Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Адвокат добился оправдания водителя автомобиля, в столкновении с которым погиб мотоциклист
15.06.2023
Адвокат добился оправдания водителя автомобиля, в столкновении с которым погиб мотоциклист
x
112

При третьем рассмотрении дела апелляция согласилась, что у водителя автомобиля не имелось технической возможности предотвратить столкновение с мотоциклистом, который двигался в темное время суток при негорящих фарах.В комментарии «АГ» защитник оправданного рассказал, как он добился назначения повторной судебной автотехнической экспертизы, благодаря которой было установлено отсутствие в действиях подсудимого нарушений ПДД и технической возможности избежать столкновения, при этом было выявлено нарушение ПДД со стороны самого потерпевшего.

 

Как стало известно «АГ», 11 мая Краснодарский краевой суд вынес апелляционный приговор, которым был оправдан водитель автомобиля в деле о нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека.

Обвинительный приговор
4 января 2021 г. на дороге в станице Отрадная Краснодарского края произошло ДТП: автомобиль столкнулся с мотоциклом, в результате чего мотоциклист погиб на месте. Впоследствии в отношении водителя автомобиля Василия Зайцева было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 264 УК РФ. По версии следствия, обвиняемый, управляя технически исправным автомобилем, при совершении маневра поворота налево на второстепенную дорогу, в нарушение п. 13.12 ПДД РФ, по невнимательности не заметил двигающийся во встречном направлении мотоцикл, за рулем которого находился Г., не предоставив преимущество движения, выехал на встречную полосу, где допустил столкновение. Это нарушение ПДД, указало следствие, находится в прямой причинной связи с наступившими последствиями, повлекшими по неосторожности причинение смерти Г.

В судебном заседании подсудимый свою вину не признал. Василий Зайцев пояснил, что не нарушал правила ПДД, ехал по дороге с допустимой скоростью и был трезв. При этом погибший Г. ехал по дороге общего пользования на спортивном мотоцикле, не имеющем световых приборов, чего делать было нельзя. Обвиняемый заметил, что на улице было темно и он просто не увидел и не мог увидеть мотоцикл, поскольку тот двигался очень быстро, а мотора не было слышно. Он предположил, что Г., увидев автомобиль, попытался уйти от столкновения и упал, от чего и получил смертельные травмы.

Защиту Василия Зайцева осуществлял адвокат АП Краснодарского края Степан Степанов. Он указывал суду на то, что в заключении эксперта не получен ответ на вопросы о виновности его подзащитного в ДТП, что не установлено конкретное место происшествия и что смерть потерпевшего могла наступить не в результате столкновения с автомобилем подсудимого, а в результате самостоятельного падения мотоцикла.

Тем не менее первая инстанция не согласилась с показаниями подсудимого, пояснив, что они опровергаются материалами дела и показаниями свидетеля К. – инспектора ГИБДД, который указал на имеющиеся факты нарушений подсудимым ПДД, что и стало причиной ДТП. Суд указал, что доказательства, собранные как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, дают основания сделать вывод о совершении подсудимым преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ – нарушение лицом, управляющим автомобилем, ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Ссылаясь на экспертное заключение, суд отметил, что в данной дорожно-транспортной ситуации предотвращение ДТП зависело от выполнения Василием Зайцевым требований п. 13.12 ПДД. Суд также пояснил, что в протоколе осмотра места происшествия указано точное место столкновения и что в заключении эксперта достоверно установлена причина смерти Г. Таким образом, приговором Отрадненского райсуда Краснодарского края от 23 июля 2021 г. (есть у «АГ») Василий Зайцев был признан виновным. Ему было назначено наказание в виде 1 года 10 месяцев лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортным средством, сроком на три года с отбыванием наказания в колонии-поселении. Также суд частично удовлетворил гражданский иск отца Г., взыскав с Василия Зайцева 800 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда, 82 тыс. руб. компенсации материального ущерба, а также судебные издержки.

Суды апелляционной и кассационной инстанций несколько раз рассматривали дело
Не согласившись с приговором, Степан Степанов направил на него апелляционную жалобу (на этом этапе его работа с осужденным была закончена). Затем в дело вступил адвокат АП Краснодарского края Артур Гулишан, который также обжаловал приговор суда.

