Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС указал, что способы заглаживания причиненного преступлением вреда не ограничены
07.06.2024
ВС указал, что способы заглаживания причиненного преступлением вреда не ограничены
x
280

Суд подчеркнул, что вред может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные последствия, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Как заметил один из экспертов «АГ», законодатель, использовав в конструкции ст. 76.2 УК РФ формулировку «иное заглаживание причиненного преступлением вреда», не указал, какие именно действия следует рассматривать в качестве таковых, что не способствует формированию и выработке единообразного подхода в применении этого законоположения. Другой обратил внимание, что по вопросу применения судебного штрафа у самого Верховного Суда сложились две диаметрально противоположные позиции.

22 мая Верховный Суд вынес Определение суда кассационной инстанции по делу № 53-УД24-4-К8, которым отменил обвинительный приговор и последующие судебные акты и прекратил уголовное дело в отношении гражданина, загладившего причиненный преступлением вред.

В январе 2023 г. мировой судья признал ранее не судимого Владимира Кобыша виновным в совершении преступления по ч. 5 ст. 327 «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков» УК РФ и приговорил его к наказанию в виде штрафа в размере 25 тыс. руб.

Впоследствии апелляция изменила обвинительный приговор, признав смягчающим наказание обстоятельством активное способствование осужденного раскрытию и расследованию преступления. В результате размер назначенного штрафа был снижен до 20 тыс. руб. Кассационный суд оставил решения нижестоящих инстанций без изменений.

В кассационной жалобе в Верховный Суд, поданной в интересах осужденного, адвокат АП Красноярского края Тимофей Антонян потребовал прекращения уголовного дела на основании ст. 25.1 УПК РФ со ссылкой на то, что Владимир Кобыш полностью признал вину в совершении им преступления и раскаялся в содеянном, каких-либо неблагоприятных последствий от действий его подзащитного не наступило. Он также подчеркнул, что нижестоящие суды, отказывая в применении положений ст. 76.2 УК РФ, необоснованно сослались на недостаточность мер, принятых Кобышем для заглаживания вреда, и на то, что принятые им меры не снижают общественную опасность совершенного им преступления.

Изучив доводы жалобы, Верховный Суд напомнил, что в соответствии со ст. 76.2 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред. Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» он также отметил, что под заглаживанием вреда понимается принесение извинений потерпевшему, принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства.

Как счел ВС, из материалов дела следует, что Владимир Кобыш впервые совершил преступление небольшой тяжести, он принес извинения руководителю регионального агентства государственного заказа, а также министру образования Красноярского края. Кроме того, в местной газете были опубликованы публичные извинения осужденного, которым были дважды перечислены денежные средства в детский дом. В результате совершенного им преступления каких-либо неблагоприятных последствий не наступило, в обвинительном заключении они не приведены.

«Законодатель не установил ограничений относительно порядка и способа заглаживания вреда, причиненного преступлением, следовательно, перечень мер по заглаживанию вреда не является исчерпывающим, а значит вред, причиненный преступлением, может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные последствия, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям, – отмечено в определении ВС. – Таким образом, выбранные осужденным Кобышем способы заглаживания вреда, причиненного преступлением небольшой тяжести, в совокупности с положительно-характеризующими его личность данными, с обстоятельствами, смягчающими наказание, – свидетельствуют о существенном уменьшении общественной опасности совершенного им деяния и о наличии законных оснований для применения положений главы 11 УК РФ и ст. 76.2 УК РФ».

В связи с этим ВС отменил обвинительный приговор и последующие судебные акты в отношении Владимира Кобыша, прекратив его уголовное дело на основании ст. 25.1 УПК РФ с назначением судебного штрафа в размере 10 тыс. рублей.

Адвокат Московской городской юридической консультации Валентин Платонов напомнил, что закрепление законодателем в ст. 76.2 УК РФ возможности освобождения от уголовной ответственности в связи с назначением судебного штрафа было направлено на смягчение уголовно-правовой политики и предоставление возможности лицу, которое впервые совершило преступление небольшой либо средней тяжести, не претерпевать последствия, связанные с назначением наказания и наличием судимости. «В содержании ст. 76.2 УК РФ предусмотрен ряд условий, при наличии которых суд может назначить лицу судебный штраф. Эти условия связаны с категорией преступления, впервые совершенного, а также возмещением ущерба и заглаживанием вреда. На первый взгляд, особых сложностей с реализацией данной нормы возникнуть не должно, однако уголовное законодательство предусматривает составы преступлений, в которых отсутствует потерпевший, как, к примеру, в ст. 327 УК РФ. В связи с чем возникает проблема адресности возмещения ущерба и заглаживания причиненного преступлением вреда. При этом законодатель, использовав в конструкции ст. 76.2 УК РФ формулировку “иное заглаживание причиненного преступлением вреда”, не указал, какие именно действия следует рассматривать в качестве таковых, что не способствует формированию и выработке единообразного подхода в применении этого законоположения, допуская возможность использования как расширительного подхода, так и ограничительного», – полагает он.

