОЮ на рассмотрение, Зампред ВС, в частности, указал, что суждения апелляции о возможности назначения судебного штрафа сводятся к переоценке выводов первой инстанции, что не является основанием для пересмотра состоявшегося решения в сторону ухудшения.

В комментарии «АГ» защитник рассказал, что до вынесения заместителем председателя Верховного Суда решения уголовное дело было повторно рассмотрено и его подзащитному вынесен обвинительный приговор, который теперь может быть отменен с учетом изложенной позиции. По мнению одного эксперта «АГ», постановление зампреда ВС РФ имеет очень важное значение, так как в нем, в частности, отмечено, что не всякое нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, если это прямо не отнесено к основаниям для отмены приговора. Другой полагает, что в этом документе исследуются различные уголовно-процессуальные аспекты, которые имеют существенное значение для принятия решения в судах первой инстанции, а также наличие законных оснований для его отмены в порядке апелляционного и кассационного обжалования.

Заместитель председателя Верховного Суда Владимир Давыдов вынес постановление (есть у «АГ») по делу № 41-УД23-42-К4, которым поддержал доводы защитника и отменил постановления судьи ВС РФ об отказе в передаче кассационной жалобы на решение апелляции об отмене приговора на рассмотрение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции.

Первая инстанция освободила обвиняемого от наказания, с чем не согласилась апелляция

По версии следствия, в ноябре 2022 г. гражданин П. незаконно приобрел наркотическое средство в значительном размере для личного употребления и хранил его при себе до задержания полицейскими уже на следующий день. Мужчина признал свою вину в полном объеме при даче показаний в качестве подозреваемого, подробно разъяснил обстоятельства совершенного преступления и раскаялся в содеянном; по его ходатайству дознание по делу проводилось в сокращенной форме. П. было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В суде П. ходатайствовал о прекращении уголовного дела с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Рассмотрев уголовное дело, суд принял во внимание, что П. обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести и полностью признал вину в нем, а также раскаялся в содеянном, активно способствовал расследованию преступления, положительно характеризуется по месту жительства и учебы, имеет постоянную работу, неоднократно награждался грамотами и дипломами за достижения в спорте и учебе, у него на иждивении находится престарелая родственница, страдающая рядом заболеваний, которая требует постоянного ухода. Кроме того, суд учел, что со стороны подсудимого были приняты и иные меры по заглаживанию причиненного преступлением ущерба: он добровольно перечислил деньги в фонд помощи лицам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. В связи с этим в апреле 2023 г. суд прекратил уголовное дело на основании ст. 251 УПК РФ с назначением П. меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 15 тыс. руб. (решение есть у «АГ»).

Апелляционный суд отменил постановление первой инстанции и вернул дело на новое рассмотрение, посчитав, что суд освободил П. от уголовной ответственности без достаточных на то оснований. В апелляционном постановлении (есть у «АГ») указывалось на то, что председательствующий судья по делу удалился в совещательную комнату для принятия решения, а затем вернулся для уточнения позиции защиты и не возобновил при этом судебное следствие, а, выслушав реплики сторон, вновь удалился в совещательную комнату, нарушив требования ст. 294 УПК РФ и права участников судебного разбирательства.

Кроме того, апелляция посчитала, что нижестоящий суд, принимая решение о прекращении дела с учетом приведенных в его постановлении обстоятельств, не учел, что объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие здоровье граждан и общественную нравственность. Она добавила, что нижестоящий суд не мотивировал в своем постановлении то, каким образом перечисленные им обстоятельства привели к заглаживанию П. причиненного вреда и к эффективному восстановлению нарушенных в результате преступления законных интересов общества.

«Суду первой инстанции при решении вопроса о возможности освобождения лица от уголовной ответственности необходимо было тщательно исследовать все обстоятельства, не только характеризующие личность П., но и иные данные, а именно обстоятельства приобретения и размер наркотического средства, способ его употребления, поведение П. после того, как к нему подошли сотрудники полиции. Установленные в суде первой инстанции обстоятельства совершения П. преступления свидетельствуют о его повышенной общественной опасности и, по мнению суда апелляционной инстанции, не допускают освобождение П. от уголовной ответственности, поскольку одно лишь пожертвование в общественный фонд не достаточно для восстановления социальной справедливости», – отмечалось в апелляционном постановлении.

