Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

ВС разъяснил порядок распределения вырученных от продажи заложенной недвижимости средств
15.02.2022
ВС разъяснил порядок распределения вырученных от продажи заложенной недвижимости средств
x
52

В частности, Суд указал, что коммунальные платежи можно считать обеспечением сохранности предмета залога, а значит, требования по их оплате удовлетворяются вне очереди.

Как заметил один из экспертов, Верховный Суд обратил внимание на то, что для признания коммунальных расходов издержками в смысле п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве не требуется наличия специального договора об обеспечении сохранности залогового имущества, что в дальнейшем должно снять возможные вопросы в аналогичных ситуациях. По мнению второго, ВС напомнил нижестоящим инстанциям о необходимости непосредственно и всесторонне подходить к вопросу распределения денежных средств, вырученных от продажи имущества должника.

Верховный Суд в Определении № 305-ЭС20-7883 (3, 4) от 3 февраля разъяснил нижестоящим инстанциям, как должны распределяться деньги при недостаточности средств для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему, погашения основного долга, выплаты мораторных процентов физлицу и банку, а также для удовлетворения требования компании об оплате коммунальных услуг.

В рамках дела о банкротстве ООО «Микс», к которому применены правила о несостоятельности застройщика, в четвертую очередь реестра включено требование ПАО «Сбербанк России» на сумму почти 65,3 млн руб. как обеспеченное залогом, в том числе квартир и машино-мест. В ходе реализации имущества должника на его счет в общей сложности поступило чуть более 72,7 млн руб., из которых на погашение требований банка и текущих расходов было направлено около 66,7 млн руб. В частности, требование банка погашено должником на сумму более 61,4 млн руб., при этом требования банка также были обеспечены поручительством Анатолия Митичкина. В рамках дела о банкротстве последнего осуществлено погашение требований банка на сумму почти 4 млн руб. Таким образом, банк получил удовлетворение по своему требованию, ранее включенному в реестр.

При этом определением от 27 мая 2019 г. была произведена замена банка как кредитора на его правопреемника Анатолия Митичкина в части требования на сумму почти 4 млн руб. (ввиду перехода к последнему требований в порядке суброгации). За период процедуры банку и его правопреемнику были начислены также мораторные проценты, которые погашены не были. Кроме того, до реализации заложенного недвижимого имущества образовалась задолженность перед ООО «Добрый дом» как текущим кредитором по требованию об оплате за содержание данного имущества, коммунальные услуги на общедомовые нужды и отопление.

Остаток от выручки на торгах составил почти 6 млн руб. В связи с недостаточностью данных средств для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему, погашения основного долга перед Анатолием Митичкиным, выплаты мораторных процентов ему и банку, а также для удовлетворения требования компании об оплате коммунальных услуг между данными лицами в отношении порядка расходования оставшихся средств возникли разногласия, которые были переданы на рассмотрение Арбитражного суда Московской области.

Суд отметил, что в первую очередь подлежат оплате понесенные, но не погашенные расходы конкурсного управляющего на реализацию предмета залога в размере почти 106 тыс. руб. (п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве). Он указал, что после названных расходов подлежат погашению оставшиеся требования залогового кредитора по основному долгу (Митичкина), затем мораторные проценты перед банком и вслед за ними – мораторные проценты перед Митичкиным (как исполнившим поручителем). При этом, отклоняя доводы о том, что мораторные проценты не могут быть погашены до выплаты вознаграждения управляющему, суд указал, что эти проценты входят в состав требований залогового кредитора, погашаемых преимущественно перед требованиями остальных лиц. Соответственно, суды определили, что проценты по вознаграждению управляющего подлежат выплате после мораторных процентов залоговому кредитору.

