Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Нужно проверять, не злоупотребляют ли автодилеры правом, выставляя условия для скидок
15.09.2023
Нужно проверять, не злоупотребляют ли автодилеры правом, выставляя условия для скидок
x
162

Как указал Верховный Суд, при рассмотрении споров, связанных с отказом покупателя автомобиля от дополнительных договоров страхования, обусловливавших получение скидки, следует проверять, действительно ли покупателю предоставлялась скидка на автомобиль или только создавалась ее видимость путем завышения изначальной цены и уменьшения ее в случае согласия на страховку.

Один из экспертов «АГ» отметил, что теперь автомобильным дилерам и их партнерам придется вносить значительные коррективы в осуществление схемы взаимодействия при реализации автомобилей с предоставлением скидки в обмен на приобретение дополнительных услуг. Вторая указала, что отныне суды при рассмотрении таких споров должны будут оценивать добросовестность как продавца, так и покупателя.

Верховный Суд опубликовал Определение от 8 августа по делу № 75-КГ23-5-К3, в котором указал критерии, на которые стоит обращать внимание нижестоящим судам при рассмотрении споров между автодилерами и покупателями, связанных с отказом от предусмотренных договором дополнительных услуг, после покупки автомобиля.

Покупка автомобиля с допуслугами

20 июня 2021 г. ООО «МАРКА» и Юрий Фадеев заключили договор купли-продажи автомобиля Mitsubishi, стоимость которого составила 1,385 млн руб. с учетом предоставленной покупателю скидки в 100 тыс. руб. по программе Trade-in (п. 2.1 и 2.1.1 договора). Тогда же было заключено дополнительное соглашение, в соответствии с которым стоимость автомобиля, указанная в п. 2.1 ДКП, составляет 1,842 млн руб., но продавец предоставил персональную скидку в размере 457 тыс. руб. от этой суммы.

Согласно п. 4 допсоглашения персональная скидка предоставляется покупателю, чтобы увеличить спрос на реализуемые страховыми и ассистанскими компаниями совместно с ООО «Альтаир», банками-партнерами и продавцом страховые продукты и программы помощи на дорогах и в целях эффективного исполнения продавцом субагентского договора с ООО «Альтаир». При этом для получения скидки покупатель был обязан заключить и исполнить договоры страхования до даты получения товара, выбрав один или несколько из предложенных страховыми компаниями рисков. В допсоглашении отмечалось, что в случае неисполнения покупателем данных обязательств или если он в одностороннем порядке отказывается от исполнения договоров страхования или программы помощи на дорогах в течение одного месяца с даты подписания акта приема-передачи товара, условие о персональной скидке отменяется (п. 2 ст. 157 ГК), а покупатель должен не позднее пяти рабочих дней с момента отказа доплатить продавцу сумму, указанную в п. 2 дополнительного соглашения. С момента такой доплаты обязанность покупателя по полной оплате товара будет считаться исполненной.

Оплату приобретаемого автомобиля покупатель осуществил путем продажи обществу своего автомобиля по программе Trade-in по цене 650 тыс. руб. и за счет потребительского кредита в размере 735 тыс. руб. Согласно условиям кредитного договора процентная ставка составила 4,9% годовых при условии заключения заемщиком договора личного страхования и оформления полиса КАСКО. В случае если данные договоры будут прекращены после заключения кредитного договора и заемщик не представит банку вновь заключенный договор личного страхования, процентная ставка по кредиту увеличится на 4%.

В тот же день Юрий Фадеев заключил несколько договоров страхования и оказания услуг, оплатив их кредитными средствами: договор КАСКО с ПАО СК «Росгосстрах» со страховой премией около 41 тыс. руб., договор страхования жизни с ООО СК «Согласие-Вита» на сумму более 51 тыс. руб., договор страхования гарантии сохранения стоимости автомобиля с АО «АльфаСтрахование» на сумму около 50 тыс. руб., договор программы помощи на дорогах с ООО «Союз Профи Эксперт» за 120 тыс. руб., а также договор об оказании услуг с ООО «Учебный центр “ЮСТАС”» по цене 20 тыс. руб.