Кассационную жалобу защиты не приняли к рассмотрению

В кассационной жалобе управляющий партнер АБ Ростовской области «Советник» Денис Матюхин оспорил выводы апелляционного суда о том, что оказание П. благотворительной помощи не может служить основанием для его освобождения от уголовной ответственности, поскольку такого пожертвования недостаточно для восстановления социальной справедливости. Защитник назвал такой вывод немотивированным и субъективным.

Адвокат также назвал не основанным на нормах права и материалах уголовного дела вывод апелляции о необходимости тщательного исследования судом первой инстанции обстоятельств дела, поскольку оно было рассмотрено в порядке гл. 40 УПК РФ. Он также подверг сомнению вывод апелляции о повышенной общественной опасности содеянного П., основанного на способах приобретения наркотика и его употребления, а также поведения П. после того, как к нему подошли сотрудники полиции.

Защитник добавил, что судом первой инстанции были учтены все обстоятельства, необходимые для принятия решения о назначении подзащитному судебного штрафа. Денис Матюхин также перечислил в своей жалобе данные, положительно характеризующие П., и обратил внимание на его содействие правоохранительным органам.

Тем не менее Четвертый КСОЮ отказался рассматривать кассационную жалобу защитника П. В свою очередь судья Верховного Суда в сентябре 2023 г. отказался принимать кассационную жалобу Дениса Матюхина на апелляционное постановление облсуда.

Зампредседателя ВС посчитал кассационную жалобу подлежащей рассмотрению по существу

Тогда Денис Матюхин подал жалобу на имя заместителя председателя Верховного Суда РФ. Изучив доводы адвоката, заместитель председателя ВС Владимир Давыдов пришел к выводу, что постановление судьи ВС подлежит отмене с передачей кассационной жалобы защитника с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Четвертого КСОЮ.

Так, он указал, что суд апелляционной инстанции, признав нарушенными положения ст. 294 УПК РФ, не указал в своем решении, в чем выразилась существенность нарушения судом первой инстанции норм уголовно-процессуального закона и как это обстоятельство повлияло на принятие итогового решения. В рассматриваемом же случае, как заметил Владимир Давыдов, из протокола судебного заседания суда первой инстанции следует, что дело рассматривалось в порядке гл. 40 УПК РФ; после изложения гособвинителем сущности предъявленного П. обвинения и поддержания подсудимым ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке были исследованы обстоятельства, характеризующие личность П., завершено судебное следствие, проведены прения сторон, подсудимому было предоставлено последнее слово, затем суд удалился для принятия решения.

«При этом ни в ходе прений сторон, ни в последнем слове стороны не сообщали о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, и не заявляли о необходимости исследования новых доказательств. В дальнейшем у суда возникла необходимость в уточнении позиции защиты относительно оснований прекращения уголовного дела, в связи с чем председательствующим по выходу из совещательной комнаты был задан уточняющий вопрос, после ответа на который стороны не были лишены возможности высказать свою позицию, чем и воспользовался государственный обвинитель, заявив об отсутствии оснований для прекращения уголовного дела, после чего подсудимому было предоставлено последнее слово», – отмечено в постановлении.

Со ссылкой на нюансы судебного следствия, проводимого в особом порядке принятия судебного решения, в постановлении указано, что возвращение суда из совещательной комнаты было вызвано лишь уточнением позиции защиты, после которого стороны высказали свое мнение, а подсудимому было предоставлено последнее слово, поэтому нет оснований полагать, что отсутствие в протоколе указания суда о возобновлении судебного следствия, непроведение прений сторон в полном объеме с повторным изложением государственным обвинителем и стороной защиты своих позиций по делу лишили или ограничили гарантированные права участников дела либо повлияли или могли повлиять на вынесение итогового решения по делу.

Кроме того, как отмечено в постановлении, областной суд допустил существенное нарушение норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих пределы прав апелляционного суда. Так, из апелляционного постановления усматривается: облсуд сделал категоричный вывод о том, что «установленные в суде первой инстанции обстоятельства совершения П. преступления свидетельствуют о его повышенной общественной опасности и, по мнению суда апелляционной инстанции, не допускают освобождение П. от уголовной ответственности». В нарушение ч. 4 ст. 380.19 УПК РФ облсудом были использованы формулировки, которые при новом рассмотрении уголовного дела означают обязательные для выполнения указания о преимущественном выборе наказания как меры уголовно-правовой ответственности за содеянное, чем были предрешены выводы суда первой инстанции.

