Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

На что обращать внимание при оспаривании алиментных платежей в банкротном деле
05.07.2023
На что обращать внимание при оспаривании алиментных платежей в банкротном деле
x
90

Как пояснил Верховный Суд, без установления характера спорных алиментных платежей невозможно разрешение вопроса об их юридической силе.

По мнению одного эксперта, рассматриваемое дело примечательно тем, что в нем оценивались платежи, которые должник совершал при отсутствии соответствующего соглашения или судебного акта. Другая отметила, что ВС указал на необходимость рассмотрения спора не в рамках формального подхода, а именно исходя из действительного содержания и направленности денежных средств, выплачиваемых должником матери ребенка, поскольку должны быть соблюдены не только интересы кредиторов должника, но и права несовершеннолетнего ребенка. Третья полагает, что в этом деле судам следовало оценить характер платежей должника и их юридическую направленность.

26 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС22-10847 по делу № А40-144662/2020 об оспаривании платежей должника бывшей супруге на содержание несовершеннолетнего ребенка гражданина-банкрота.

В деле о банкротстве Владимира Серёгина, о котором ранее писала «АГ», его финансовый управляющий подал заявление о признании незаконными сделок по перечислению должником в период с 19 июля 2016 г. по 18 ноября 2017 г. свыше 127 тыс. евро в пользу бывшей супруги Светланы Серёгиной и взыскании этой суммы в конкурсную массу. Конкурсный управляющий указывал, что спорные денежные операции были совершены безвозмездно с целью причинения вреда кредиторам и со злоупотреблением правом.

Суд отказал в удовлетворении требования со ссылкой на недоказанность наличия цели причинения вреда кредиторам, на отсутствие осведомленности ответчика о такой цели и на неплатежеспособность должника для признания платежей недействительными сделками на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, а также отсутствие у спорных транзакций иных дефектов для признания ничтожными в силу ст. 10, 168 ГК РФ.

В свою очередь, апелляция отменила это определение и удовлетворила заявление конкурсного управляющего. Она указала на доказанность наличия оснований для признания оспариваемых платежей недействительными сделками, поскольку между бывшими супругами фактически сохранились брачные отношения после формального развода и Светлана Серёгина знала о неплатежеспособности должника. При этом суд отклонил доводы вышеуказанной гражданки о том, что оспариваемые платежи являются алиментными выплатами должника на обучение и содержание их несовершеннолетней дочери, со ссылкой на отсутствие указания на выплату алиментов либо предназначения для обучения или содержания ребенка. Кассация согласилась с этим решением.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Светлана Серёгина, в частности, указала, что апелляция и кассация проигнорировали нормы законодательства об обязанности должника содержать несовершеннолетнего ребенка и уплачивать алименты и в отсутствие письменного соглашения.

Изучив доводы жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда напомнила, что в ноябре 2020 г. в отношении должника была введена процедура реструктуризации долгов, а летом 2021 г. Владимир Серёгин был признан банкротом. При рассмотрении этого дела апелляция не соблюла требования ч. 1 ст. 268 АПК РФ. Так, этот суд не исследовал и не устанавливал необходимых в силу Закона о банкротстве условий для недействительности спорных платежей, признав их доказанными в предыдущем аналогичном споре за период с 26 октября 2017 г. по 9 января 2020 г. (судебные акты по которому вступили в законную силу) и не подлежащими доказыванию в этом споре, согласно ч. 2 ст. 69 Кодекса. Такой мотив в обоснование отмены судебного определения, заметил ВС, нельзя признать правильным, поскольку к моменту его принятия судебные акты по предыдущему спору уже состоялись, но суд первой инстанции признал исследованные обстоятельства совершения платежей не создающими условий для их недействительности, и апелляционный суд не опроверг его выводы в отношении отсутствия таких условий.

Как заметил Верховный Суд, апелляционная инстанция не установила, чем обстоятельства совершения платежей в период с 19 июля 2016 г. по 20 июня 2017 г. отличаются от состоявшихся в период с 26 октября по 18 ноября 2017 г. Апелляция также не мотивировала применения к первым общегражданских норм о недействительности сделок, недопустимого при отсутствии различий. В свою очередь, окружной суд подтвердил выводы апелляции, неосновательно сочтя доводы кассационных жалоб должника и ответчика о неправильном применении норм права об основаниях недействительности сделок направленными на переоценку исследованных обстоятельств спора. При этом, добавил ВС, суд округа отклонил доводы кассаторов об алиментном характере платежей и документальном подтверждении расходования их на содержание ребенка со ссылкой на установленные в предыдущем споре обстоятельства без проверки по существу.

«В настоящее время судебные акты по предыдущему спору отменены в связи с отсутствием оценки возражений ответчика о характере платежей и соответствия платежей нормам семейного законодательства. Без установления характера платежей в рассматриваемом споре разрешение вопроса об их юридической силе также невозможно. Указанные обстоятельства наряду с заявленными финансовым управляющим основаниями спорного требования входили в пределы рассмотрения спора апелляционным судом, но были проигнорированы», – заметил Суд, отменив судебные акты апелляции и кассации и вернув дело на новое апелляционное рассмотрение.

