Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Нельзя отказать в выплате по ОСАГО под предлогом, что страхователь не является собственником ТС
11.03.2024
Нельзя отказать в выплате по ОСАГО под предлогом, что страхователь не является собственником ТС
x
281

Верховный Суд напомнил, что при отчуждении автомобиля действует общее правило относительно момента возникновения права собственности у приобретателя – с момента передачи транспортного средства покупателю.

По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС РФ соответствует сложившейся практике, согласно которой страховщик, фактически заключивший договор страхования, впоследствии не вправе ссылаться на отсутствие имущественного интереса страхователя. Другой отметил, что в этом деле нижестоящие суды должны были выяснить, кто является собственником автомобиля на момент обращения за страховым возмещением, чего сделано не было.

Верховный Суд вынес Определение по делу № 67-КГ23-15-К8, в котором он пояснил, что страховая компания, заключившая договор ОСАГО с владельцем автомобиля, не вправе впоследствии утверждать, что страхователь, который обратился за выплатой страхового возмещения, не является собственником авто.

В июле 2020 г. в результате ДТП по вине водителя К. был поврежден автомобиль Mercedes-Benz Сергея Леонова, купившего его у гражданки Б. месяцем ранее. В материалах дела об административном правонарушении собственником автомобиля был указан Сергей Леонов, его гражданская ответственность на момент ДТП была застрахована в АО «Объединенная страховая компания».

В сентябре Сергей Леонов обратился к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения, представив пакет документов, включая заключенный с Б. договор купли-продажи автомобиля от 6 июня 2020 г., свидетельство о регистрации транспортного средства от 9 июля 2019 г. на имя Б. и паспорт транспортного средства. Однако заявителю было отказано в выплате страхового возмещения со ссылкой на то, что согласно ПТС собственником автомобиля является не Б., а гражданин В., купивший его в ноябре 2019 г.

Сергей Леонов обратился с претензией в страховую компанию, в удовлетворении которой было отказано. Далее он обратился к финансовому уполномоченному по правам потребителей финансовых услуг с заявлением о взыскании страхового возмещения, однако тот прекратил его рассмотрение со ссылкой на то, что представленный заявителем ДКП автомобиля не подтверждает его право собственности на автомобиль, поскольку на дату заключения этого договора Б. не была собственником этого транспортного средства, которое принадлежало В.

Тогда Сергей Леонов обратился в суд с иском к страховой компании, требуя взыскать страховое возмещение в размере 157 тыс. руб., неустойку с 1 октября 2020 г. по день вынесения решения – 400 тыс. руб., компенсацию морального вреда – 20 тыс. руб., расходы на оплату услуг эксперта – 18 тыс. руб., на оплату услуг представителя – 15 тыс. руб., почтовые расходы и штраф. Суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что истец указан в ПТС собственником авто на основе договора купли-продажи от 6 июня 2020 г., однако в ГИБДД отсутствуют сведения о регистрации этих данных. Также он пришел к выводу, что на момент ДТП, произошедшего в июле 2020 г., истец не был собственником ТС, поскольку в ноябре 2019 г. этот автомобиль был отчужден Б. гражданину В., который в марте 2020 г. стал участником другого ДТП. Суд также отметил, что в деле нет доказательств перехода истцу права собственности на автомобиль.

Апелляция поддержала это решение, добавив, что право на получение страхового возмещения в связи с повреждением имущества принадлежит потерпевшему – лицу, владеющему имуществом на праве собственности или ином вещном праве (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 8 ноября 2022 г. № 31 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»). Лица, владеющие имуществом на ином праве, в частности, на основании договора аренды, либо использующие имущество в силу полномочия, основанного на доверенности, не обладают самостоятельным правом на страховое возмещение, если иное не предусмотрено договором или доверенностью. В свою очередь, кассация оставила решения нижестоящих судов без изменений.

