Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Что следует принимать во внимание при рассмотрении страхового спора
05.03.2024
Что следует принимать во внимание при рассмотрении страхового спора
x
223

В частности, Верховный суд указал, что необходимо давать толкование условиям заключенного договора страхования и устанавливать, на какие отношения распространялось волеизъявление сторон на изменение страховой суммы в дальнейшем.

Один из экспертов «АГ» посчитал, что ВС справедливо оценил акты апелляции и кассации как необоснованные: обе инстанции поверхностно подошли к оценке содержания договора страхования и дополнительного соглашения к нему. Другая заметила, что все чаще попадаются решения судов первой инстанции, которые принимаются в соответствии с законом, и решения апелляции и кассации, которые отменяют их. Как указал третий, ВС подчеркнул обязанность страховой организации по полному информированию о предоставляемой услуге.

23 января Верховный Суд опубликовал Определение № 69-КГ23-14-К7, в котором указал апелляции на ряд ошибок, допущенных при рассмотрении дела о выплате страховой компанией возмещения после уменьшения страховой суммы по риску дожития до срока окончания действия договора страхования.

2 октября 2015 г. ООО СК «Ренессанс Жизнь» и Татьяна Бабий заключили договор страхования со сроком действия со 2 октября 2015 г. по 1 октября 2020 г. Согласно условиям договора страховым риском является, в том числе, дожитие застрахованного до окончания срока действия договора страхования. Страховая сумма составила 1 млн руб., а ежегодная страховая премия – более 201 тыс. руб. 11 сентября 2018 г. стороны заключили дополнительное соглашение, изменившее страховую сумму по программе страхования «страхование жизни к сроку» с уменьшением ее до около 319 тыс. руб., ежегодная страховая премия составила 50 тыс. руб.

9 октября 2020 г. Татьяна Бабий обратилась к страховщику за страховой выплатой в связи с дожитием до определенного договором страхования возраста, до окончания действия договора. Через неделю СК «Ренессанс Жизнь» составило страховой акт по факту наступления страхового случая «дожитие». 20 октября Татьяне Бабий была выплачена сумма в размере более 330 тыс. руб., из которых 319 тыс. руб. составляют страховое возмещение и более 11 тыс. руб. – дополнительный инвестиционный доход.

Татьяна Бабий обратилась к страховой с претензией о доплате более 374 тыс. руб., поскольку сумма всех взносов за пять лет составила более 704 тыс. руб., но она была оставлена без удовлетворения. 29 июля 2021 г. финансовый уполномоченный отказал в удовлетворении заявления Татьяны Бабий о взыскании страхового возмещения по договору страхования, после чего она обратилась в суд с иском к ООО СК «Ренессанс Жизнь» о защите прав потребителя, признании недействительными условий страхования, взыскании страховой выплаты, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, указав, что страховая компания не исполнила обязанность по выплате страхового возмещения в полном объеме.

Удовлетворяя частично исковые требования, Сургутский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры исходил из того, что дополнительное соглашение не изменило основной договор страхования в части страховой выплаты, а снизило размер премии в период с 2 октября 2018 г. по 1 октября 2020 г. и размер выкупных сумм по основной программе, что не влияет на размер гарантированной страховой выплаты, в связи с чем пришел к выводу о взыскании суммы гарантированной страховой выплаты.

Отменяя решение первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, апелляция пришла к выводу, что дополнительным соглашением сторонами изменены условия договора в части размера страховой суммы по договору, которая с 1 млн руб. уменьшена до 319 тыс. руб., годовая страховая премия уменьшена до 50 тыс. руб., в связи с чем ответчиком надлежащим образом исполнена обязанность по выплате страхового возмещения. Кроме того, суд отметил, что согласие ответчика вернуть истцу часть полученной от него страховой премии не является основанием для сохранения части взыскания путем уменьшения размера взыскания, определенного судом первой инстанции, поскольку иск о возврате страховой премии истцом заявлен не был. С выводами апелляции согласилась кассация.