Владимир Давыдов также не поддержал выводы апелляции касательно незаконности и необоснованности решения суда первой инстанции об освобождении П. от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа. В своем решении апелляция указала на немотивированность выводов районного суда о том, каким образом действия П., с учетом особенностей объекта инкриминируемого преступления, привели к заглаживанию причиненного вреда и к эффективному восстановлению нарушенных в результате содеянного законных интересов общества. Одновременно облсуд указал на необходимость исследования не только характеризующих П. данных, но и иных обстоятельств дела, свидетельствующих, по убеждению облсуда, о повышенной общественной опасности.

Однако эти выводы облсуда, как счел зампред ВС РФ, не свидетельствуют о допущении судом первой инстанции существенных нарушений закона, опровергаются его постановлением и фактически направлены на переоценку установленных им обстоятельств, что противоречит требованиям закона. Согласно ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред. Порядок принятия решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по этому основанию конкретизирован в ст. 251 УПК РФ.

Со ссылкой на практику КС в постановлении зампреда ВС РФ отмечено, что в качестве условия освобождения лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа федеральный законодатель определил полное возмещение этим лицом ущерба или заглаживание иным образом вреда, причиненного преступлением. «Соответственно, поскольку различные уголовно наказуемые деяния влекут наступление разного по своему характеру вреда, постольку предусмотренные ст. 76.2 УК РФ действия, направленные на заглаживание такого вреда и свидетельствующие о снижении степени общественной опасности преступления, нейтрализации его вредных последствий, не могут быть одинаковыми во всех случаях, а определяются в зависимости от особенностей конкретного деяния», – заметил зампред Владимир Давыдов.

Он добавил, что районным судом было установлено наличие всех условий, нужных для прекращения уголовного дела в отношении П. согласно ст. 251 УПК РФ и 76.2 УК РФ в связи с назначением судебного штрафа. Так, первая инстанция установила, что подсудимый привлекается к уголовной ответственности впервые, совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ, относящееся к категории небольшой тяжести, загладил причиненный преступлением вред. Суд также учел, что П. признал вину в полном объеме и раскаялся в содеянном, активно способствовал расследованию преступления, положительно характеризуется по месту жительства и учебы, имеет постоянное место работы, неоднократно награждался грамотами и дипломами за достижения в спорте и учебе, у него на иждивении находится престарелая родственница, страдающая заболеваниями и требующая постоянного ухода. Кроме того, П. добровольно пожертвовал 20 тыс. руб. в фонд, оказывающий помощь лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации, в том числе имеющим наркотическую зависимость.

Таким образом, указал зампредседателя ВС РФ, подсудимым были приняты меры, направленные на нейтрализацию негативных последствий содеянного, которые в полном объеме компенсируют совершенные им преступные действия и способствуют восстановлению нарушенных законных интересов общества и государства. Все эти действия П. были расценены судом первой инстанции как соразмерные и достаточные для вывода об уменьшении степени общественной опасности содеянного, что позволило ему принять решение о прекращении дела на основании ст. 251 УПК РФ. Такой вывод суда о достаточности действий П. для заглаживания негативных последствий, наступивших в результате совершения преступления, является обоснованным, поскольку он сделан на основе исследования свидетельствующих об этом доказательств.

Указывая на необходимость исследования таких данных, как обстоятельства приобретения и размер наркотического средства, способ его употребления, поведение П. после того, как к нему подошли полицейские, апелляция не учла, что дело рассматривалось по правилам гл. 40 УПК РФ, согласно которым исследование собранных по делу доказательств в общем порядке не проводится. В то же время все данные, на которые сослался облсуд в своем решении, указаны в обвинительном заключении и были известны суду первой инстанции и тем не менее позволили сделать вывод о наличии оснований для освобождения П. от уголовной ответственности согласно ст. 251 УПК РФ и 76.2 УК РФ. «Таким образом, по сути, суждения, изложенные в апелляционном постановлении относительно возможности назначения П. судебного штрафа, сводятся к переоценке выводов суда первой инстанции, направлены на иную оценку обстоятельств дела, что само по себе не является основанием для пересмотра состоявшегося судебного решения в сторону ухудшения положения лица, в отношении которого уголовное дело прекращено», – заключил Владимир Давыдов.