К последней очереди (из перечня спорных требований) суд отнес требования компании об оплате коммунальных услуг. Отклоняя доводы компании о том, что такие расходы направлены на сохранность залогового имущества и подлежат погашению в порядке п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, суд отметил, что каких-либо договоров об обеспечении сохранности залогового имущества как с залоговым кредитором, так и с конкурсным управляющим компания не заключала; заявлений указанных лиц об обеспечении сохранности имущества также не представлено; порядок и условия обеспечения сохранности предмета залога залоговым кредитором не утверждались. Суд отметил, что фактически спорные платежи являются обычными эксплуатационными расходами, связанными с обеспечением коммунальными услугами жителей жилого дома, где находились заложенные объекты недвижимости (квартиры и машино-места). Указанные расходы не связаны с обеспечением сохранности предмета залога и подлежат возмещению в четвертую очередь удовлетворения текущих платежей, посчитал суд. Апелляция и кассация поддержали его выводы.

Управляющая компания обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС указал, что перед судами встал вопрос о порядке распределения средств, вырученных от продажи предмета залога. Правила, регулирующие соответствующие отношения, установлены ст. 138 Закона о банкротстве. По смыслу названной статьи вне очереди вырученные средства направляются в целях погашения расходов на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах (п. 6). Затем, согласно п. 2 и 2.1 ст. 138 Закона о банкротстве, от оставшихся средств: 80% расходуются на погашение требования залогового кредитора; 15% – в пользу кредиторов первой и второй очереди (при их отсутствии – также залоговому кредитору); 5% – на погашение судебных расходов, вознаграждение арбитражного управляющего и оплату услуг привлеченных лиц.

ВС заметил, что, в случае если предметом залога являлся объект строительства, соответствующие пропорции установлены положениями ст. 201.14 Закона о банкротстве. Так, разногласия возникли по поводу требований по кредиту, вознаграждения арбитражному управляющему, выплате мораторных процентов и оплате коммунальных услуг. Исходя из приведенных положений закона, очевидно, что для погашения этих требований предназначены разные части выручки на торгах, в связи с чем не все эти требования конкурировали между собой. «В силу этого резолютивная часть определения суда первой инстанции, направленная на установление очередности между спорными требованиями, основана на ошибочном толковании закона», – отметил Верховный Суд.

Он указал, что в данном случае необходимо было определить правовую природу требований, в отношении которых возникли разногласия, чтобы соотнести, из какой части выручки конкретное требование подлежит погашению. Так, вне очереди подлежали погашению расходы управляющего на проведение торгов, а также на обеспечение сохранности предмета залога.

ВС заметил, что суды, разрешая вопрос о том, относится ли оплата коммунальных услуг к обеспечению сохранности залогового имущества, ошибочно посчитали, что для подобной квалификации требований управляющей компании (или ресурсоснабжающей организации) необходимы заключение какого-то специального договора об обеспечении сохранности, подача соответствующих заявлений либо утверждение порядка обеспечения сохранности залоговым кредитором. Суд отметил, что положения п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве о расходах на сохранность предмета залога применяются также и к коммунальным платежам, необходимым для поддержания заложенного имущества в физически исправном состоянии. Поэтому для правильной квалификации подобных требований компании необходимо было установить, связано ли оказание конкретной коммунальной услуги с обеспечением сохранности предмета залога или нет.

Так, отметил ВС, принимая во внимание, что в залоге находился объект недвижимости, очевидно, что расходы на отопление (в том числе общедомовое) непосредственно связаны с его сохранностью, а потому подлежали компенсации в порядке п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве. Учитывая, что перечень предъявленных компанией к возмещению расходов являлся обширным, суду необходимо было попредметно проанализировать связанность конкретной услуги с сохранностью предмета залога и исходя из этого определить, в каком размере требования компании подлежат внеочередному удовлетворению из суммы выручки на торгах, а в каком – удовлетворению в порядке общей очередности текущих платежей (п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве).

