Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Если доводы жалобы не подтверждаются, это не основание для диффамационного иска
20.07.2023
Если доводы жалобы не подтверждаются, это не основание для диффамационного иска
x
124

По мнению Верховного Суда, иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга.

Как отметила одна из экспертов «АГ», Верховный Суд еще раз подтвердил устоявшуюся практику отказа в привлечении к гражданско-правовой ответственности лица, когда порочащие сведения излагаются гражданином при обращении в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения и принимать по ним мотивированное решение. По мнению второй, нижестоящие суды могли создать крайне негативный прецедент по очередному ограничению права граждан на свою защиту от незаконных, по их мнению, действий должностных лиц.

Верховный Суд опубликовал Определение от 6 июня по делу № 18-КГ23-24-К4, в котором напомнил, в каких случаях жалобы не могут признаваться диффамационными.

В ноябре 2019 г. Виктория Авакова была назначена на должность заместителя начальника управления муниципального контроля МО г. Новороссийска. На основании распоряжения начальника управления Викторией Аваковой и главным специалистом управления муниципального контроля Е. Литвиновой была проведена проверка использования земельного участка Евгении Туровской.

По результатам проверки был составлен акт о допущенных нарушениях земельного и градостроительного законодательства, поскольку земельный участок не поставлен на государственный кадастровый учет с уточненной площадью, сведения о границах и поворотных точках в государственном кадастре недвижимости отсутствуют, а существующий на данном земельном участке объект капитального строительства является самовольной постройкой. Администрация г. Новороссийска обратилась в районный суд с иском к Евгении Туровской о сносе самовольной постройки, в чем ей было отказано. При этом суд удовлетворил встречные исковые требования о признании права собственности на капитальное строение.

Евгения Туровская не согласилась с действиями Виктории Аваковой по проведению проверки и составлению акта о нарушениях землепользования, а потому направила жалобы главе администрации г. Новороссийска, губернатору Краснодарского края и в Законодательное собрание Краснодарского края.

Виктория Авакова посчитала, что содержание обращений порочит ее честь, достоинство и деловую репутацию, поскольку указывает на предвзятое отношение к заявительнице, на проведение проверки без уведомления собственницы, на фальсификацию ее акта, содержащего ложные и недостоверные сведения, на желание чиновницы лишить Евгению Туровскую единственного жилья, а также на то, что Виктория Авакова проявляет личную заинтересованность, подрывает авторитет городской власти и способствует созданию ее негативного имиджа. В связи с этим Виктория Авакова обратилась в суд с требованием признать не соответствующими действительности, порочащими ее честь, достоинство и деловую репутацию сведения, содержащиеся в жалобах, обязать Евгению Туровскую направить опровержения тем же адресатам. Также истец просила взыскать с Евгении Туровской компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб.

Октябрьский районный суд г. Новороссийска указал, что Законодательное собрание и губернатор не являются компетентными органами по проверке деятельности Виктории Аваковой как муниципального служащего, а следовательно, направляя в их адрес свои обращения, Евгения Туровская злоупотребляла правом. Суд признал не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения о злоупотреблении Викторией Аваковой полномочиями и фальсификации акта проверки, содержащиеся в жалобах, и взыскал в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 5 тыс. руб. С этим согласились апелляция и кассация.

Евгения Туровская обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС заметила, что в п. 7 Постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» разъяснено, что ст. 33 Конституции закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок. При этом судам необходимо иметь в виду, что, в случае когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, например в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений. Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (п. 1 и 2 ст. 10 ГК).

Верховный Суд отметил, что из п. 9 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом ВС 16 марта 2016 г., следует, что требования истца о защите чести и достоинства не подлежат удовлетворению, если им оспариваются сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в государственный орган или к должностному лицу, а само обращение не содержит оскорбительных выражений и обусловлено намерением ответчика реализовать свое конституционное право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления.

ВС указал, что запрет преследования гражданина в связи с его обращением в государственный орган, органы местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц прямо установлен в ст. 6 Закона о порядке рассмотрения обращений граждан.

Таким образом, указал Верховный Суд, каждый гражданин имеет право свободно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц. При этом гражданин может указать в обращении на известные ему факты и события, которые, по его мнению, имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение. То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме. Иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга. При этом гражданину не может быть поставлено в вину незнание о точной компетенции государственных и муниципальных органов, а также должностных лиц, к которым он обращается со своими жалобами и заявлениями.