Адвокаты поддержали подход заместителя председателя ВС РФ

В комментарии «АГ» защитник П. Денис Матюхин сообщил, что до вынесения заместителем председателя Верховного Суда решения уголовное дело было повторно рассмотрено судом первой инстанции, по результату судебного разбирательства постановлен приговор, которым П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ. «Указанный приговор был обжалован в апелляционном порядке, однако постановлением Ростовского областного суда от 24 октября 2023 г. приговор оставлен без изменения, а апелляционная жалоба защитника – без удовлетворения. После вынесения постановления заместителем председателя ВС РФ от 7 декабря 2023 г. стороной защиты принято решение о нецелесообразности дальнейшего обжалования приговора, так как решением Четвертого кассационного суда общей юрисдикции он может быть отменен с учетом позиции ВС РФ. До настоящего времени решение Четвертым КСОЮ не принято», – отметил он.

Заместитель председателя КА «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин полагает, что постановление зампреда Верховного Суда РФ имеет очень важное значение сразу в нескольких аспектах. «Заместитель председателя ВС РФ на конкретном примере подтвердил недопустимость использования апелляционной инстанцией формулировок, которые при новом рассмотрении дела означают обязательные для выполнения указания как в части доказанности вины, так и выбора форм уголовной ответственности. Он также напомнил, что не всякое нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, если такое прямо не отнесено к основаниям для отмены приговора по процессуальным основаниям. Справедливо дана критическая оценка суждению апелляционной инстанции о необходимости возобновления судебного следствия после выхода судьи из совещательной комнаты», – отметил эксперт.

Он добавил, что в части несогласия апелляционной коллегии с оценкой судом первой инстанции возможности назначения судебного штрафа зампред ВС правомерно отметил, что судом первой инстанции учтены все положения ст. 25.1 УПК и 76.2 УК РФ, а правом на переоценку выводов суда первой инстанции в такой ситуации апелляционный суд не обладал. «Следует надеяться, что не только Верховный Суд, но и нижестоящие суды при проверке приговоров и постановлений по уголовным делам не будут столь репрессивны, а будут неукоснительно следовать нормам и духу закона. Заслуживает уважения и последовательная позиция защиты, которой использованы исчерпывающие меры по защите интересов доверителя, последняя из которых дала положительный результат», – подчеркнул Алексей Нянькин.

Адвокат Московской городской юридической консультации Валентин Платонов согласен, что правовая позиция, содержащаяся в постановлении зампреда ВС РФ, посвящена значимым вопросам, которые возникают в правоприменительной практике, а именно необходимости указания существенности нарушения судом первой инстанции норм уголовно-процессуального закона и каким образом эти нарушения влияют на принятие итогового решения. «Заместитель председателя ВС РФ верно указал на необходимость установления не только уголовно-процессуального нарушения, но также нахождения в причинно-следственной связи оказания влияния на вынесение решения. Таким образом, не каждое существенное нарушение уголовно-процессуального законодательства может повлиять на вынесение решения, при этом вышестоящим судам при установлении вышеуказанных нарушений не следует ограничиваться формальным подходом. Кроме того, Владимир Давыдов также указал на необходимость учета условий, предусмотренных ст. 76.2 УК РФ для освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, приведя в своем постановлении ссылки на позиции КС и ВС РФ, что свидетельствует о необходимости единообразного подхода при вынесении решений, который был нарушен судом апелляционной инстанции», – отметил он.

Эксперт добавил, что в документе также указано на отсутствие исчерпывающего перечня мер, направленных на нейтрализацию негативных последствий содеянного, которые в полном объеме компенсируют совершенные преступные действия и способствуют восстановлению нарушенных законных интересов общества и государства. «Также следует обратить внимание на указание необходимости соблюдения пределов рассмотрения уголовных дел в особом порядке уголовного судопроизводства, который не предполагает исследования собранных по делу доказательств в общем порядке. Таким образом, в этом документе обращается внимание на различные уголовно-процессуальные аспекты, которые имеют существенное значение для принятия решения в судах первой инстанции, а также на наличие законных оснований для отмены в порядке апелляционного и кассационного обжалования. Вышеуказанная правовая позиция по ряду проблем, безусловно, направлена на подтверждение единообразного подхода, которая ранее была высказана при рассмотрении аналогичных вопросов», – заключил Валентин Платонов.


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/zampred-vs-podderzhal-zhalobu-advokata-na-otmenu-postanovleniya-ob-osvobozhdenii-ot-ugolovnoy-otvetstvennosti/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66