Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

ВС: привлечение третьего лица для реализации имущества должника должно быть обоснованным
19.10.2021
ВС: привлечение третьего лица для реализации имущества должника должно быть обоснованным
x
95

При этом Суд отметил, что одного лишь согласования залогового кредитора, который одобрил порядок реализации имущества, недостаточно для привлечения конкурсным управляющим стороннего организатора торгов.

По мнению одного эксперта «АГ», Верховный Суд сформулировал логичный для практики оспаривания сделок постулат: присущая участникам гражданского оборота свобода договора в процедурах банкротства, реализуемая должником посредством арбитражного управляющего, ограничена жесткими критериями целесообразности и оправданности таких действий в интересах кредиторов. Другая полагает, что определение ВС пресечет необоснованное привлечение аффилированных с конкурсным управляющим специалистов к банкротным делам.

7 октября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС16-20151 (14, 15) по делу № А40-168854/2014 об оспаривании выплаты вознаграждения организатору торгов по реализации недвижимости завода-банкрота.

В январе 2017 г. ПАО «БМ-Банк», будучи залоговым кредитором ОАО «Калибровский завод», в отношении которого было возбуждено дело о банкротстве, утвердило предложение конкурсного управляющего Евгения Пименова о порядке продажи права аренды земельного участка завода, находившегося в залоге у банка. Во исполнение положения должник заключил договор оказания услуг по организации и проведению торгов с ООО «Антикризисная группа «Пилот», сумма вознаграждения организатору торгов составила 100 тыс. руб. При этом предусматривалось, что в случае продажи имущества по итогам проведенных торгов организатор торгов мог рассчитывать на вознаграждение в размере 5% от окончательной стоимости проданного имущества.

Впоследствии право аренды земли было продано за 1,26 млрд руб., в связи с этим «Антикризисная группа «Пилот» обратилась в суд с требованием о взыскании с должника в ее пользу 63 млн руб. вознаграждения. В свою очередь, новый конкурсный управляющий должника Дмитрий Перепечев обратился в суд с заявлением об оспаривании договора оказания услуг как неравноценной сделки, причинившей вред кредиторам завода.

Суд отказал в удовлетворении требования конкурсного управляющего и взыскал с должника вознаграждение организатору торгов. Впоследствии апелляция и кассация согласились с этим. Суды сочли, что организатор торгов выполнил все обязательства по договору о проведении торгов, тогда как конкурсный управляющий не доказал факт неравноценного встречного исполнения в результате совершения оспариваемой сделки. Они также добавили, что модель реализации спорного имущества была одобрена залоговым кредитором.

Впоследствии Дмитрий Перепечев и два иных кредитора завода обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд РФ.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что для решения вопроса о возможности удовлетворения требований организатора торгов о взыскании вознаграждения за организацию торгов необходимо было первоначально определиться с квалификацией договора об их проведении. Для этого следует оценить, во-первых, правомерность привлечения третьего лица как организатора торгов, а, во-вторых, разумность установленной договором суммы вознаграждения. Суд напомнил, что организация торгов по общему правилу возлагается на арбитражного управляющего, поэтому привлечение сторонней организации для этих целей должно быть продиктовано дополнительными аргументами.

В рассматриваемом случае, заключил ВС, процедура реализации имущества была стандартной, в связи с чем необходимость привлечения третьего лица как организатора торгов отсутствовала. «Поэтому при разрешении вопроса о целесообразности установления организатору торгов условного вознаграждения Судебная коллегия исходит из того, что выполнение третьим лицом стандартного набора действий (которые охватываются обязанностями самого управляющего) по продаже права аренды одного участка (одного лота, состоящего из одной единицы имущества) не может оцениваться в 63 млн руб., сделка, заключенная на соответствующих условиях, должна квалифицироваться как неравноценная по правилам п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд добавил, что спорное имущество являлось залоговым, и конкурсный управляющий Евгений Пименов уже получил отдельное вознаграждение за его реализацию в размере 50 млн руб. Следовательно, выплата вознаграждения за совершение одного и того же действия (реализацию имущества) как конкурсному управляющему, так и стороннему организатору торгов является тем более неразумной и избыточной. При этом единственным участником организатора торгов и его руководителем являлся председатель правления СРО, членом которой являлся прежний конкурсный управляющий Евгений Пименов.

«Само по себе участие двух лиц в одной саморегулируемой организации не образует их связанности, однако при пересечении их интересов в рамках одного дела о банкротстве рождает разумные подозрения в существовании подобной аффилированности. Инициирование в интересах другого члена саморегулируемой организации сделки, приносящей выгоду, которая не может быть обычно получена третьим лицом, оказывающим услуги при сравнимых обстоятельствах, свидетельствует именно о таком пересечении интересов. Именно поэтому невозможно разумно предположить, что, действуя независимо, конкурсный управляющий как руководитель должника заключил бы договор на оказание небольшого объема услуг (которые могли быть оказаны им самим) по завышенной цене с третьим лицом, если бы не был с ним тем или иным образом связан», – подчеркнул Суд.

При этом Верховный Суд отклонил доводы организатора торгов о том, что его привлечение согласовано залоговым кредитором, который одобрил предложенный порядок реализации имущества. Как пояснил Суд, при разрешении вопроса об обоснованности привлечения третьего лица, а также при квалификации заключенной с ним сделки арбитражный суд не связан позицией участников банкротного дела. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и признал недействительным договор по организации и проведению торгов. В удовлетворении требования общества «Антикризисная группа «Пилот» о взыскании вознаграждения в 63 млн руб. было отказано.