Управляющий партнер АБ г. Москвы «РИ-консалтинг» Елена Гладышева отметила, что в этом деле нижестоящие суды не полностью исследовали фактические обстоятельства. Она обратила внимание на то обстоятельство, что нижестоящие инстанции фактически не рассматривали вопрос содержания несовершеннолетнего ребенка, расходы, которые несет мать ребенка, ограничившись лишь указанием, что формально супруги проживали вместе, поэтому все денежные средства, переданные должником на содержание ребенка, квалифицированы как дарение в период неплатежеспособности, направленное исключительно на вывод активов, в связи с чем такие платежи были признаны недействительными.

«Однако действующее законодательство не ограничивает право супруги на взыскание алиментов даже при наличии брака с отцом ребенка: алименты можно взыскать и будучи в браке. Следовательно, и обязанность по уплате алиментов также не может быть связана исключительно с наличием или отсутствием у сторон брачных отношений – иное было бы грубым нарушением прав несовершеннолетнего ребенка на получение содержания от обоих родителей в равной степени с учетом его потребностей. Поэтому ВС указал на необходимость рассмотрения дела не в рамках формального подхода, а именно исходя из действительного содержания и направленности денежных средств, выплачиваемых должником матери ребенка, поскольку должны быть соблюдены не только интересы кредиторов должника, но и права несовершеннолетнего ребенка», – подчеркнула Елена Гладышева.

Партнер юридической группы «Яковлев и Партнеры» Вероника Сальникова отметила, что в законодательстве России имеется много недоработок, которые проявляются и выявляются на практике. «Увеличение количества таких алиментно-банкротных спорных дел в судах подтверждает приведенная практика. Процедура банкротства основана на инвентаризации имущества должника и возвращении в конкурсную массу сумм по недействительным сделкам. При этом ориентиром взыскиваемых сумм в конкурсную массу служит реестр требований к должнику. Суд же должен исходить из баланса интересов кредиторов и интересов несовершеннолетнего ребенка, на которого должник уплачивает алименты. Для этого необходимо оценить характер платежей должника (имелось ли соответствующее семейному законодательству назначение платежа, был ли размер платежей разумным и был ли в дальнейшем расходован на нужды ребенка, нес ли второй родитель – взыскатель такие же сопоставимые расходы на ребенка) и их юридическую направленность. Без установления характера платежей в рассматриваемом споре разрешение вопроса об их юридической силе и соотнесении с интересами кредитора невозможно. ВС в своем определении указал нижестоящим судам на обстоятельства, которые входили в пределы рассмотрения спора, но были проигнорированы», – заметила она.

Адвокат АП г. Москвы, партнер практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation Виктория Дергунова отметила, что, в отличие от подавляющего числа дел об оспаривании алиментных соглашений в банкротстве, рассматриваемое дело примечательно тем, что в нем оценивались платежи, которые должник совершал при отсутствии соответствующего соглашения или судебного акта. «Апелляционный суд презюмировал, что поскольку спорные платежи производились без наличия соглашения об уплате алиментов и не содержали назначения, указывающего на их алиментный характер, то их совершение само по себе свидетельствует о намеренном ухудшении благосостояния должника. Он не учел, что по закону родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, при этом порядок и форму такого содержания они вправе определить самостоятельно. В судебном порядке алименты взыскиваются с родителей или одного из них только в случае, если они отказываются предоставлять их добровольно. В связи с этим ВС верно сделал вывод о необходимости установления характера произведенных платежей и разрешении вопроса об их юридической силе», – заметила она.

В банкротстве, по словам эксперта, нередки ситуации, когда родители не разведены, живут вместе, не делили имущество, не устанавливали раздельный режим собственности на него, то есть не заключали брачный договор, но взыскивают алименты с одного на другого. «Если таким образом должник пытается вывести в алименты средства, на которые претендуют кредиторы, суд оценит такое алиментное соглашение как фиктивное. Доказывать его действительность, реальность исполнения и разумность установленных в нем сумм должен будет получатель алиментов. Суд учтет величину прожиточного минимума в соответствующем субъекте России; потребности ребенка в поддержании необходимого уровня жизни; источники денежных средств, из которых платятся алименты, и будет исходить из интересов детей. Поэтому такое соглашение невозможно признать недействительным в полном объеме – только в части, в которой алименты являются чрезмерными и превышают разумные потребности ребенка. В этом случае суд оставит ребенку сумму, которая соответствует либо прожиточному минимуму, если у должника нет совсем никаких доходов, либо доле от заработка, установленной законом», – пояснила Виктория Дергунова.

Она добавила, что такой подход применим в равной степени к обстоятельствам анализируемого дела: «Если будет установлено, что спорные платежи являлись алиментами, выплачиваемыми на содержание ребенка в добровольном порядке, суду останется оценить размер перечисленных денежных средств, их соответствие потребностям ребенка и реальным расходам на него, факт траты спорных денежных средств именно на интересы несовершеннолетнего и период их выплаты, а также осведомленность второго родителя о неплатежеспособности должника».


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-na-chto-obrashchat-vnimanie-pri-osparivanii-alimentnykh-platezhey-v-bankrotnom-dele/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66