Однако 2 июля 2021 г. Юрий Фадеев отказался от договоров страхования, заключенных с компаниями «АльфаСтрахование» и СК «Согласие-Вита», направив письменные заявления об их расторжении. 28 сентября автодилер направил Юрию Фадееву претензию о погашении задолженности по договору купли-продажи автомобиля в размере 457 тыс. руб., которую тот оставил без удовлетворения. Тогда ООО «МАРКА» обратилось в суд.

Первая инстанция отказала в удовлетворении исковых требований, придя к выводу о ничтожности дополнительного соглашения к договору купли-продажи от 20 июня 2021 г. в силу п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей и п. 2 ст. 168 ГК, так как оно изменяет ценовую политику ДКП, в котором данное соглашение не указано как основание для изменения условий. Затем судебная коллегия по гражданским делам ВС Республики Карелия решение суда первой инстанции отменила и удовлетворила иск. Апелляция указала на отсутствие доказательств несоответствия дополнительного соглашения положениям ст. 16 Закона о защите прав потребителей, так как приобретение автомобиля по договору купли-продажи не было обусловлено обязанностью покупателя заключить дополнительное соглашение. С данным выводом согласилась и кассация.

При рассмотрении дела Верховный Суд сослался на позицию КС

Юрий Фадеев обратился в Верховный Суд РФ. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС сослалась на п. 4 ст. 421, п. 2 ст. 424, п. 2 и 3 ст. 428 ГК, в которых закреплены правила изменения условий договора, а также на п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей (в действовавшей на момент возникновения правоотношений редакции), согласно которой условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме. К числу ущемляющих права потребителей могут быть отнесены условия договора, возлагающие на потребителя бремя предпринимательских рисков, связанных с факторами, которые могут повлиять, к примеру, на стоимость приобретаемого товара, притом что потребитель, являясь более слабой стороной в отношениях с хозяйствующим субъектом, как правило, не имеет возможности влиять на содержание договора при его заключении.

ВС сослался на Постановление Конституционного Суда от 3 апреля № 14-П/2023, в котором указано, что стороны по общему правилу свободны в определении цены договора и действующее законодательство допускает бизнес-модель, схожую с правоотношениями, сложившимися в деле. При этом взыскание с покупателя товара скидки, полученной им за дополнительные услуги третьих лиц по кредитованию либо страхованию, но от которых тот впоследствии отказался, должно производиться пропорционально тому объему средств, которые покупатель не выплатил в качестве процентов или вернул в сумме страховой премии. Предлагаемая потребителю цена может быть изначально завышена (например, на величину скидки) в сравнении с рыночной. В результате создается лишь видимость выгодности сделки для потребителя, в то время как продавец и участвующие в данной бизнес-модели финансовые организации распределяют между собой доход, полученный вследствие выплат потребителя по договорам страхования или кредита в виде процентов за кредит, страховой премии и т.п.

То есть, указывал КС, продавец может злоупотреблять своим правом, создавая видимость свободного выбора между вариантом приобретения товара «со скидкой», но при необходимости приобретения на обременительных условиях иных товаров, работ, услуг, и вариантом приобретения товара «без скидки» по цене, превышающей рыночную, в то время как приобретение товара на рыночных условиях у этого продавца покупателю недоступно. Те же действия, как отмечается в определении ВС, могут рассматриваться как способ навязать покупателю невыгодные условия посредством обусловленности приобретения товара обязательным приобретением услуг страховых или кредитных организаций, если вариант приобретения товара без этих услуг сопряжен с необходимостью принятия явно обременительных условий, на которых выбор такого варианта для среднего покупателя маловероятен. Аннулирование скидки и возложение на потребителя, реализовавшего право на отказ от договора страхования, обязанности произвести доплату до цены, предлагавшейся без скидки, объективно выступают для покупателя неблагоприятными имущественными последствиями.

