Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС посчитал недопустимым взыскание с сельской учительницы соцвыплаты на строительство дома
10.08.2023
ВС посчитал недопустимым взыскание с сельской учительницы соцвыплаты на строительство дома
x
121

Верховный Суд указал, что апелляция не учла социально значимый характер выплаты, полученной в рамках федеральной целевой программы, а также отсутствие недобросовестности и противоправного поведения со стороны педагога.

Как заметил один из адвокатов, Верховный Суд в очередной раз напомнил судам, что Россия − правовое и социальное государство, и в условиях, когда закрепление молодых специалистов в сельской местности государству особенно необходимо, формальный подход недопустим. Второй отметил важность вывода ВС о том, что лишение выплаты молодого специалиста, не допустившего недобросовестных действий при обращении в уполномоченные органы за реализацией права на социальную выплату, использовавшего ее по целевому назначению, работающего учителем в сельской местности и не имеющего иного жилья по месту работы, не отвечает целям государственной аграрной политики.

Верховный Суд опубликовал Определение от 19 июня № 8-КГ2З-6-К2, которым оставил в силе решение первой инстанции, посчитавшей, что с учительницы не могут быть взысканы денежные средства, полученные в рамках областной программы на строительство жилья в сельской местности, поскольку со стороны педагога не было недобросовестности.

Соцвыплата для молодого учителя

Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2013 г. № 598 утверждена федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014–2017 годы и на период до 2020 года». На основании этой программы в Ярославской области разработана областная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий Ярославской области» на 2014–2020 гг., утвержденная постановлением правительства области от 17 марта 2014 г. № 222-п (областная целевая программа).

Яна Гаврилова работает учителем начальных классов МОУ «Сарафоновская средняя школа» Ярославского муниципального района. 19 августа 2016 г. она обратилась в районную администрацию с заявлениями о включении ее в состав участников мероприятий областной целевой программы по категории «молодой специалист» для улучшения жилищных условий путем строительства жилого дома, а также о признании ее и членов ее семьи преимущественно проживающими по необходимому для участия в программе адресу, приложив необходимые документы.

31 августа того же года на заседании рабочей комиссии администрации был утвержден состав участников мероприятий по улучшению жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности, а также молодых семей и молодых специалистов. Заявление Яны Гавриловой также было рассмотрено, а заявитель отнесена к категории «молодые семьи и молодые специалисты, изъявившие желание переехать в сельскую местность и работать в социальной сфере».

14 ноября 2016 г. Яна Гаврилова была включена в Сводный список участников мероприятий получателей социальных выплат в рамках реализации целевой программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014–2017 годы и на период до 2020 года» по Ярославскому муниципальному району на 2017 г. Сводные списки были утверждены администрацией и направлены в Департамент агропромышленного комплекса и потребительского рынка Ярославской области. 16 февраля 2017 г. директор утвердил сформированный единый Сводный список на 2017 г., куда была включена Яна Гаврилова.

13 марта 2017 г. между департаментом, МОУ «Сарафоновская средняя школа» и Яной Гавриловой был заключен трехсторонний договор об обеспечении молодого специалиста жильем в сельской местности с использованием соцвыплаты. В тот же день департамент выдал Яне Гавриловой свидетельство о предоставлении социальной выплаты на строительство (приобретение) жилья в сельской местности на сумму 716 тыс. руб. Деньги зачислили на ее счет.

20 января 2017 г. Яна Гаврилова заключила договор о строительстве дома с подрядчиком – ООО «Северный дом». В соответствии с этим договором и с учетом допсоглашения к нему от 13 июня 2017 г. Гаврилова обязалась принять и оплатить с использованием соцвыплаты и собственных средств работы по строительству дома на принадлежащем ей участке.

За переездом последовал суд

В апреле 2019 г. Контрольно-счетная палата Ярославской области провела в департаменте проверку, которой установила нарушения подп. 1.4 п. 1 раздела III Правил предоставления социальных выплат, а именно – неправомерное включение администрацией 12 молодых семей и специалистов в сводные списки, в том числе Яны Гавриловой как не соответствующей условиям участия в программе, поскольку она переехала из г. Ярославля, являющегося административным центром Ярославского муниципального района, в сельскую местность (Ярославский муниципальный район) и такой переезд не дает права на получение социальной выплаты. Таким образом, предоставленная Яне Гавриловой соцвыплата, по мнению Контрольно-счетной палаты, была использована неправомерно. 13 марта 2019 г. Контрольно-счетной палатой была проведена встречная проверка Комитета по управлению муниципальным имуществом администрации, по результатам которой сделаны аналогичные выводы.

