Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

КС разъяснил взыскание судебных расходов по делам о компенсации за нарушение исключительных прав
03.11.2021
КС разъяснил взыскание судебных расходов по делам о компенсации за нарушение исключительных прав
x
105

Суд указал, что снижение размера взысканной с нарушителя интеллектуальных прав компенсации ниже низшего предела не позволяет требовать с правообладателя возмещения судебных расходов, понесенных нарушителем при рассмотрении иска.

Один из адвокатов отметил, что постановление КС развивает сложившиеся в судебной практике тенденции применения ч. 1 ст. 110 АПК. Другой обратил внимание на половинчатый подход Суда, который установил правило только для одной конкретной ситуации, не предложив законодателю уточнить положения ст. 110 АПК.

28 октября Конституционный Суд вынес Постановление № 46-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 110 АПК РФ о порядке распределения судебных расходов между лицами, участвующими в деле.

Ранее ООО «Студия анимационного кино «Мельница» обратилось в арбитражный суд с иском к предпринимателю П. о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на средства индивидуализации – товарные знаки, воспроизводящие изображения персонажей и фантазийную надпись мультипликационного сериала «Барбоскины», в размере 10 тыс. руб. за каждое нарушение (в общей сумме 80 тыс. руб.). Истец также потребовал взыскания с ответчика расходов по восстановлению нарушенного права при приобретении спорного товара (детский конструктор – 380 руб.), использованного в качестве вещественного доказательства, расходов на почтовые отправления по направлению иска (65 руб.) и досудебной претензии (150 руб.), а также издержек на получение выписки из ЕГРИП (200 руб.).

Со ссылкой на Постановление КС РФ № 28-П от 13 декабря 2016 г. суд первой инстанции снизил размер компенсации до 2,5 тыс. руб. В решении отмечалось, что правонарушение было совершено впервые, а также то, что на иждивении у ИП имеется несовершеннолетний ребенок-инвалид. В дальнейшем апелляция поддержала выводы первой инстанции. Поскольку общий размер взысканной с ответчика в пользу истца компенсации за нарушение его исключительных прав составил 20 тыс. руб., суды сочли, что понесенные им судебные расходы возмещаются в размере, пропорциональном сумме удовлетворенных требований (ч. 1 ст. 110 АПК РФ).

В свою очередь, предприниматель обратился в суд с заявлением о взыскании с истца судебных расходов на оплату услуг представителя и транспортных расходов в общей сумме 34,8 тыс. руб., которое было частично удовлетворено определением суда. Впоследствии апелляция дополнительно взыскала в пользу ИП с общества 6 тыс. руб. в качестве судебных издержек.

В связи с этим «Студия анимационного кино «Мельница» обратилась с кассационной жалобой в Суд по интеллектуальным правам, указав на ошибочность суждения нижестоящих инстанций, полагавших, что поскольку судебный акт по существу заявленных им требований о компенсации за нарушение его исключительных прав частично принят в пользу ответчика, то возмещение судебных расходов должно возлагаться как на истца, так и на ответчика пропорционально удовлетворенным исковым требованиям. Однако СИП отверг доводы заявителя о том, что с учетом судебного признания ответчика нарушителем исключительного права на объекты интеллектуальной собственности студия является выигравшей стороной в споре о выплате компенсации, заявленной за каждое нарушение в минимальном размере, установленном п. 4 ст. 1515 ГК РФ, а снижение размера компенсации судом не свидетельствует о частичном удовлетворении заявленных требований. Верховный Суд кассационную жалобу заявителя не рассматривал.

В жалобе в Конституционный Суд «Студия анимационного кино «Мельница» указала, что оспариваемое ей законоположение не соответствует ст. 46 Конституции РФ, так как позволяет отнести на обладателя исключительных прав, обратившегося с иском к нарушителю своих прав о взыскании компенсации за их нарушение в минимальном размере, судебные расходы, понесенные ответчиком при рассмотрении дела, в котором суд установил нарушение исключительных прав правообладателя, но при этом определил общий размер компенсации, подлежащей выплате правообладателю с учетом обстоятельств конкретного дела, ниже минимального предела, установленного ст. 1252 ГК РФ.

Изучив материалы дела, Конституционный Суд напомнил, что Гражданский кодекс РФ устанавливает специальные способы защиты нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, предоставляя правообладателю в отдельных случаях право требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты соответствующей компенсации в сумме от 10 тыс. руб. до 5 млн руб. и освобождая его от доказывания в суде размера причиненных убытков. Конкретный размер такой компенсации, взыскиваемой при доказанности факта нарушения, определяется судом в пределах, установленных ГК, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

При этом ГК допускает возможность снижения размера компенсации ниже пределов, установленных его положениями, но не более чем до 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения. В случае же с ИП такое правовое регулирование может быть чрезмерной мерой, чреватой не только лишением возможности продолжения им предпринимательской деятельности, но и крайне негативным воздействием на жизненную ситуацию нарушителя, а также членов его семьи.

КС также отметил, что в его собственном Постановлении № 28-П/2016 не получил разрешения вопрос о правилах распределения судебных расходов, когда суд определяет общий размер компенсации за нарушение исключительных прав ниже минимального предела, установленного законом, в том числе и о возможности их частичного отнесения на обладателя нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности.

