Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Один лишь факт непередачи документов должника не может влечь субсидиарную ответственность
12.10.2023
Один лишь факт непередачи документов должника не может влечь субсидиарную ответственность
x
152

Верховный Суд подчеркнул, что для этого необходимо установить причинную связь между действиями или бездействием бывшего руководителя должника и наступлением негативных последствий.

Один из экспертов «АГ» считает, что позиция Верховного Суда демонстрирует реализацию дифференцированного подхода к вопросам привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника. Другой заметил, что, для того чтобы ВС не приходилось рассматривать споры по существу, нижестоящие арбитражные суды должны более внимательно и профессионально подходить к предмету. Третий считает, что в настоящее время в РФ фактически сложилась ситуация массового злоупотребления конкурсными управляющими своими полномочиями.

23660/2017, в котором указал, что при привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности за непередачу документов общества конкурсному управляющему необходимо установить связь между этим фактом и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

21 декабря 2017 г. по заявлению налоговой службы было возбуждено дело о банкротстве АО «Строительная компания «Сибирь». 14 августа 2018 г. введена процедура наблюдения, а 24 апреля 2019 г. открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим был утвержден Егор Непомнящих.

15 октября 2019 г. суд обязал бывшего руководителя АО «Строительная компания «Сибирь» Вадима Михайлова передать конкурсному управляющему первичную документацию должника. 27 ноября того же года был принят отказ конкурсного управляющего от требования в части обязания Вадима Михайлова передать печати, штампы и недвижимое имущество должника, производство по требованиям в данной части было прекращено. 7 сентября 2021 г. судебные приставы закончили исполнительные действия в отношении Вадима Михайлова в связи с невозможностью исполнения требований исполнительного документа.

Полагая, что непредставление испрашиваемой документации повлекло за собой существенное затруднение процедур банкротства, связанное с невозможностью поиска и реализации имущества должника в целях удовлетворения требований кредиторов, совокупный размер задолженности перед которыми составил около 31 млн руб., конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о привлечении Вадима Михайлова к субсидиарной ответственности.

Возражая, Вадим Михайлов сослался на отсутствие наступления негативных последствий ввиду передачи им конкурсному управляющему всего имеющегося на дату открытия конкурсного производства имущества должника. Кроме того, отмечал он, конкурсным управляющим получены аудиторское заключение и отчет о результатах аудита за 2018 г., подтверждающие отсутствие у должника дебиторской задолженности. Вадим Михайлов также сослался на направление в адрес конкурсного управляющего уведомлений о времени и месте передачи движимого имущества должника, которые были проигнорированы.

Суд удовлетворил заявление управляющего, но приостановил производство по нему в части установления размера субсидиарной ответственности до окончания расчетов с кредиторами. Апелляция и кассация оставили данное решение без изменений. Разрешая спор, суды, руководствуясь подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве, исходили из доказанности совокупности условий для привлечения к субсидиарной ответственности Вадима Михайлова, не оспорившего факт непередачи документации, в том числе в части предоставления списка дебиторов должника. Возражения Вадима Михайлова о возможности погашения задолженности перед кредиторами переданным им имуществом суды сочли предположением, отметив, что размер погашенной кредиторской задолженности будет учтен судом при определении размера субсидиарной ответственности.

Не согласившись с судебными актами, Вадим Михайлов обратился в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС разъяснила, что положениями подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве закреплена презумпция наличия причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при непередаче им документов бухгалтерского учета или отчетности, в результате которой существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

В силу разъяснений, данных в п. 19 и 24 Постановления Пленума ВС от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», конкурсный управляющий должен предоставить пояснения о том, каким образом отсутствие у него документов фактически повлияло на проведение процедур банкротства и проведение расчетов с конкурсными кредиторами. Верховный Суд разъяснил, что привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо имеет возможность данную презумпцию опровергнуть, доказав, что недостатки представленной управляющему документации или ее отсутствие не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, к невозможности определения и идентификации основных активов должника.