Изучив кассационную жалобу Сергея Леонова, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда напомнила, что транспортные средства не являются объектами недвижимости, соответственно, при отчуждении ТС действует общее правило относительно момента возникновения права собственности у приобретателя – с момента передачи транспортного средства покупателю. Согласно п. 1 ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В рассматриваемом случае, заметил Суд, истец утверждал, что приобрел спорное авто в июне 2020 г. у Б. на основании ДКП. Получив от продавца автомобиль вместе со свидетельством о его регистрации, Сергей Леонов обратился к ответчику с заявлением о заключении договора ОСАГО. В июле «Объединенная страховая компания» заключила с истцом такой договор, согласно которому Сергей Леонов был указан собственником ТС и единственным лицом, допущенным к управлению автомобилем. Истец уплатил страховую премию в размере 6,8 тыс. руб. Обратившись за страховым возмещением к ответчику, истец получил отказ именно на том основании, что не является собственником этого авто. Однако при заключении договора ОСАГО страховщик не заявлял о наличии каких-либо ДКП с третьими лицами. Ответчик также не отрицал факты заключения договора ОСАГО с истцом и выдачи ему полиса, равно как и их действие на дату ДТП, кроме того, страховщик не расторг договор страхования с Сергеем Леоновым.

«Кроме того, заключенный между Сергеем Леоновым и Б. договор купли-продажи оспорен не был и недействительным не признан. Сведений о том, что автомобиль был продан иным лицам, истец не имел, с правопритязанием на данный автомобиль к истцу никто не обращался, согласно общедоступным данным на дату заключения договора под запретом автомобиль не состоял, в розыске и угоне не числился. Передача транспортного средства, ключей и документов подтверждает переход права собственности на автомобиль как на движимую вещь. Нахождение автомобиля в период с 7 июля 2019 г. по 17 марта 2020 г. у В., на что сослался суд первой инстанции в обоснование отказа в иске, не исключает совершения впоследствии иных сделок с автомобилем, в том числе и расторжение предыдущих договоров, что не исключает и возможность приобретения его истцом в июне 2020 г. Однако данным обстоятельствам судами первой и апелляционной инстанций надлежащей оценки не дано», – заметил ВС, который отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперт в области страхового права, партнер АБ «Бельский и партнеры» Дмитрий Шнайдман отметил, что определение ВС РФ соответствует сложившейся практике, согласно которой страховщик, фактически заключивший договор страхования, впоследствии не вправе ссылаться на отсутствие имущественного интереса страхователя, поскольку его наличие должно быть установлено страховщиком на стадии заключения договора страхования. «Применительно к рассматриваемому случаю факт заключения договора страхования, а также факты получения страховой премии и выдачи полиса ОСАГО свидетельствуют о том, что страховщик на дату заключения договора страхования не имел сомнений в принадлежности транспортного средства страхователю, равно как и в достаточности либо действительности представленных им документов, подтверждающих его право собственности на ТС. Если у страховщика были основания сомневаться в этом, то им, как профессиональным участником страхового рынка, могли быть сделаны соответствующие запросы для подтверждения наличия либо отсутствия имущественного интереса страхователя. Этот подход соответствует общепринятой практике, установленной п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. № 75, согласно которому обязанность проверять наличие и характер страхуемого интереса при заключении договора лежит на страховщике», – пояснил он.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко выделил два интересных момента в этом деле. Первый заключается в том, что для вынесения законного и обоснованного решения суды должны были выяснить, кто является собственником автомобиля на момент обращения за страховым возмещением. Суды этот вопрос решили неверно, приравняв учетную регистрацию автомобиля в органах ГИБДД к регистрации права собственности, указал эксперт.

«Второй – поведение страховщика, который вначале признал в истце собственника автомобиля, а когда дело дошло до выплаты, стал отрицать за ним этот статус. Руководствуясь общеправовым принципом запрета противоречивого поведения (эстоппель), суды должны были доводы страховщика отклонить, однако этого не сделали. По этим причинам ВС РФ правомерно отменил вынесенные по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, причем в первую инстанцию, в отличие от распространенной в ВС практики направления дел на новое рассмотрение в апелляцию», – отметил Сергей Радченко.


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/nelzya-otkazat-v-vyplate-po-osago-pod-predlogom-chto-strakhovatel-ne-yavlyaetsya-sobstvennikom-ts/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66