20 июня 2019 г. и.о. директора департамента обратился в Ленинский районный суд г. Ярославля с иском к Яне Гавриловой. Истец просил признать трехсторонний договор недействительным и применить последствия недействительности сделки – взыскать с ответчика 716 тыс. руб. В качестве соответчика судом была привлечена школа, в которой работает Яна Гаврилова.

Неделю спустя прокурор Ярославского района обратился в тот же суд с иском к Яне Гавриловой, департаменту, школе, администрации и ее Комитету по управлению муниципальным имуществом, в котором просил признать действия администрации по включению Яны Гавриловой в сводные списки незаконными, договор между ней, департаментом и школой – ничтожным и взыскать с администрации неправомерно израсходованные денежные средства в размере более 251 тыс. руб. в федеральной бюджет, а в областной бюджет – порядка 465 тыс. руб.

Ленинский районный суд направил иски в Ярославский районный суд, который объединил дела в одно производство и по итогам рассмотрения отказал в удовлетворении исковых требований департамента и прокурора. В частности, указал суд, департаменту было известно, что Яна Гаврилова не может являться участником областной целевой программы, однако ей было выдано свидетельство о предоставлении соцвыплаты, подписан договор и произведена выплата. При этом у Яны Гавриловой и школы имелись основания полагаться на действительность сделки. Кроме того, со стороны педагога не было совершено каких-либо действий, направленных на незаконное получение выплаты.

Суд также счел, что соцвыплата предоставлена Яне Гавриловой в качестве средств к существованию, под которыми подразумеваются любые причитающиеся лицу платежи, предназначенные для обеспечения обычных повседневных потребностей его самого и членов семьи. Суд пришел к выводу, что в данном случае социальная выплата не подлежит взысканию с Яны Гавриловой в силу подп. 3 ст. 1109 ГК, учитывая целевой характер выплаты на строительство жилья – то есть ее направленность на обеспечение обычных, ежедневных потребностей человека, принимая во внимание отсутствие со стороны Яны Гавриловой недобросовестности при получении выплаты.

Отказ в удовлетворении исковых требований прокурора суд мотивировал тем, что признание незаконными действий администрации по включению Яны Гавриловой в список, формируемый администрацией, не повлечет правовых последствий, так как администрация не является распорядителем бюджетных средств, ее действия не могут рассматриваться как основание для предоставления Яне Гавриловой социальной выплаты, а прокурором неправильно избран способ защиты прав, поскольку какие-либо права и обязанности в случае удовлетворения этого требования не возникнут. Суд также пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования о признании договора недействительным в соответствии с нормами ст. 166 и 168 ГК, отметив, что нарушения этим договором прав неопределенного круга лиц не имеется. Напротив, круг лиц, имеющих право на получение мер социальной поддержки в виде выплаты, определен сводным списком, утвержденным департаментом, а также списками, представленными в департамент органами местного самоуправления.

Апелляция, в свою очередь, пришла к выводу, что у Яны Гавриловой не имелось правовых оснований для получения социальной выплаты на строительство (приобретение) жилья в рамках федеральной и областной целевых программ, поскольку заявитель не соответствовала одному из условий, а именно – переехала в сельскую местность Ярославского муниципального района из Ярославля, являющегося административным центром этого муниципального района. Такой переезд не дает права на получение социальной выплаты. Со ссылкой на ст. 166, п. 2 ст. 167, ст. 168 ГК суд признал договор ничтожным как нарушающий требования закона, посягающий на публичные интересы, так как он создает препятствия для участия в программе неопределенному кругу лиц, которые могли бы претендовать на получение данной выплаты. Однако суд не усмотрел предусмотренных ст. 1109 ГК обстоятельств, при которых полученная Яной Гавриловой соцвыплата не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения, и взыскал с нее в пользу департамента 716 тыс. руб. Таким образом, суд удовлетворил исковые требования департамента и частично – исковые требования прокурора. Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции оставила апелляционное постановление без изменений.

