Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

ВС разъяснил, почему бездействие управляющего причинило вред кредиторам
28.04.2022
ВС разъяснил, почему бездействие управляющего причинило вред кредиторам
x
61

Арбитражный управляющий сговорился с заинтересованным лицом и «не заметил» сделки должника по выводу активов. За это суд взыскал с него убытки в размере 64,2 млн руб. Эту сумму из-за его бездействия не получилось вернуть в конкурсную массу. Апелляция сочла, что причинение арбитражным управляющим ущерба должнику и кредиторам не доказано и отменила определение суда первой инстанции. Сменивший его другой конкурсный управляющий мог оспорить сделки. Кассация поддержала такую позицию. ВС объяснил, почему суд первой инстанции обоснованно взыскал с первого конкурсного управляющего убытки за его бездействие.

В январе 2017 года в отношении бумажной фабрики «Восход» возбудили дело о банкротстве (дело № А41-54740/2014). Временным управляющим назначили Николая Горбунова. С октября 2017 по февраль 2018 года он был конкурсным управляющим «Восхода». В это время Горбунов вступил в сговор, проигнорировал сделки по выводу активов должника и не оспорил их.

Вывод активов

«Восход» безосновательно выдал три векселя на сумму 68,8 млн руб. сроком предъявления до 1 апреля 2015 года обществу «Вестник». 3 апреля 2015 года они трансформировали вексельные обязательства в заемные, а в обеспечение договорились о залоге производственной линии фабрики стоимостью 64,2 млн руб. Так как «Восход» не смог расплатиться, «Восход» передал «Вестнику» заложенное имущество. В августе 2015 года «Вестник» со ссылкой на несуществующее вексельное обязательство передал производственную линию компании «СКБМ», а спустя полтора года был ликвидирован.

В январе 2017 года Горбунов сговорился с заинтересованным лицом В. Егоровым (согласно определению ВС, которое цитирует приговор в отношении Горбунова, это фактический владелец «Восхода» и СКБМ. — Прим. ред.). Арбитражный управляющий не написал о наличии оснований для оспаривания сделок в заключении и не оспорил сделку залога, по которой имущество перешло к СКБМ. За это он получил вознаграждение со счетов компании «СКБМ» (сумма не указана. — Прим. ред.). В феврале 2018 года Горбунова освободили от исполнения обязанностей конкурсного управляющего. А в декабре 2019 года Гагаринскиий районный суд города Москвы признал его виновным в коммерческом подкупе (дело № 1-428/2019).

Попытка взыскать убытки 

В деле о банкротстве фабрики один из ее кредиторов, коммерческий банк «Монолит», потребовал взыскать с Горбунова убытки в размере 110 млн руб. Налоговая также потребовала возместить ей 175 млн руб. убытков. По их мнению, бездействие управляющего по оспариванию притворных сделок нанесло ущерб кредиторам.

Суд первой инстанции признал, что бездействием Горбунов действительно навредил кредиторам, частично удовлетворил требования заявителей и взыскал с корыстного управляющего 64,2 млн руб. — стоимость заложенной производственной линии.

10-й ААС, напротив, посчитал, что причинение убытков не доказано. Если управляющий не включил спорные сделки в заключение, это не говорит, что он навредил должнику и его кредиторам. Такое заключение носит информационный характер. Оспаривать сделки может конкурсный, а не временный управляющий. После Горбунова, с февраля 2018 до марта 2019 года, управляющим был Игорь Дмитриев. Срок исковой давности по той самой сделке истекал в октябре 2018 года, поэтому у Дмитриева было достаточно времени ее оспорить. 

Арбитражный суд Московского округа согласился с такой позицией. После этого действующий управляющий «Восхода» Павел Замалаев подал жалобу в Верховный суд. Репортаж с заседания — ВС взыскал убытки с корыстного управляющего.

Почему с первого арбитражного управляющего можно взыскать убытки

31 марта 2022 года ВС отменил апелляционный и кассационный акты и оставил в силе решение суда первой инстанции. Суд отметил, что цель конкурсного производства — расчеты с кредиторами. Для этого конкурсный управляющий должен, в частности, оспаривать сделки, из-за которых имущество должника было неправомерно отчуждено. Согласно п. 4 ст. 20.4 закона «О банкротстве», он обязан возместить убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением его обязанностей. ВС ссылается также на п. 11 информационного письма Президиума ВАС от 22.05.2012 № 150. Его суть в том, что если конкурсный управляющий виноват в убытках из-за утраты возможности увеличить конкурсную массу, то он должен их возместить.

Суд отметил, что Горбунов изначально знал о схеме вывода активов «Восхода» через цепочку сделок. Он стал конкурсным управляющим в октябре 2017 года и был им по февраль 2018 года. У него была возможность оспорить сделки и попытаться вернуть имущество должника для расчетов с кредиторами. Он этого не сделал. 

Действующий управляющий Замалаев подал заявление об оспаривании сделок в июле 2020 года. В решении ВС говорится, что это не помогло вернуть имущество «Восхода», так как СКБМ уже передала его третьим лицам. Фактическую стоимость имущества СКБМ «Восходу» так и не выплатила. Если бы Горбунов оспорил сделки, то возможность вернуть имущество должника в конкурсную массу не была бы утрачена. Судьи указали, что между бездействием управляющего и ущербом конкурсной массе есть причинно-следственная связь. Это базовое условие для привлечения управляющего к ответственности.

Горбунова не освобождает от ответственности бездействие его коллеги Дмитриева. Горбунов знал о незаконности сделок и не мог не предвидеть, что из-за отказа от их оспаривания нельзя будет вернуть имущество должника. Поэтому он отвечает за причиненный ущерб в полном объеме. 

Мнения экспертов

Сговор управляющего с бенефициарами должника не редкость, отмечает Екатерина Тульская, младший юрист группы по банкротству АБ Качкин и Партнеры Давно и остро стоит проблема заинтересованности управляющего. «За то, какая кандидатура будет утверждена судом, идут баталии. При этом управляющему сложно «не заметить» сделку, которую надо оспорить», — считает Тульская.


Обычно доказать сговор бенефициара и арбитражного управляющего крайне затруднительно, и порой возможно только доказательствами, полученными в ходе уголовного судопроизводства.

Антон Красников, партнер ЗАО "Сотби"


Впрочем, зачастую управляющие не оспаривают сделку потому, что не принимают меры по поиску, выявлению и возврату находящегося у третьих лиц имущества должника, отмечает Алексей Потолицын, партнер ЦЕНТР ПО РАБОТЕ С ПРОБЛЕМНЫМИ АКТИВАМИ

Ян Гончаров, юрист коллегии адвокатов Delcredere , считает, что суды нечасто рассматривают требования о взыскании убытков с нескольких арбитражных управляющих в одном деле. Но такие случаи есть. В качестве примера Гончаров приводит дело «Предприятия строительных материалов» (№ А78-1084/2015). Суд взыскал убытки с двух конкурсных управляющих, которые знали о порочных сделках, но не оспорили их (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.11.2021 № Ф02-6205/2021, № Ф02-6043/2021). 

Потолицын, напротив, считает, что взыскание убытков с нескольких управляющих — частая история. Сговор таких арбитражных управляющих может не устанавливаться и не является обязательных условием для применения института солидарной ответственности.


Елена Нозикова

Источник:  https://pravo.ru/story/240481/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66