Юрист банкротного направления юридической фирмы VEGAS LEX Валерия Тихонова считает, что, согласно логике Верховного Суда, действия арбитражного управляющего по привлечению сторонних специалистов могут оспариваться как сделки по банкротным основаниям. «Определение расширяет грани ответственности арбитражных управляющих, добавляя кредиторам еще один инструмент по контролю за их действиями – оспаривание сделок. Не исключено, что кредиторы будут активно пользоваться этой позицией Экономколлегии, выступая инициаторами оспаривания сделок с привлеченными лицами или же направляя требования об оспаривании сделок предыдущего управляющего в адрес его правопреемника. Данная новелла судебной практики, безусловно, направлена на защиту целостности конкурсной массы и является мерой по предотвращению необоснованного привлечения специалистов арбитражными управляющими», – полагает она.

Между тем, по словам эксперта, в этом деле просматривается весьма тревожная тенденция по дальнейшему расширению ответственности арбитражных управляющих. «Нельзя забывать, что в ст. 61.11 Закона о банкротстве (субсидиарная ответственность за невозможность погашения требований кредиторов) присутствует презумпция причинения существенного вреда кредиторам при совершении сделок, указанных в ст. 61.2, 61.3 Закона. С учетом направления судебной практики ВС РФ нельзя исключать риск распространения субсидиарной ответственности на арбитражных управляющих в будущем. Стоит отметить, что в комментируемом определении ВС РФ весьма легко пропустить его позицию о возможности оспаривания сделок арбитражного управляющего по банкротным основаниям. Фактически большая часть текста определения посвящена вопросам обоснованности привлечения специалистов, а также возможности установления им вознаграждения в процентном выражении. Однако ВС РФ уже неоднократно высказывался о допустимости установления процентного вознаграждения, его критериях и обоснованности. Данное определение скорее ценно непосредственно при оценке разумности и добросовестности действий управляющего при привлечении организатора торгов», – сочла Валерия Тихонова.

По ее словам, как правило, сложность проведения торгов характеризуется большим количеством лотов, которые могут подразумевать необходимость организации очных ознакомлений с предметами торгов в различных локациях, быстрое оформление лотов на электронной площадке в установленные Законом о банкротстве и положением о продаже имущества сроки, а также поступление большого количества заявок, документы по которым арбитражный управляющий физически не способен обработать в срок самостоятельно. «Ни для кого не секрет, что зачастую при проведении торгов управляющие обоснованно стремятся сэкономить на каждом действии (будь то сокращения в публикациях в газете «Коммерсантъ», продажа дебиторской задолженности к одному лицу единым лотом и др.), ведь торги являются самым затратным мероприятием в рамках процедур банкротства, и обеспечить их экономическую эффективность крайне сложно», – пояснила юрист.

Она добавила, что для правоприменительной практики важен вывод ВС РФ о том, что просто успешного проведения торгов недостаточно для обоснования привлечения организатора торгов. «Коллегия прямо указывает, что любая деятельность должника в процессе его банкротства, в том числе по заключению договоров с привлеченными лицами в лице арбитражного управляющего, должна проходить под эгидой экономической эффективности. Привлечение организатора торгов должно принести выгоду конкурсной массе, например поспособствовать реализации как можно большего количества лотов. Эффективность такого привлечения должна превышать результат, которого достиг бы управляющий самостоятельно в аналогичной ситуации. ВС РФ совершенно открыто говорит об ограничении свободы договора в рамках процедур банкротства. В условиях низких процентов удовлетворений требований кредиторов невозможно установить вознаграждение организатору торгов в несколько миллионов рублей за совершение стандартного набора действий, на которые способен сам управляющий», – отметила Валерия Тихонова.

По ее мнению, определение ВС РФ пресечет необоснованное привлечение аффилированных с управляющим специалистов. «Известный факт, что у каждого управляющего имеется своя команда (юристы, бухгалтеры, организаторы торгов и др.). Однако есть большая разница между привлечением проверенных специалистов и растратой конкурсной массы в пользу аффилированных с управляющим лиц. Верховный Суд, указывая на стандарты поведения управляющего, даже проводит аналогию с бенефициарами бизнеса, указывая, что управляющему надлежит относиться к должнику, как бы то делал “бережливый хозяин бизнеса”», – подчеркнула эксперт.

Юрист практики банкротства юридической фирмы «Инфралекс» Дарья Соломатина полагает, что правовая позиция ВС не отличается концептуальной новизной. «Верховный Суд на основании толкования банкротных норм, опираясь на положения договорного права, сформулировал логичный для практики оспаривания сделок постулат: присущая участникам гражданского оборота свобода договора в процедурах банкротства, реализуемая должником посредством арбитражного управляющего, ограничена жесткими критериями целесообразности и оправданности таких действий в интересах кредиторов», – заключила она.

По словам эксперта, Суд обоснованно указал на наличие фактической аффилированности организатора торгов и конкурсного управляющего должника при пересечении их интересов, во взаимосвязи с отсутствием экономической выгоды для должника и его кредиторов, выразившимся в потенциальной двойной оплате услуг по реализации имущества и неразумности привлечения третьего лица для организации торгов в целом. «Стоит заметить, что вопрос аффилированности арбитражных управляющих регулируется не только на нормативно-правовом уровне. Так, внутренними правилами СРО зачастую устанавливаются схожие положения, предусматривающие, что факторы заинтересованности не ограничиваются буквальным смыслом ст. 19 Закона о банкротстве. Указанное, по сути, должно сдерживать управляющих в их действиях, расширяя границы возможной ответственности, однако, как мы видим, практика иллюстрирует иные смелые примеры», – отметила Дарья Соломатина.

Зинаида Павлова

 

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-privlechenie-tretego-litsa-dlya-realizatsii-imushchestva-dolzhnika-dolzhno-byt-obosnovannym/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66