Верховный Суд обратил внимание на то, что не учла апелляция

Яна Гаврилова обратилась в Верховный Суд. Рассмотрев кассационную жалобу, ВС заметил, что из п. 1.6 разд. II, подп. 1.4 п. 1, п. 4 и 6 разд. III, а также п. 1 и 3 разд. IV Правил предоставления социальных выплат следует, что формой обеспечения жилым помещением молодых семей и молодых специалистов, изъявивших желание постоянно проживать и работать по трудовому договору в сельской местности в организациях агропромышленного комплекса или социальной сферы и не имеющих в собственности жилого помещения в сельской местности в границах соответствующего муниципального района (городского округа), в которой один из членов молодой семьи или молодой специалист работает, является предоставление им за счет бюджетных средств социальной выплаты на строительство (приобретение) жилья в сельской местности. Одним из условий предоставления соцвыплаты является переезд указанной категории граждан в сельскую местность в границах соответствующего муниципального района (городского округа), за исключением городского округа, на территории которого находится административный центр соответствующего муниципального района.

Для реализации права на указанную выплату молодые семьи и молодые специалисты представляют в органы местного самоуправления заявление и документы, подтверждающие соответствие в совокупности условиям, установленным для лиц, изъявивших желание постоянно проживать в сельской местности. Органы местного самоуправления проверяют правильность оформления поданных документов, достоверность содержащихся в них сведений, при выявлении недостоверной информации возвращают документы заявителю с указанием причин возврата. По результатам проверки документов органы местного самоуправления формируют списки граждан, в том числе молодых семей и молодых специалистов, изъявивших желание участвовать в мероприятиях областной целевой программы по муниципальному району, и направляют эти списки в орган исполнительной власти, который формирует, утверждает сводные списки участников и в соответствии с этими списками перечисляет средства социальных выплат на банковские счета получателей.

Верховный Суд указал, что апелляция, рассматривая дело по жалобе департамента и представлению заместителя прокурора, ссылаясь на нормы ст. 166–168 ГК, исходила из того, что оспариваемый договор является ничтожной сделкой.

ВС напомнил, что в соответствии с п. 1 ст. 166 ГК сделка недействительна в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Пунктом 1 ст. 168 Кодекса определено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Согласно п. 2 ст. 168 ГК сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В п. 73 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 ч. 1 ГК» разъяснено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (п. 1 ст. 168 ГК). В данном пункте постановления перечислены в качестве примера некоторые сделки, которые в силу прямого указания закона отнесены к ничтожным. Применительно к ст. 166 и 168 ГК под публичными интересами следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей среды. Сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, ничтожна как посягающая на публичные интересы. Само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о нарушении публичных интересов (п. 75 постановления).

Таким образом, резюмировал ВС, по общему правилу сделка, не соответствующая требованиям закона, является оспоримой; ничтожной такая сделка является тогда, когда посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Как заметил Верховный Суд, признавая договор недействительным на основании п. 2 ст. 168 ГК, апелляция указала, что данный договор посягает на публичные интересы, поскольку создал препятствия для участия в федеральной целевой программе неопределенному кругу лиц, которые могли бы претендовать на получение соцвыплаты. Однако этот вывод сделан без учета нормативных положений Типового положения (приложение № 4 к федеральной целевой программе) и Правил предоставления социальных выплат (приложение № 2 к областной целевой программе), регулирующих порядок и условия включения в списки граждан, в том числе молодых специалистов, имеющих право на предоставление социальной выплаты на строительство (приобретение) жилья, особенности заключения и исполнения договора об обеспечении гражданина (молодого специалиста) жильем.

ВС пояснил, что с учетом Правил предоставления социальных выплат лица, имеющие право на их получение, определяются сводным списком, в который включаются не все желающие получить выплату, а только граждане, в том числе молодые специалисты, отвечающие в совокупности условиям, предусмотренным правилами, – то есть круг лиц определен названным списком. Таким образом, у апелляционной инстанции не имелось оснований, предусмотренных п. 2 ст. 168 ГК, для признания договора ничтожным, поскольку заключение данного договора с Яной Гавриловой не посягало на публичные интересы, а именно – не препятствовало участию в областной целевой программе неопределенному кругу лиц и не нарушало их права. Апелляция не приняла во внимание, что в соответствии с положениями п. 1 ст. 168 ГК по общему правилу сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. Вместе с тем суд первой инстанции установил, что со стороны Яны Гавриловой недобросовестных, противоправных действий при реализации права на соцвыплату допущено не было, решение о признании за ней права на выплату и о заключении с ней договора принимал департамент.