Верховный Суд указал, что при разрешении вопроса о погашении требований Анатолия Митичкина как правопреемника банка по части основного долга судам необходимо было исходить из того, что указанные требования в силу п. 2 и 2.1 ст. 138 Закона о банкротстве могут быть удовлетворены из 80% и 15% оставшихся денег от суммы, вырученной от реализации предмета залога (в случае отсутствия кредиторов первой и второй очереди), исчисляемых после погашения расходов, предусмотренных п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве. При этом судами установлено, что до выплаты этих расходов управляющим уже по каким-то причинам было осуществлено погашение большей части требований банка. Следовательно, требования Анатолия Митичкина могли быть удовлетворены из выручки от продажи залога в приоритетном порядке при условии достаточности средств.

Кроме того, при разрешении вопроса о порядке выплаты вознаграждения арбитражному управляющему судам следовало исходить из того, что такое вознаграждение не могло конкурировать в очередности с требованиями иных кредиторов (в том числе залоговых), а подлежало оплате из специально выделенных для этих целей 5% от выручки на торгах. Равным образом являются ошибочными выводы судов и в части определения очередности требований банка и Анатолия Митичкина об уплате мораторных процентов, указал ВС.

Мораторные проценты по требованию залогового кредитора подлежат удовлетворению после погашения требований всех кредиторов третьей очереди (включая незалоговых) преимущественно перед удовлетворением необеспеченных требований кредиторов по мораторным процентам (согласно позиции, изложенной в Определении ВС от 23 августа 2021 г. № 303-ЭС20-10154 (2)). Следовательно, требования банка и Митичкина об уплате мораторных процентов не подлежали приоритетному погашению из сумм, вырученных на торгах, а должны были быть удовлетворены в порядке очередности из общих средств, включенных в конкурсную массу, резюмировал Суд. ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Дмитрий Салмаксов указал, что одним из вопросов, который рассматривается в деле, является вопрос об отнесении коммунальных расходов на содержание залогового имущества к издержкам, связанным с обеспечением сохранности предмета залога. «Верховный Суд уже несколько раз рассматривал аналогичный вопрос, однако в предыдущих делах это касалось вопросов уплаты НДС с продажи залогового имущества и уплаты НДС при получении дохода от сдачи в аренду залогового имущества. В рассматриваемом деле Верховный Суд последовательно придерживается ранее выработанного подхода о том, что к издержкам, погашение которых производится в порядке п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, также относятся коммунальные расходы, так как они осуществляются в целях поддержания имущества в физически исправном состоянии и напрямую связаны с обеспечением сохранности предмета залога», – отметил он.

Адвокат указал, что Верховный Суд обратил внимание на то, что для признания коммунальных расходов издержками в смысле п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве не требуется наличие специального договора об обеспечении сохранности, что в дальнейшем должно снять возможные вопросы в аналогичных ситуациях. «Можно предположить, что и в дальнейшем Верховный Суд будет придерживаться выработанного подхода, а следовательно, обязательства, возникшие в период банкротства и непосредственно связанные с содержанием предмета залога, должны погашаться преимущественно из средств, вырученных от его продажи, до распределения денежных средств в порядке очередности», – указал Дмитрий Салмаксов.

По мнению адвоката АП Самарской области Кирилла Щербакова, в рассматриваемом случае Верховный Суд лишь подтвердил положения Закона о банкротстве по распределению денег после реализации имущества должника. В частности, ВС подчеркнул внеочередность права по компенсации расходов конкурсного управляющего на проведение торгов и на обеспечение сохранности предмета залога, а также на получение вознаграждения в размере 5% от выручки на торгах. По остальным требованиям кредиторов необходимо соблюдать установленную очередь и положения по удовлетворению кредиторов по текущим платежам. Верховный Суд напомнил нижестоящим инстанциям о необходимости непосредственно и всесторонне подходить к вопросу распределения денежных средств, вырученных от продажи имущества должника, отметил эксперт.

 

Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-poryadok-raspredeleniya-vyruchennykh-ot-prodazhi-zalozhennoy-nedvizhimosti-sredstv/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66