В апелляционных жалобах отмечалось, что в ходе предварительного следствия были нарушены положения ч. 1.2 ст. 144 УПК, поскольку следователем было отказано в назначении по делу дополнительной автотехнической, транспортно-трасологической экспертиз при наличии предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленного ходатайства, при этом судом также было необоснованно отказано в удовлетворении данного ходатайства. Адвокаты указывали, что экспертиза, проведенная до возбуждения уголовного дела с учетом результатов следственного эксперимента, не раскрывает механизм ДТП, в связи с чем выводы суда о виновности Василия Зайцева являются необоснованными. Кроме того, по мнению защиты, суд при вынесении приговора не установил обстановку происшествия и объективно не оценил обстоятельства дела.

Изучив жалобы, апелляционный суд пришел к выводу о нарушении требования ст. 307 УПК, так как в ходе предварительного расследования обстоятельства были установлены не в полном объеме и следователем в обвинительном заключении не были указаны все обстоятельства ДТП, которые имеют значение для вынесения законного приговора. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами защиты о том, что заключение эксперта не раскрывает механизм ДТП и что в удовлетворении ходатайства о производстве дополнительной экспертизы было необоснованно отказано. В связи с этим 16 сентября 2021 г. Краснодарский краевой суд отменил приговор и вернул уголовное дело прокурору.

Вместе с тем прокурор Краснодарского края подал кассационное представление, в котором отмечал, что действия Василия Зайцева подробно описаны в обвинительном заключении в той мере, в какой они нашли подтверждение в ходе расследования дела. Изучив представление, кассационный суд посчитал, что у суда апелляционной инстанции не было оснований для отмены приговора с возвращением дела прокурору. Как указала кассация, приведенные в апелляционном постановлении обстоятельства не могут квалифицироваться как существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неустранимые в ходе апелляционного производства.

Имевшее место, по мнению апелляционного суда, нарушение права обвиняемого на защиту было устранимо в суде апелляционной инстанции, так как суд при необходимости мог в соответствии со ст. 283 УПК РФ назначить по делу экспертизу и по ее результатам принять по делу законное и обоснованное решение, пояснил кассационный суд. С учетом этого Четвертый кассационный суд общей юрисдикции отменил апелляционное постановление от 16 сентября 2021 г., передав дело на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении апелляционный суд пришел к выводу о несостоятельности доводов апелляционных жалоб о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела. Тщательный анализ и основанная на законе оценка доказательств позволили суду правильно установить фактические обстоятельства уголовного дела и обоснованно прийти к выводу о доказанности виновности Василия Зайцева в совершении инкриминируемого преступления, посчитала апелляция. Она также сочла, что каких-либо существенных нарушений уголовного или уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, не имеется. Таким образом, Краснодарский краевой суд апелляционным постановлением от 28 апреля 2022 г. оставил приговор без изменения.

Не согласившись с этим, Артур Гулишан подал кассационную жалобу, в которой просил отменить судебные акты первой и апелляционной инстанций и направить дело на новое судебное рассмотрение. Адвокат указал, что экспертиза, проведенная в рамках Книги учета сообщений о происшествиях, выполнена не полностью, поскольку эксперту были предоставлены неверные исходные данные. По делу необходимо назначение повторной или дополнительной судебной экспертизы, ходатайство о которой судом апелляционной инстанции немотивированно отклонено, отмечал защитник. Он также обратил внимание на то, что протокол осмотра места происшествия и заключение эксперта-автотехника не установили, кем и каким образом были нарушены правила дорожного движения, а также мог ли водитель автомобиля видеть мотоцикл и предотвратить столкновение с ним.

На этот раз кассационный суд пришел к выводу, что доводы апелляционных жалоб адвокатов осужденного судом второй инстанции, в том числе о смешанной форме вины, не были рассмотрены в полном объеме. Также он подчеркнул, что показаниям свидетелей не дана надлежащая оценка с приведением мотивов принятого решения, что является нарушением принципа справедливости и права на защиту осужденного в суде апелляционной инстанции. Таким образом, Четвертый кассационный суд общей юрисдикции вновь отменил апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 28 апреля 2022 г., передав уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение.

В третий раз апелляция вынесла оправдательный приговор
Рассматривая уголовное дело в третий раз, апелляционный суд заключил, что вынесенный в отношении Василия Зайцева приговор не отвечает предъявляемым к нему уголовно-процессуальным законом требованиям. Оценивая представленные сторонами и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства в их совокупности, суд апелляционной инстанции исходил из положений ст. 17 УПК РФ о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, и нашел их достаточными для разрешения уголовного дела. При этом он пришел к выводу, что представленные стороной обвинения доказательства как каждое в отдельности, так и в совокупности вины Василия Зайцева в совершении инкриминируемого ему преступления не подтверждают. Он также указал, что в ходе судебного разбирательства виновность осужденного в совершении указанного в обвинительном заключении преступления и наличие в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, совокупностью исследованных судом первой и апелляционной инстанций доказательств своего подтверждения не нашли.