Как указал Верховный Суд, отменяя решение первой инстанции и взыскивая в пользу департамента с Яны Гавриловой денежные средства, апелляция сослалась на нормы ГК о недействительности сделки и указала, что у Яны Гавриловой не имелось правовых оснований для получения соцвыплаты. Суд также полагал, что данную выплату нельзя отнести к неосновательному обогащению, не подлежащему возврату на основании подп. 3 ст. 1109 ГК.

Однако п. 2 ст. 167 Кодекса установлено, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. В силу ст. 1103 ГК, поскольку иное не установлено Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих правоотношений, правила, предусмотренные гл. 60 ГК «Обязательства вследствие неосновательного обогащения», подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке. В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 109.

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения зарплата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (подп. 3 ст. 1109 ГК).

Из этого следует, отметил ВС, что не считаются неосновательным обогащением и не подлежат возврату суммы, предназначенные для удовлетворения необходимых потребностей, возвращение которых поставило бы гражданина в трудное материальное положение. Вместе с тем закон устанавливает и исключения из этого правила, а именно – излишне выплаченные суммы должны быть возвращены получателем, если их выплата явилась результатом недобросовестности с его стороны или счетной ошибки.

Суд апелляционной инстанции, указывая, что к спорным отношениям не подлежат применению положения подп. 3 ст. 1109 ГК, не учел социально значимый характер выплаты, полученной Яной Гавриловой в рамках реализации федеральной целевой программы, а также отсутствие недобросовестного, противоправного поведения со стороны учительницы.

Основными целями федеральной целевой программы, отметил Верховный Суд, учитывая направленность государственной политики в области развития сельских территорий, являются замедление процессов их депопуляции и повышение уровня жизни сельского населения, создание комфортных условий жизнедеятельности в сельской местности, стимулирование инвестиционной активности в агропромышленном комплексе, содействие созданию высокотехнологичных рабочих мест на селе, активизация участия граждан, проживающих в сельской местности, в реализации общественно значимых проектов, формирование позитивного отношения к селу и сельскому образу жизни (раздел II названной программы). Одним из основных мероприятий, проводимых в рамках федеральной целевой программы для реализации заявленных задач, является улучшение жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности, в том числе молодых семей и молодых специалистов, в целях удовлетворения потребностей сельского населения в благоустроенном жилье, привлечения и закрепления в сельской местности квалифицированных молодых специалистов (разд. III федеральной целевой программы).

Закрепленные в разд. II названной программы цели государственной политики в области устойчивого развития сельских территорий направлены на реализацию предписаний Конституции о праве на жилище (ст. 40), развитии человеческого потенциала (ч. 1 ст. 34, ч. 1 ст. 37), достоинстве личности (ч. 1 ст. 21) и приобретают характер конституционно значимых, исходя из чего осуществление конкретных мероприятий программы невозможно в отрыве от данных целей и вопреки им (абз. 5 п. 3.1 Постановления КС от 14 января 2020 г. № 2-П).

Как отметил ВС, Конституционный Суд в данном постановлении указал, что принципы правовой определенности и поддержания доверия к закону и действиям государства, необходимость создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и условий для реализации права на жилище предопределяют недопустимость произвольного установления оснований для взыскания с граждан денежных средств, полученных ими в качестве соцвыплаты на строительство (приобретение) жилья в сельской местности. Такая выплата представляет собой безвозмездную меру социальной поддержки, носящую целевой характер. Гражданам, действующим добросовестно и использующим полученную выплату по целевому назначению − для строительства (приобретения) жилья, – должна быть обеспечена возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности приобретенных прав и обязанностей.

В ряде иный судебных актов КС указывал, что правовое регулирование отношений, связанных с реализацией права на жилище, в том числе с использованием средств социальной выплаты, должно обеспечивать каждому гарантированную ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 46 Конституции государственную, включая судебную, защиту данного конституционного права, которой надлежит быть полной и эффективной.