В рассматриваемом случае, подчеркнул Суд, снижение арбитражным судом размера компенсации за нарушение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, когда требование о выплате такой компенсации было заявлено правообладателем в минимальном размере, предусмотренном нормами ГК РФ для соответствующего нарушения, не может приравниваться к частичному удовлетворению иска. Принятие соответствующего судебного акта фактически означает доказанность нарушения исключительных прав правообладателя, а снижение размера выплачиваемой компенсации обусловлено не неправомерностью (чрезмерностью) заявленного им ее минимального размера, а наличием оснований для использования особого правомочия арбитражного суда. В свою очередь, такое полномочие суда обусловлено не избыточностью исковых требований, а необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости, равенства и соразмерности при применении соответствующей штрафной санкции, выполняющей публичную функцию превенции наряду с защитой частных интересов правообладателя.

«Сопоставимого подхода относительно возможности возложения на правообладателя, чьи исключительные права на объекты интеллектуальной собственности были нарушены, обязанности выплатить – в случае снижения судом заявленного им размера компенсации – в полном объеме расходы на оплату услуг представителя ответчика придерживается и Верховный Суд РФ, полагающий, что соответствующее решение не только не обеспечит восстановления имущественной сферы истца, но и не будет способствовать достижению публично-правовой цели – стимулированию участников гражданского оборота к добросовестному, законопослушному поведению, исключающему получение собственных преимуществ в предпринимательской деятельности с помощью неправомерных методов и средств. Возложение на правообладателя указанной обязанности противоречит п. 4 ст. 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, и фактически препятствует правообладателю защищать свое нарушенное право в судебном порядке», – отмечено в постановлении.

Таким образом, заключил Суд, спорная норма не предполагает взыскания с обладателя исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности судебных расходов, понесенных нарушителем таких прав, когда, установив нарушение таких прав и удовлетворяя требования правообладателя о выплате ему компенсации, заявленные в минимальном размере, арбитражный суд принимает решение о снижении размера компенсации. В противном случае это, в частности, приводило бы к злоупотреблению процессуальными правами со стороны ответчиков – нарушителей исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности. В связи с этим КС РФ счел ч. 1 ст. 110 АПК РФ не противоречащей Конституции и распорядился пересмотреть дело заявителя.

Управляющий партнер ZHAROV GROUP, адвокат Евгений Жаров полагает, что постановление КС развивает сложившиеся в судебной практике тенденции применения ч. 1 ст. 110 АПК РФ о взыскании судебных расходов по делам о компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности. «Еще в феврале 2020 г. коллегия Верховного Суда РФ определила, что суды обязаны соотносить размер компенсации за нарушение интеллектуальных прав, взысканной в пользу истца, с размером судебных издержек, взысканных в пользу ответчика при частичном удовлетворении требований по таким делам. Если иск удовлетворен частично, все равно в выигрыше должен остаться истец-правообладатель, а не ответчик, сумевший снизить в судебном порядке размер взыскиваемой компенсации», – отметил он.

По словам эксперта, Конституционный Суд идет дальше: если компенсация за нарушение интеллектуальных прав затребована истцом в минимальном размере, но суд с учетом обстоятельств дела и личности нарушителя взыскал компенсацию ниже низшего предела, то судебные издержки ответчику не возмещаются вообще. «Иначе был бы обесценен процессуальный результат истца – выигрыш дела. Это хорошие новости для сферы интеллектуальной собственности и процессуального права», – резюмировал Евгений Жаров.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян считает, что постановление КС пресекает возможность злоупотребления правами со стороны нарушителей исключительных прав, в отношении которых при полной доказанности факта нарушения суды снижают сумму компенсаций за нарушение ниже низшего предела, установленного ГК РФ, что позволяет такому нарушителю считаться формально выигравшим процесс в той части требований, в удовлетворении которой отказано: «В такой ситуации, пользуясь формальными положениями ст. 110 АПК РФ о пропорциональном распределении судебных расходов, нарушители заявляют о взыскании своих судебных расходов с правообладателя».

Таким образом, по словам эксперта, получается парадоксальная ситуация, когда правообладатель полностью прав, но по причинам, связанным с субъективными обстоятельствами нарушителя, например наличием у него на иждивении ребенка-инвалида, что правообладатель очевидно не мог и не должен был предвидеть, не только существенно снижается размер установленной законом компенсации, но и, сверх того, на правообладателя возлагается часть расходов такого нарушителя. «Вместе с тем обращает на себя внимание половинчатость подхода Конституционного Суда, который установил правило только для одной конкретной ситуации, не предложив законодателю уточнить положения ст. 110 АПК РФ с учетом того, что такие ситуации на практике встречаются довольно часто. Например, аналогичная ситуация может возникнуть при снижении судом заявленной стороной неустойки, исчисленной в полном соответствии с законом, практикой его применения и договором. Суды довольно часто констатируют факт нарушения, но при этом снижают неустойку, сославшись на абстрактную несоразмерность последствиям нарушения. И в такой ситуации нарушитель также может претендовать на выплату в его пользу соразмерной части судебных расходов», – подчеркнул Артур Зурабян.

В качестве примера адвокат привел дело № А33-19711/2015, в котором подрядчик много лет взыскивал с заказчика стоимость выполненных работ. «При этом заказчик категорически отрицал сам факт проведения каких-либо работ в соответствии с договором. На втором круге рассмотрения подрядчику удалось доказать обоснованность части своих требований. Но с учетом того, что стоимость услуг представителей ответчика была в разы больше стоимости услуг представителей истца и его кредиторов (истец находился в процедуре конкурсного производства), с истца в пользу ответчика было взыскано в 100 раз больше судебных расходов, чем с ответчика в пользу истца. В настоящее время судебные акты по судебным расходам по данному делу находятся на рассмотрении ВС РФ», – отметил Артур Зурабян.

Зинаида Павлова

 

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-vzyskanie-sudebnykh-raskhodov-po-delam-o-kompensatsii-za-narushenie-isklyuchitelnykh-prav/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66