Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Защитник добился в ВС отмены обвинительного приговора суда с участием присяжных по делу об убийстве
24.06.2024
Защитник добился в ВС отмены обвинительного приговора суда с участием присяжных по делу об убийстве
x
158

Отправляя уголовное дело на новое рассмотрение, Суд согласился с доводами защиты, что вердикт присяжных содержит противоречия в части установления фактических обстоятельств дела, что недопустимо.

В комментарии «АГ» защитник выразил надежду на то, что определение ВС РФ послужит основанием для более тщательной проверки таких дел судами апелляционной и кассационной инстанций. Один из экспертов «АГ» заметил, что противоречия в ответах присяжных обусловлены неправильной постановкой председательствующим вопроса по позиции защиты. Другой отметил, что обвинительные приговоры суда присяжных отменяются в России в гораздо раз реже, чем оправдательные.

5 июня Верховный Суд вынес Определение суда кассационной инстанции по делу № 66-УД24-2СП-К8 об убийстве, которым отменил обвинительный приговор суда с участием присяжных заседателей в связи с наличием в вердикте противоречий. 

Владимир Шевцов обвинялся в умышленном убийстве гражданина. По версии следствия, в ходе словесного конфликта с Б. у обвиняемого возник умысел на его убийство, после чего он достал из сейфа охотничье ружье, зарядил его и сделал прицельный выстрел в голову, от чего Б. скончался на месте.

Уголовное дело рассматривалось Иркутским районным судом с участием присяжных заседателей. В июле 2022 г. суд на основе вердикта присяжных признал подсудимого виновным и приговорил его к 8,5 годам лишения свободы в ИК строгого режима. Впоследствии апелляция и кассация оставили в силе обвинительный приговор.

Далее защитник осужденного, адвокат АП Иркутской области Сергей Степанюк направил кассационную жалобу в Верховный Суд, в которой он указал, что несмотря на возражения потерпевшего, коллегия присяжных заседателей была сформирована в его отсутствие. Также он отметил, что приговор постановлен при противоречивости вердикта коллегии присяжных, что суд первой инстанции, квалифицировав действия Владимира Швецова по ч. 1 ст. 105 УК РФ, проигнорировал установленные присяжными фактические обстоятельства дела. Кроме того, суд необоснованно отказал во включении в вопросный лист вопросов участников разбирательства со стороны защиты в полном объеме. Сами выводы суда основаны на предположениях, он вышел за пределы обвинения в части времени совершения преступления.

Защитник добавил, что гособвинитель неоднократно оказывал на присяжных воздействие, а старшина присяжных возвращался из совещательной комнаты для выяснения вопроса у председательствующего, при этом разъяснения не были слышны стороне защиты. Также отмечалось, что председательствующий судья не разъяснил присяжным положения ст. 37 и 108 УК РФ, до их сведения доводились доказательства, не приобщенные к делу. Суд также не устранил противоречия в выводах генетической и баллистической экспертиз, касающиеся размера оружия. 

Адвокат настаивал на том, что действия подзащитного следует квалифицировать как убийство при превышении пределов необходимой обороны по ч. 1 ст. 108 УК РФ или вернуть дело на новое рассмотрение.

Изучив доводы жалобы, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда напомнила, что вердикт присяжных не должен иметь противоречий. Суд отметил, что в соответствии с предъявленным и поддержанным в судебном заседании обвинением председательствующим был сформулирован вопрос № 2 о доказанности совершения подсудимым деяния, указанного в вопросе № 1, о том, что в ходе словесного конфликта Владимир Швецов достал из сейфа карабин, зарядил его патронами и произвел выстрел в голову Б., причинив тому телесное повреждение, от которого потерпевший скончался на месте, на который присяжные заседатели ответили утвердительно, при этом указав на недоказанность производства обвиняемым прицельного выстрела.