Татьяна Бабий обратилась в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что спор возник из заключенного между сторонами договора страхования. Сославшись на ст. 425, ст. 431, п. 1 ст. 450, п. 1 ст. 453, п. 1 ст. 927, п. 1 ст. 934 ГК, Судебная коллегия указала, что для правильного разрешения спора суд должен был установить условия заключенного между сторонами договора страхования и с учетом того, что впоследствии стороны заключили дополнительное соглашение, изменяющее условия договора, а также положений п. 2 ст. 425 и п. 1 ст. 453 ГК определить период, с которого данные изменения вступили в силу, были ли они распространены сторонами на предшествующий период.

Как отметил Верховный Суд, было установлено, что изначально страховая сумма по договору страхования составляла 1 млн руб. при страховой премии, уплачиваемой истцом ежегодно в размере более 201 тыс. руб. Надлежащее исполнение Татьяной Бабий своих обязанностей по данному договору сторонами не оспаривалось. Дополнительным соглашением стороны изменили страховую сумму по программе страхования «страхование жизни к сроку», уменьшив ее примерно до 319 тыс. руб., ежегодная страховая премия составила более 50 тыс. руб. В подп. 4 и 5 дополнительного соглашения содержатся условия о том, что оно вступает в силу с момента подписания его сторонами и является составной и неотъемлемой частью договора страхования от 2 октября 2015 г.

Разрешая спор, апелляция сочла, что ответчик исполнил свои обязательства перед истцом, поскольку страховое возмещение выплачено в соответствии с теми измененными условиями договора страхования, которые действовали на момент наступления страхового случая. Суд также указал, что суммы, вносимые Татьяной Бабий до заключения дополнительного соглашения, являются переплатой страховой премии, которую истец не лишена возможности взыскать, обратившись в суд с соответствующим иском.

Между тем, указал ВС, данные выводы апелляции не обоснованы в соответствии с требованиями ст. 198 ГПК. В апелляционном определении не дано толкование условиям заключенного договора страхования, не установлено, распространялось ли волеизъявление сторон на изменение страховой суммы на отношения, возникшие до заключения дополнительного соглашения.

Верховный Суд разъяснил, что для правильного разрешения спора апелляции следовало установить, каким образом и из каких сумм страховщиком формируется страховая выплата по риску «дожитие», взаимосвязь между внесенными страхователем суммами и последующими выплатами в связи с наступлением страхового случая, после чего, оценив в совокупности договор страхования и дополнительное соглашение к нему, подписанные сторонами, определить размер страховой выплаты, полагающейся Татьяне Бабий.

При этом, добавил ВС, судом также не дана оценка тому, что уплата истцом денежных средств в размере более 201 тыс. руб. принималась ответчиком в качестве надлежащего исполнения по договору, иное судом не установлено, внесенные сверх определенной дополнительным соглашением страховой премии денежные средства не были возвращены страховщиком как излишне уплаченные либо зачтены в счет будущих платежей. Указание апелляции на то, что суммы, вносимые Татьяной Бабий до заключения дополнительного соглашения, являются переплатой страховой премии, не основано на законе и материалах дела. Оснований для признания внесенных Татьяной Бабий денежных средств переплатой с учетом условий заключенного договора о способе формирования страховой выплаты по риску «дожитие» и исполнения его условий сторонами суд не привел.

Верховный Суд отметил: заключая дополнительное соглашение, стороны не указали, что ранее внесенные страхователем суммы подлежат возврату или зачету в счет будущих платежей по договору, после заключения дополнительного соглашения страхователь продолжила вносить страховую премию. А суд апелляционной инстанции не установил, какой размер страховой премии был уже сформирован на основании внесенных Татьяной Бабий денежных средств до заключения допсоглашения к договору страхования. Между тем данное обстоятельство напрямую связано с толкованием условий заключенного между сторонами договора, поскольку если бы сумма, определенная дополнительным соглашением, была согласована сторонами как итоговая сумма страховой выплаты, а ранее внесенные денежные средства были бы равными или превышали ее, внесение дополнительных платежей от Татьяны Бабий не предполагалось бы. Кроме того, добавил ВС, суд не дал оценки тому обстоятельству, что в таблице выкупных сумм по основной программе, содержащейся в дополнительном соглашении, страховые годы с 2018 г. по 2020 г. обозначены как четвертый и пятый годы действия договора.