Кроме того, КС неоднократно указывал на необходимость исследования судами фактических обстоятельств конкретного дела по существу и недопустимость установления одних лишь формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту оказалось бы серьезно ущемленным (постановления от 12 июля 2007 г. № 10-П, от 13 декабря 2016 г. № 28-П, от 10 марта 2017 г. № 6-П, от 11 февраля 2019 г. № 9-П и др.). Формальный подход не должен допускаться в делах, в которых гражданин в отношениях с органами публичной власти выступает как слабая сторона и в которых применение правовых норм без учета всех обстоятельств дела может привести к тому, что его имущественное положение будет значительно ухудшено − вопреки целям социального государства, призванного создавать условия для достойной жизни и свободного развития граждан (абз. 3 п. 3.2 Постановления КС № 2-П/2020). Нормы, регулирующие основания взыскания с граждан денежных средств в размере полученной ими социальной выплаты, во всяком случае не должны толковаться судами сугубо формально, без исследования и учета всех обстоятельств дела и оценки действий получателя выплаты (абз. 5 п. 3.2 Постановления КС № 2-П/2020).

Из приведенных нормативных положений и правовой позиции КС Верховный Суд сделал вывод, что осуществляемая в рамках федеральной и региональных целевых программ социальная выплата представляет собой безвозмездную меру соцподдержки для граждан, проживающих в сельской местности, в том числе для молодых специалистов, изъявивших желание переехать на постоянное место жительства в сельскую местность и работать там в агропромышленном комплексе, не имеющих жилья в сельской местности там, где они работают, и достаточных собственных средств для его приобретения. Данная мера предназначена для создания комфортных условий жизнедеятельности в сельской местности, привлечения туда молодых специалистов, обеспечения достойного существования, надлежащего уровня жизни и необходимого достатка граждан, проживающих в сельской местности, в том числе молодых специалистов, то есть для выполнения конституционно значимых целей.

Следовательно, указал ВС, исходя из характера и предназначения предоставленной Яне Гавриловой меры социальной поддержки − соцвыплаты на строительство (приобретение) жилья в сельской местности на территории Ярославской области, – данная выплата по своей правовой природе может быть отнесена к денежным суммам, перечисленным в соответствии с подп. 3 ст. 1109 ГК и не подлежащим возврату в качестве неосновательного обогащения при отсутствии недобросовестности со стороны гражданина или счетной ошибки, на что обоснованно указал суд первой инстанции.

Верховный Суд добавил, что, разрешая исковые требования департамента и прокурора, апелляционный суд не учел конкретные обстоятельства включения Яны Гавриловой в списки получателей социальной выплаты в отсутствие одного из условий, предусмотренных Правилами, возложив бремя неблагоприятных последствий допущенных нарушений на гражданина, тем самым допустил формальный подход к разрешению спора. Между тем судом первой инстанции было установлено и не опровергнуто апелляцией, что Яна Гаврилова представила в департамент документы, необходимые для ее включения в состав участников программы, в том числе подтверждающие работу учителем начальных классов, а также ее намерение проживать в сельской местности.

Департамент включил Яну Гаврилову в сводный список участников мероприятий, признав за ней право на получение соцвыплаты, выдал свидетельство на ее предоставление и перечислил денежные средства на банковский счет. При этом департамент в случае отсутствия у Яны Гавриловой права на участие в целевой программе мог принять решение об отказе в выдаче свидетельства. Полученную социальную выплату учительница использовала по целевому назначению: заключила с подрядной организацией договор о строительстве дома на принадлежащем ей участке в с. Сарафоново Ярославской области.

ВС указал, что в процессе реализации права на социальную выплату со стороны Яны Гавриловой не было допущено недобросовестных, противоправных действий. Лишение в сложившейся ситуации молодого специалиста права на соцвыплату, не допустившего недобросовестных, противоправных действий при обращении в уполномоченные органы за реализацией права, использовавшего выплату по целевому назначению, работающего учителем начальных классов в средней школе в сельской местности и не имеющего иного жилья в сельской местности по месту работы, не будет отвечать целям государственной аграрной политики, направленным в том числе на привлечение молодых специалистов для работы в сельской местности в социальной сфере, не имеющих там жилья и достаточных собственных средств для его приобретения. При подобном подходе предоставление выплаты на строительство (приобретение) жилья, по сути, утрачивает характер меры соцподдержки граждан, избравших местом жительства сельскую местность, что противоречит целям социального государства, призванного создавать условия для достойной жизни граждан.