По мнению КС, было бы избыточным ожидать от покупателя, получившего предложение о снижении цены за счет скидки, что он критически отнесется к условиям ее предоставления, в том числе к основаниям последующего взыскания с него суммы скидки в привязке к исполнению договоров, сопутствующих договору купли-продажи, а также критически сопоставит условия предлагаемых партнерами продавца к заключению договоров с условиями, которые были бы предложены, заключи он их самостоятельно. Следовательно, неразумно предполагать, что в таких случаях покупатель вступит в переговоры с продавцом по отдельным условиям договора и тем самым даст возможность последнему продемонстрировать своим поведением, что он создает существенные затруднения покупателю в согласовании иного содержания условий договора в силу явного неравенства переговорных возможностей, что позволит при приведенном выше понимании рассматриваемых норм прибегнуть к предусмотренным ими мерам защиты прав более слабой стороны в договоре.

Отмечается, что предприниматель, профессионально занимающийся продажами, может создать видимость обеспечения покупателя нужным объемом информации и даже действительно обеспечить его таковой, чтобы покупатель не заметил проблемные элементы в ее содержании. Таким образом, если для потребителя не очевидна взаимная связь различных обязательств, влияющих на расчет цены с предоставлением скидки, то не очевидно и наличие необходимых гражданско-правовых оснований для изменения цены, что направляет спор в суд. В ходе судебного разбирательства покупатель, возможно, не сможет опровергнуть факт информирования со стороны продавца. В такой ситуации даже выравнивание процессуального положения сторон посредством деятельности суда по перераспределению бремени доказывания от покупателя к продавцу может быть неэффективным.

Одновременно отказ потребителя, которому на справедливых условиях при должном информационном обеспечении предложены дополнительные товары (услуги) и который выразил согласие на их приобретение, от страховки или кредита может свидетельствовать об отсутствии у него изначальной заинтересованности в кредите или страховании, о направленности его действий на получение преимуществ из своего недобросовестного поведения и о сознательном нарушении принятых на себя в договоре обязательств по страхованию или кредитованию.

Как указывал КС, баланс прав и законных интересов продавца и покупателя предполагает, что при наличии комплекса явно неблагоприятных для покупателя обстоятельств соответствующие способы защиты должны реализовываться не путем полного отказа от взыскания предоставленной продавцом скидки, если не выявлены факты злоупотребления правом, а путем обеспечения пропорциональности взыскания части скидки тому объему выплат, которые покупатель не произвел или которые были ему возвращены по договорам в силу их досрочного и одностороннего прекращения. Этим не исключается право суда иным образом изменить условия договора, если будут установлены явное неравенство переговорных условий и положение покупателя, приведшие к закреплению в договоре розничной купли-продажи товара, в том числе стоимость которого значительно превышает среднемесячный доход покупателя, явно обременительных условий, связанных с договорами потребительского кредита или страхования.

Верховный Суд указал, что исходя из приведенной позиции КС при рассмотрении дел такой категории судам следует проверять, действительно ли покупателю предоставлялась скидка на автомобиль или только создавалась ее видимость путем завышения изначальной цены, не навязаны ли покупателю невыгодные условия посредством обусловленности приобретения товара обязательным приобретением услуг страховых или кредитных организаций, предоставлялась ли покупателю надлежащая информация о стоимости дополнительных услуг, которые он должен приобрести в целях получения скидки, чтобы он смог сделать осознанный выбор приобретения автомобиля со скидкой либо без нее, а также наличие пропорциональности взыскания части предоставленной продавцом скидки тому объему выплат, которые покупатель не произвел или которые были ему возвращены по договорам о предоставлении дополнительных услуг в силу их досрочного и одностороннего прекращения, что при рассмотрении данного дела судами сделано не было.

ВС пояснил: из материалов дела следует, что в п. 2.1 и 2.1.1 договора купли-продажи стоимость автомобиля определена в размере 1,385 млн руб. с учетом скидки по программе Trade-in без каких-либо иных условий. Однако впоследствии в п. 1 дополнительного соглашения уже указано, что стоимость машины составляет более 1,8 млн руб. В акте приема-передачи автомобиля его цена указана 1,385 млн руб. без указания на скидку и дополнительное соглашение. Таким образом, суд апелляционной инстанции не установил действительную цену автомобиля, а также цель заключения покупателем дополнительного соглашения, фактически увеличившего цену на автомобиль по сравнению с основным договором. Кроме того, апелляция не дала оценки тому, что в дополнительном соглашении указан лишь размер скидки, при этом цена дополнительных услуг, которые потребитель должен приобрести в целях ее получения, отсутствует.