Указанный пробел, по словам эксперта, был восполнен в Постановлении Пленума ВС РФ № 19, однако широкого распространения судебный штраф не получил, так как суды указывают на недостаточность мер по возмещению вреда. «В рассматриваемом случае ВС уточнил свою позицию, указав на отсутствие ограничений в порядке и способе заглаживания вреда, причиненного преступлением, а также перечня мер по заглаживанию вреда. В связи с этим допускается любая форма, позволяющая компенсировать негативные последствия, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Вместе с тем представляет интерес, что ранее в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ № 19 указано, что способы заглаживания вреда, а также размер его возмещения определяются потерпевшим. Эта позиция создавала сложности в заглаживании вреда по преступлениям, в которых отсутствует потерпевший. Однако сейчас ВС допустил возможность выбора способа заглаживания вреда лицом, совершившим преступление. Таким образом, содержащиеся в этом судебном акте подходы Суда направлены на уточнение разъяснений постановления Пленума ВС РФ, что должно способствовать выработке единообразной практики применения судебного штрафа, а также увеличению количества случаев его применения судами», – резюмировал Валентин Платонов.

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский отметил, что сам по себе институт судебного штрафа как формы «мягкого» признания вины с формальным освобождением от судимости понятен всем адвокатам, практикующим в сфере уголовного процесса. «Однако в механизме назначения судебного штрафа есть один спорный нюанс. Обязательным условием освобождения от ответственности на основании ст. 76.2 УК является возмещение ущерба. И, если, например, с преступлениями против собственности все понятно – сколько украл – столько заплатил, – то с преступлениями, направленными против других объектов, возникала некоторая неясность. В целом практика пришла к тому, что лицо, например, получившее взятку в пределах ч. 1 ст. 290 УК, перечисляет пожертвование в ближайший детский дом, причем достаточно символическое, и радостно освобождается от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа», – указал он.

Сергей Колосовский отметил, что в июне прошлого года Верховный Суд высказался против подобной практики, запретив подменять «абстрактными добрыми делами» конкретное возмещение ущерба, причиненного конкретным преступлением. В Определении кассационного суда от 15 июня 2023 г. по делу № 31-УДп23-6-К6 указано, что возможность освобождения лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа связана с совершением им не любых социально одобряемых действий, а только таких, в результате которых вред, причиненный конкретным преступлением, может считаться заглаженным.

«Однако несколько месяцев спустя ВС занял противоположную позицию. В Определении кассационного суда по делу № 41-УД23-29-К4 Суд, формально воспроизведя формулировки предыдущего решения от 15 июня 2023 г., указал, что в каждом конкретном случае суд индивидуально решает, достаточны ли предпринятые виновным действия для того, чтобы расценить уменьшение общественной опасности содеянного как позволяющее освободить его от уголовной ответственности, и признал адекватным возмещением вреда, причиненного служебным подлогом, перечисление денежных средств в качестве пожертвования на счет ряда детских организаций, оказывающих помощь детям и закупку канцелярских товаров для них. В рассматриваемом случае ВС воспроизвел ту же логику, добавив, что законодатель не установил ограничений относительно порядка и способа заглаживания вреда, причиненного преступлением, следовательно, перечень мер по заглаживанию вреда не является исчерпывающим, а значит вред, причиненный преступлением, может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные последствия, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям», – отметил Сергей Колосовский.

Он добавил, что положительное на первый взгляд решение ВС на самом деле можно расценить неоднозначно, поскольку оно по сути своей диаметрально противоположно позиции, высказанной Судом ранее: «Остается лишь с сожалением констатировать, что, если даже Верховный Суд не может четко сформулировать однозначную позицию по достаточно простому, на первый взгляд, вопросу, то чего же ждать от нижестоящих судов?»

Защитник Владимира Кобыша, адвокат Тимофей Антонян не стал комментировать выводы Верховного Суда.

Зинаида Павлова

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-ukazal-chto-sposoby-zaglazhivaniya-prichinennogo-prestupleniem-vreda-ne-ogranicheny/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66