ВС отметил, что выводы апелляции о взыскании с Яны Гавриловой полученной социальной выплаты нельзя признать соответствующими целям и задачам правового регулирования отношений по обеспечению жильем молодых специалистов (молодых семей), изъявивших желание проживать и работать в сельской местности в социальной сфере, и предназначению указанной соцвыплаты.

Кассационный суд общей юрисдикции, указал Верховный Суд, проверяя по жалобе учительницы законность апелляционного постановления, не выявил и не устранил допущенные нижестоящим судом нарушения норм материального права, тем самым не выполнил требования ст. 379.6 и ч. 1–3 ст. 379.7 ГПК. Суд первой инстанции, в отличие от апелляции, при рассмотрении исковых требований департамента и прокурора установил юридически значимые обстоятельства по делу с учетом норм ГК во взаимосвязи со специальными нормами права, регулирующими отношения по предоставлению социальных выплат на строительство (приобретение) жилья гражданам, проживающим в сельской местности, в том числе молодым специалистам и молодым семьям, и правильно разрешил настоящий спор. Таким образом, ВС оставил решение первой инстанции в силе.

Адвокаты поддержали выводы Суда

В комментарии «АГ» адвокат АП Амурской области Евгений Ивон указал, что ВС в очередной раз напомнил нижестоящим судам, что, согласно Конституции, Россия является правовым и социальным государством и в условиях, когда закрепление молодых специалистов в селе государству особенно необходимо, формальный подход недопустим.

Адвокат заметил, что мотивировочная часть определения основана не только на положениях Конституции, но и на практике Конституционного Суда. Евгений Ивон добавил, что ВС принял во внимание цель применения Правил предоставления социальных выплат, которую преследовали органы власти региона, а именно – постоянно проживать и работать в сельской местности. Условия программы не были нарушены Яной Гавриловой, несмотря на то что она сменила изначальное место жительства на район, где эти гарантии не предоставляются, – то есть публичные интересы государства затронуты не были.

«Возможно, что при подаче документов на предоставление выплат Яна Гаврилова, действуя добросовестно, не планировала переезжать, а впоследствии у нее изменились жизненные обстоятельства. ВС также учел, что семья заявительницы, работающей в сфере образования, нуждается в дополнительной финансовой поддержке со стороны государства и переданные ей денежные средства являются, по сути, средствами к существованию, которые не подлежат взысканию как неосновательное обогащение, согласно подп. 3 ст. 1109 ГК», − заключил он.

Адвокат «Адвокатской консультации № 63» МРКА Борис Юрченко считает важным вывод ВС о том, что лишение молодого специалиста, не допустившего недобросовестных, противоправных действий при обращении в уполномоченные органы, права на соцвыплату на строительство (приобретение) жилья в сельской местности, использовавшего данную выплату по целевому назначению, работающего учителем начальных классов в средней школе в сельской местности и не имеющего иного жилья там, где он работает, не отвечает целям государственной аграрной политики, направленным на привлечение молодых специалистов для работы в сельской местности в социальной сфере, не имеющих там жилья и достаточных собственных средств для его приобретения.

«Кроме того, не менее важными, на мой взгляд, являются выводы Верховного Суда о том, что договор об обеспечении молодого специалиста жильем не может быть признан ничтожным, поскольку его заключение не посягает на публичные интересы, а именно – не создает препятствий для участия в областной целевой программе неопределенному кругу лиц и не нарушает их права, а также о том, что социальная выплата по своей правовой природе может быть отнесена к денежным суммам, перечисленным в подп. 3 ст. 1109 ГК и не подлежащим возврату в качестве неосновательного обогащения при отсутствии недобросовестности со стороны гражданина или счетной ошибки», − добавил Борис Юрченко.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poschital-nedopustimym-vzyskanie-s-selskoy-uchitelnitsy-sotsvyplaty-na-stroitelstvo-doma/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66