Апелляция учла, что Василий Зайцев ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании вину в инкриминируемом преступлении не признал и всегда давал последовательные и логически согласованные показания о том, что, подъехав к пересечению дорог, он увидел вдалеке мотоцикл, других источников света и транспортных средств он не видел, а звук мотора не слышал. В процессе маневра, когда передняя часть автомобиля уже выехала на гравийную дорогу, произошел удар в переднее правое крыло, при этом машина получила незначительные повреждения. В целях проверки версии подсудимого судом апелляционной инстанции была назначена дополнительная судебная экспертиза по вопросам, которые не исследовались ранее в уголовном деле, однако имеют важное значение для определения значимых обстоятельств. Так, согласно экспертизе в данной дорожно-транспортной ситуации у водителя автомобиля не имелось технической возможности предотвратить столкновение с мотоциклом путем выполнения требований абз. 2 п. 10.1 ПДД. В действиях водителя автомобиля не усматривается несоответствие требованиям абз. 2 п. 10.1 ПДД. Таким образом, экспертиза заключила, что Г. не имел права двигаться на мотоцикле в темное время суток или в условиях недостаточной видимости при негорящих (отсутствующих) фарах и задних габаритных огнях. Выполнение им этого требования исключало бы столкновение.

Апелляционный суд отметил, что анализ сведений, указанных в приговоре, о том, что согласно протоколу осмотра места происшествия, при производстве которого следователем были получены сведения о том, что водитель автомобиля перед совершением поворота налево был в состоянии обнаружить встречный мотоцикл, указывает на противоречие данного доказательства другим полученным по делу. В связи с этим суд пришел к выводу о несоответствии сведений, изложенных в протоколе осмотра места происшествия, фактическим обстоятельствам. Этот протокол не может учитываться в качестве доказательства вины подсудимого, так как опровергается совокупностью приведенных выше доказательств, уточнила апелляция.

Таким образом, суд апелляционной инстанции резюмировал, что доказательства, представленные стороной обвинения, не подтверждают виновность Василия Зайцева в совершении инкриминируемого преступления и не являются основанием для какой-либо иной квалификации его действий. Он исходил из того, что уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать ДТП и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь. Одно лишь нахождение транспортного средства (мотоцикла) на проезжей части дороги, движение по которой осуществляется в приоритетном порядке, само по себе не свидетельствует о необходимости выполнения водителем, не имеющим приоритета, требования п. 13.12 ПДД, пояснено в апелляционном приговоре.

Апелляция отметила, что для вывода о наличии у водителя при повороте налево обязанности уступить дорогу имеет значение не только и не столько факт нахождения транспортных средств на дороге с приоритетным движением, но и использование встречным транспортом включенных в темное время суток световых приборов, а также время, которое требуется водителю, начинающему маневр, для освобождения дороги приближающемуся транспортному средству, свидетельствующие о том, что последнему может быть создана помеха в движении. Кроме того, в силу безусловной обязанности водителей соблюдать ПДД нельзя не учитывать, что каждый участник дорожного движения вправе рассчитывать на их соблюдение другими участниками дорожного движения и не обязан предвидеть движение транспортных средств с нарушением правил либо исходить из возможности их нарушения участниками дорожного движения.

Действия осужденного помеху для движения транспортных средств, следующих по пересекаемой проезжей части с включенным светом фар, не представляли. И, следовательно, оснований для вывода о нарушении им требования уступить дорогу транспортным средствам, движущимся со встречного направления прямо, как это предусмотрено п. 13.12 ПДД, у суда не было. Как пояснил апелляционный суд, отсутствие у Василия Зайцева, управляющего автомобилем, технической возможности предотвратить происшествие, если аварийная ситуация создана другим участником движения в результате нарушения последним ПДД, исключает состав преступления в действиях осужденного. Таким образом, Краснодарский краевой суд отменил обвинительный приговор и оправдал Василия Зайцева по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, признав за ним право на реабилитацию. Гражданский иск потерпевшей стороны о возмещении морального вреда, материального ущерба и судебных издержек суд оставил без удовлетворения.

 

Анжела Арстанова

Источник:https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-opravdaniya-voditelya-avtomobilya-v-stolknovenii-s-kotorym-pogib-mototsiklist/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66