Апелляция также не учла пропорциональность возврата всей скидки с учетом того, что ее предоставление обусловлено заключением как договоров страхования, так и договора помощи на дорогах, от которого потребитель не отказывался. Кроме того, с учетом установленных обстоятельств надлежало дать оценку добросовестности поведения как продавца, так и покупателя, однако судом этого сделано не было.

В связи с этим Верховный Суд отменил решения апелляции и кассации, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Эксперты о деле

В комментарии «АГ» эксперт в области страхового права, партнер АБ «Бельский и партнеры» Дмитрий Шнайдман посчитал, что определение ВС повлияет на рынок розничной торговли автомобилями, поскольку продавцы будут значительно ограничены в применении таких партнерских инструментов продаж, как страхование, кредитование, оказание услуг при ДТП и т.п., каждый из которых являлся самостоятельным способом извлечения прибыли для продавцов.

Эксперт отметил, что ВС в очередной раз активно занял сторону потребителя, возложив на профессиональных продавцов не только обязанность досконально раскрывать покупателям экономическую сущность всех предлагаемых дополнительных услуг, но и обязанность доказывать, что приобретение указанных услуг за счет снижения цены приобретаемого авто является действительно экономически выгодным для покупателя. «Как эта обязанность будет реализовываться на практике – пока не представляется понятным. В любом случае с учетом содержания определения автомобильным дилерам и их партнерам придется вносить значительные коррективы в осуществление схемы взаимодействия при реализации автомобилей с предоставлением скидки в обмен на приобретение дополнительных услуг», – указал Дмитрий Шнайдман.

Старший юрист SEAMLESS Legal Алла Ряшенцева заметила, что определение ВС фактически повторяет позицию КС, в котором тот дал оценку правомерности предоставления продавцом скидки на приобретаемое покупателем транспортное средство в счет заключения последним договора или договоров страхования, а также возникновения обязанности на возврат продавцу этой скидки в случае невыполнения покупателем данного условия. КС ссылался на сложившуюся практику высших судов, согласно которой включение в договор потребительского кредита, займа условия о применении повышенной процентной ставки в случае незаключения заемщиком договора страхования или отказа от него в последующем признано правомерным. Однако, заметила она, Конституционный Суд не стал полностью распространять этот подход на правоотношения продавца и покупателя по договору купли-продажи транспортного средства, мотивировав это уязвимостью покупателя и необходимостью защиты его прав как более слабой стороны по договору. «Однозначно на первый план встал вопрос размера возвращаемой скидки: насколько ее размер пропорционален размеру страховых премий, которые заплатил покупатель при заключении договоров страхования и которые были ему возвращены в случае их досрочного и одностороннего прекращения», – указала Алла Ряшенцева.

Теперь суды при рассмотрении таких споров должны будут оценивать добросовестность как продавца, так и покупателя, считает она. «К сожалению, ни КС, ни ВС не дают конкретных критериев такой оценки. По всей видимости, продавцу придется более корректно оформлять договор купли-продажи и дополнительное соглашение к нему, указывая в нем рыночную стоимость автомобиля и размер предоставляемой скидки с четкой привязкой к конкретным договорам страхования, которые предлагается заключить покупателю. К таким мерам можно отнести и возможность предоставления покупателю права выбора заключения договора страхования с тем или иным страховщиком, по аналогии с ипотечным или потребительским кредитованием, а также предоставление котировок страховых премий по договорам страхования, заключаемым без участия продавца, напрямую между страховщиком и покупателем», – считает Алла Ряшенцева.

Юрист отметила: покупатель также должен учитывать, что при его досрочном и одностороннем отказе от заключенных договоров страхования процентная ставка по кредиту, в случае если автомобиль был куплен с помощью кредитных средств, как в рассмотренном ВС деле, будет увеличена.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-neobkhodimo-proveryat-ne-zloupotreblyayut-li-avtodilery-pravom-vystavlyaya-usloviya-dlya-skidok/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66