ВС согласился, что председательствующий не разъяснил присяжным заседателям положения ст. 37 и 108 УК РФ при произнесении напутственного слова. Кроме того, судья, отразив в вопросном листе позицию стороны защиты относительно действий подсудимого в целях защиты частично и не в полной мере, поставил частный вопрос № 3, отвечая на которой присяжные сочли доказанным, что до производства выстрела между Б. и обвиняемым произошла драка, в ходе которой Б. взял нож и угрожал противнику смертью, а когда тот достал и зарядил оружие – набросился на него, после чего Владимир Шевцов выстрелил. При таких обстоятельствах, счел ВС, вердикт коллегии присяжных содержит противоречия в части установления фактических обстоятельств дела, поскольку ответ на вопрос № 2 о том, что Владимир Швецов произвел выстрел в Б. в ходе словесного конфликта, противоречит ответу на вопрос № 3.

Несмотря на указанные противоречия в ответах, влияющие на исход дела, заметил Верховный Суд, председательствующий вопреки требованиям ч. 2 ст. 345 УПК РФ не указал коллегии присяжных на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, не внес дополнительных вопросов, которые могли бы устранить противоречия и разъяснить неясности. «Более того, излагая в приговоре обстоятельства происшедшего и делая выводы о наличии у Владимира Швецова умысла на убийство потерпевшего, суд указал, что Б., бросившись с ножом на подсудимого, не успел встать со стула, следовательно, не представлял для Владимира Швецова реальной угрозы. Однако поставленные перед коллегией присяжных заседателей вопросы (№№ 2 и 3) таких обстоятельств не содержали, не могли быть установлены или отвергнуты присяжными заседателями при вынесении вердикта», – отмечено в определении.

ВС добавил, что суд первой инстанции, указывая на отсутствие реальной угрозы для Владимира Швецова от действий Б., в приговоре изложил обстоятельства происшедшего, которые не были установлены коллегией присяжных. При этом в нарушение закона председательствующий в обоснование своих выводов привел в приговоре в качестве доказательства и дал оценку содержанию протокола осмотра места происшествия, хотя установление фактических обстоятельств дела отнесено исключительно к компетенции присяжных.

Таким образом ВС удовлетворил кассационную жалобу защитника, отменив приговор и определения апелляции и кассации. Дело возвращено в суд первой инстанции, в отношении Владимира Швецова избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В комментарии «АГ» адвокат Сергей Степанюк пояснил, что его подзащитный обвинялся в умышленном убийстве отчима с применением огнестрельного оружия. «К сожалению, ни органом следствия, ни сотрудниками прокуратуры не были приняты во внимание все обстоятельства этого дела, а именно тот факт, что мой подзащитный произвел выстрел в потерпевшего, так как тот бросился на него с ножом, а за несколько минут до этого наносил телесные повреждения и угрожал убийством. По версии следствия, это убийство было связано с внезапно возникшими личными неприязненными отношениями, а не с необходимой обороной. Версия защиты была доказана в судебном заседании с участием присяжных заседателей, однако последние в силу отсутствия опыта участия в уголовных делах противоречиво ответили на поставленные вопросы, признав произошедшее и убийством, и превышением пределов необходимой обороны», – отметил он.

Защитник с сожалением заметил, что суд первой инстанции не посчитал это противоречием, не дал присяжным необходимые разъяснения и в целом трактовал все обстоятельства на свой лад. «Например, в приговоре было указано, что осужденный мог использовать ружье иначе – выбить им нож из рук отчима, что вызывает недоумение, поскольку является чистой воды домыслом. Иркутский областной суд и Восьмой кассационный суд формально подошли к рассмотрению соответствующих жалоб и лишь в Верховном Суде удалось добиться справедливости и отмены всех обжалуемых судебных актов по причине противоречивости вердикта присяжных заседателей. Надеюсь, что такое решение ВС РФ послужит основанием для более тщательной проверки указанной категории дел судами апелляционной и кассационной инстанций», – выразил надежду Сергей Степанюк.

Адвокат АП г. Москвы Сергей Насонов отметил, что Верховный Суд отменил этот приговор по «классическому» основанию – противоречивости вердикта присяжных заседателей. «Это одно из наиболее широко применяемых апелляционными и кассационными судами оснований к отмене приговора. В этом вердикте присяжных действительно имеется противоречие между ответами на второй основной вопрос, поставленный по позиции обвинения, и на частный вопрос, поставленный по позиции защиты. Присяжные заседатели одновременно признали доказанными не соответствующие друг другу обстоятельства произошедшего, и очевидно, что такая противоречивость не позволяет выявить истинные выводы присяжных, и это должно влечь отмену обжалуемого приговора», – заметил он.