В силу п. 2 ст. 12 Закона о защите прав потребителей не предоставивший покупателю полной и достоверной информации о товаре (работе, услуге) продавец (исполнитель) несет ответственность за недостатки товара (работы, услуги), возникшие после его передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации. Как отметил Верховный Суд, в исковом заявлении Татьяна Бабий указывала, что в связи с существенным изменением материального положения она обратилась к страховщику с вопросом о том, какие действия можно предпринять для уменьшения размера ежегодных страховых взносов, но при этом не расторгать договор страхования с целью получения суммы страхового возмещения при наступлении страхового случая дожития до срока окончания действия договора страхования. Ответчиком было предложено заключить дополнительное соглашение к договору, по которому уменьшилась не только страховая премия, но и страховая сумма с 1 млн руб. до 319 тыс. руб. Данное соглашение ухудшило положение потребителя, однако суд не исследовал, была ли страховой доведена до Татьяны Бабий вся полная и достоверная информация о такой услуге.

При этом, заметил ВС, в апелляционной жалобе СК «Ренессанс Жизнь» указывала, что истец имеет право на получение разницы между фактически внесенными денежными средствами и денежными средствами, выплаченными ответчиком по допсоглашению, в связи с чем просила изменить решение суда первой инстанции, снизив размер взысканного страхового возмещения до более 385 тыс. руб. Между тем апелляция, отменяя решение нижестоящего суда, вышла за пределы доводов апелляционной жалобы, ничем это не обосновав. Исходя из этого, Судебная коллегия отменила решения апелляции и кассации, а дело направила на новое апелляционное рассмотрение.

В комментарии «АГ» партнер «Первой Юридической Сети» Павел Куртат посчитал позицию ВС взвешенной, отметив, что она оттеняет формальный подход судов апелляционной и кассационной инстанций. «Коллегия справедливо оценила их акты как необоснованные в силу того, что обе инстанции поверхностно подошли к оценке содержания договора страхования и дополнительного соглашения к нему. Доводы коллегии довольно очевидны и основаны на анализе экономической целесообразности договора для страхователя и соразмерности финансовых обязательств по нему», – указал он.

По словам эксперта, допущенная страховщиком при внесении изменений в договор страхования ошибка – отсутствие регулирования вопроса о корректировке встречных финансовых обязательств – поставила суды всех трех инстанций в сложное положение. «Поведение страховой компании в процессе также сложно назвать добросовестным, ничто не мешало ей во внесудебном порядке устранить данную ошибку по договоренности со страхователем после получения от него претензии», – заключил Павел Куртат.

Адвокат КА «Династия», к.ю.н., Елена Дьякова заметила, что все чаще попадаются судебные решения судов первой инстанции, которые принимаются в соответствии с законом, и решения судов апелляционной и кассационной инстанций, которые отменяют правильные решения, допуская ошибки в толковании норм права. Вышестоящие суды либо не применяют закон, подлежащий применению, либо выходят за пределы доводов жалобы, ничем это не обосновав. И такие ошибки приходится исправлять Верховному Суду, что и иллюстрирует комментируемое определение.«В рассматриваемом деле не нужно быть юристом, чтобы арифметически произвести расчеты и понять, что на момент заключения дополнительного соглашения истец уже заплатила страховой компании сумму, превышающую 600 тыс. руб. Поэтому выводы, которые сделал суд апелляционной инстанции, как минимум не подаются логическому объяснению», – полагает она.

Руководитель правового центра «Капустин и партнеры» Андрей Капустин считает определение ВС интересным с точки зрения правоприменительной практики: «Верховный Суд подчеркнул обязанность страховой организации по полному информированию о предоставляемой услуге».


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-chto-sleduet-prinimat-vo-vnimanie-pri-rassmotrenii-strakhovogo-spora/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66