Частью 3 ст. 8 Закона о порядке рассмотрения обращений граждан специально предусмотрено, что письменное обращение, содержащее вопросы, решение которых не входит в компетенцию данных государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица, направляется в течение 7 дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов.

ВС указал, что из установленных судами обстоятельств дела следует, что обращение Евгении Туровской в государственные и муниципальные органы, к должностным лицам было обусловлено проведением в отношении нее проверки и несогласием с выводами по ее результатам. При этом предъявленные по результатам проверки требования администрации муниципального образования о признании постройки самовольной и о ее сносе вступившим в силу решением суда признаны необоснованными. Направление Евгенией Туровской жалоб и обращений без учета точной компетенции того или иного государственного органа или должностного лица, как указано выше, само по себе не может расцениваться как злоупотребление правом. Наличия оскорбительных выражений, явного превышения пределов допустимой критики, а также того, что обращения ответчика имели целью не защиту своих прав от необоснованных, по ее мнению, обвинений и незаконных, с ее точки зрения, действий должностного лица, а были продиктованы желанием причинить вред, судами не установлено. В связи с этим Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В комментарии «АГ» управляющий партнер АБ «Юсланд» Елена Легашова отметила, что Верховный Суд еще раз подтвердил устоявшуюся практику отказа в привлечении к гражданско-правовой ответственности, когда порочащие сведения излагаются гражданином при обращении в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения и принимать по ним мотивированное решение. «Еще в Постановлении Пленума № 3 Суд отмечал, что это конституционное право гражданина, и запрет преследования в связи с его обращением прямо установлен федеральным законом», – указала эксперт.

Она добавила, что в данном деле Верховный Суд установил, что такой подход сохраняется и в делах, когда свои обращения гражданин направил с нарушением компетенции органов государственной власти, – гражданину не может быть поставлено в вину незнание точной компетенции государственных и муниципальных органов, а также должностных лиц, к которым он обращается со своими жалобами и заявлениями. «Ошибка в компетенции адресата со стороны заявителя сама по себе не является злоупотреблением правом. При этом суды должны исследовать, являлась ли защита своих прав действительной причиной обращений и не содержат ли они оскорбительные выражения, тем самым исключить цель причинить вред оппоненту с явным превышением допустимой критики», – заключила Елена Легашова.

Партнер юридической фирмы INTELLECT Анастасия Махнёва полагает, что Судебная коллегия по гражданским делам ВС исправила очевидную судебную ошибку, допущенную нижестоящими инстанциями. «Казалось бы, вопрос о защите чести, достоинства и деловой репутации в ситуации, когда порочащие сведения содержались в официальном обращении лица в органы власти или к должностному лицу, неоднократно был предметом рассмотрения судами, есть четкая позиция Пленума и Президиума Верховного Суда, которая многократно применялась судами», – указала эксперт.

Анастасия Махнёва считает, что это определение ВС будет важно для судебной практики по двум аспектам. Во-первых, особенность данного дела состояла в том, что истцом являлось должностное лицо муниципального органа, а не обычное частное лицо, которое заявляет о вреде чести и репутации в связи с тем, что другое лицо сообщило порочащие сведения о нем в каком-либо обращении в органы власти. «По сути, нижестоящие суды могли создать крайне негативный прецедент по очередному ограничению права граждан на свою защиту от незаконных, по их мнению, действий должностных лиц. Ответчик пожаловался в ряд инстанций на действия чиновника, и сам факт этих жалоб и их содержание стали основанием для иска в суд против него. И здесь уже не важно, была ли его жалоба обоснованной, нашла ли она подтверждение в последующем, при ее проверке уполномоченными органами. В данном случае при установлении баланса между правом человека на защиту от диффамации и правом другого человека на обращение в органы власти для защиты своих прав и свобод следует признать приоритет последнего», – посчитала она.

 Вторым важным моментом Анастасия Махнёва назвала то, что гражданину не может быть поставлено в вину незнание точной компетенции государственных и муниципальных органов, а также должностных лиц, к которым он обращается со своими жалобами и заявлениями. «В подобных делах истцы часто ссылаются на тот факт, что диффамационное обращение ответчика было подано не в тот орган власти, который уполномочен рассматривать подобные жалобы и заявления, а в какой-то иной. Например, как в этом деле: ответчик пожаловался на нарушения, допущенные должностным лицом муниципального органа власти, в Законодательное собрание Краснодарского края. Теперь Гражданская коллегия высказалась по этому поводу предельно ясно», – резюмировала она.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-chto-esli-dovody-zhaloby-ne-podtverzhdayutsya-eto-ne-osnovanie-dlya-diffamatsionnogo-iska/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66