Эксперт добавил, что гораздо интереснее причины, по которым происходят подобные ошибки. По его словам, они обусловлены неправильной постановкой вопроса по позиции защиты. «Поскольку защита оспаривала доказанность фактов совершенного деяния (то, что выстрел был произведен в ходе словесной перебранки) и настаивала на другой картине произошедшего (угрозы ножом и т.д.), позиция защиты не могла быть отражена в частном вопросе. Частный вопрос всегда дополнительный к основному, ответ на него предполагает утвердительный ответ на соответствующий основной вопрос, поставленный по позиции обвинения. В рассматриваемом случае позицию защиты было необходимо отражать в альтернативном вопросе, утвердительный ответ на который был бы возможен только при отрицательном ответе на вопрос по позиции обвинения. В такой ситуации противоречия бы не было. Кроме того, устранить это противоречие мог и председательствующий, если бы дал соответствующие разъяснения присяжным после изучения вердикта. К сожалению, подобные нарушения будут повторяться и впредь, пока в УПК РФ не будет легализовано понятие альтернативных вопросов и закреплено их четкое разграничение с частными вопросами», – считает Сергей Насонов.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ, к.ю.н. Сергей Пашин отметил, что обвинительные приговоры суда присяжных отменяются в России в три-пять раз реже, чем оправдательные. «В 2023 г., например, было отменено 17,4% обвинительных и 73,8% оправдательных приговоров, основанных на вердиктах представителей народа, – разница в 4,2 раза не в пользу “милости и правды”, которые должны “царствовать в судах”. Поэтому принципиальность Верховного Суда, аннулировавшего незаконный приговор Иркутского райсуда, отрадна», – указал он, заметив, что нарушения, допущенные судом первой инстанции, не столь редки.

Эксперт указал, что вердикт оказался противоречивым, поскольку коллегия присяжных заседателей, отвечая на частный вопрос, фактически дополнила картину происшествия, нарисованную обвинением, несколькими важными штрихами: «Оказалось, что сраженный пулей потерпевший перед этим угрожал подсудимому ножом. А ответ присяжных на основной вопрос, напротив, подкреплял позицию следствия: мол, подсудимый выстрелил в результате “словесного конфликта”. К счастью, ВС РФ не воспроизвел прежнюю порочную позицию кассационных инстанций: процесс ведется только в отношении подсудимого, а потому будто бы нельзя ссылаться на неправомерные действия пострадавшего и третьих лиц».

Второе отмеченное в определении нарушение закона, как заметил Сергей Пашин, связано с установлением границ компетенции присяжных и судьи. «В данном случае председательствующий, очевидно, желая подкрепить свою интерпретацию вердикта и исключить версию необходимой обороны или превышения ее пределов, дополнил приговор обстоятельствами, отсутствовавшими в вердикте. Но “вопросы факта” – это вотчина присяжных», – напомнил судья в отставке.

Он добавил, что на эти обстоятельства, наряду с прочими, защитник правомерно указал в своей кассационной жалобе в Верховный Суд. «Честно заслуженную победу талантливого правозаступника, на мой взгляд, омрачают два обстоятельства. Во-первых, правду пришлось искать в Москве. Шесть судей и два прокурора, заседавших в нижестоящих инстанциях, никаких погрешностей приговора и в упор не увидели, поддержали неправосудный судебный акт. Во-вторых, неправедно осужденный доверитель остался в СИЗО. Отменившая приговор кассационная инстанция практически не обосновала свое решение о продлении срока заключения под стражу. В определении говорится: “обстоятельств, которые бы препятствовали содержанию… под стражей, не имеется”. А ведь для того, чтобы продлить время неволи и без того настрадавшемуся человеку, нужно доказать необходимость заключения под стражу, установить, что иная мера пресечения в данном случае – совершенно неприемлема», – заметил Сергей Пашин.


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/zashchitnik-dobilsya-v-vs-otmeny-obvinitelnogo-prigovora-suda-s-uchastiem-prisyazhnykh-po-delu-ob-ubiystve/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66