ВС отметил, что в ходе рассмотрения спора Вадим Михайлов последовательно указывал, что непредставление им сведений о дебиторах вызвано не сокрытием информации, а допущенной подконтрольным обществом технической ошибкой, в результате которой была искусственно завышена стоимость его активов за счет несуществующей дебиторской задолженности. Ошибка заключалась в неотражении в бухгалтерском балансе должника за 2018 г. зачета сумм авансов с соответствующими поставками товаров и услуг по контрагенту – АО «Братскдорстрой», что привело к одновременному необоснованному возникновению дебиторской и кредиторской задолженностей по одному и тому же контрагенту в рамках одного договора. Данные обстоятельства, заметил Суд, никем из участвующих в споре лиц не оспаривались, в том числе самим конкурсным управляющим, обратившимся с соответствующим запросом о предоставлении документов по дебиторской задолженности в адрес аудиторской организации должника – ООО «Премиум – Аудит» – и получившим их.

По мнению присутствующих в судебном заседании лиц, конкурсный управляющий согласился с выводом аудиторской организации об отсутствии у должника дебиторской задолженности и наличии технической ошибки в бухгалтерском балансе за 2018 г., что косвенно подтверждается процессуальным поведением самого конкурного управляющего. Поскольку лимит расходов на оплату привлекаемых конкурсным управляющим специалистов зависит от балансовой стоимости активов должника (п. 3 ст. 20.7 Закона о банкротстве), в ином обособленном споре конкурсный управляющий заявил отказ от части требований, связанных с увеличением лимита расходов на оплату услуг привлеченных им лиц, ввиду устранения вышеуказанной технической ошибки и приведения в соответствие балансовой стоимости активов должника. 15 августа 2023 г. апелляция приняла отказ конкурсного управляющего по настоящему делу.

В отношении обстоятельств передачи имущества должника по частям Вадим Михайлов пояснял, что она вызвана не его виновными действиями или бездействием, а объективными причинами – одновременным нахождением имущества в трех разных регионах: Забайкальском крае, Республике Бурятия и Иркутской области. После введения процедуры конкурсного производства Вадим Михайлов обеспечил сохранность и последующую транспортировку всего имевшегося в распоряжении должника имущества конкурсному управляющему. 24 января конкурсный управляющий представил в суд кассационной инстанции отзыв на кассационную жалобу заявителя, в котором указал на отсутствие дебиторской задолженности и негативных последствий от непередачи ему документации.

Как отметил Верховный Суд, приведенных заявителем доводов было достаточно для того, чтобы в силу ст. 65 АПК бремя доказывания перешло с привлекаемого к субсидиарной ответственности Вадима Михайлова на конкурсного управляющего. В нарушение положений ст. 71, 168, 170 АПК суд первой инстанции названные доводы заявителя не оценил. Повторно разрешая обособленный спор, апелляция уклонилась от оценки доводов заявителя, представленные им дополнительные доказательства не исследовала, отказав в их приобщении к материалам дела. Кассация данные нарушения не устранила, поддержав преждевременные выводы судов о наличии оснований для удовлетворения заявления о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности. В связи с этим ВС обжалуемые судебные акты отменил, а обособленный спор направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В комментарии «АГ» адвокат АП Новосибирской области Виктор Прохоров полагает, что следует позитивно оценивать правовую позицию ВС, поскольку она демонстрирует реализацию дифференцированного подхода к вопросам привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника. По его мнению, это определение продолжает наметившуюся в последнее время тенденцию к менее формальному подходу при разрешении данной категории споров. «Интересно также и то, что Верховным Судом принято во внимание предшествующее и последующее процессуальное поведение конкурсного управляющего в иных обособленных спорах; такая правовая позиция высшей судебной инстанции, скорее всего, получит свое развитие в судебных актах и будет использоваться сторонами, причем не только в делах о банкротстве», – заметил эксперт.

Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и партнеры» Игорь Ершов указал, что в данном определении скрывается одна очень простая мысль: необходимо уходить от формализма при рассмотрении арбитражных дел. Эксперт отметил, что суды нижестоящих инстанций применили норму законодательства о привлечении к субсидиарной ответственности в связи с непередачей субсидиарным должником документов бухгалтерского учета или отчетности формально, хотя необходимо было выявить фактические обстоятельства и поведение сторон спора, как они действовали, что они сделали фактически, как действовали процессуально. «Допустим, ответчик не передал определенную документацию, но является ли данный факт основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, если совокупность доказательств, поведение субсидиарного ответчика и другой стороны спора, в данном случае арбитражного управляющего, подтверждают, во-первых, наличие у управляющего тех сведений, которые содержались в непереданной документации, а, во-вторых, отсутствие негативных последствий?» – задался он вопросом.

Определенно, отметил эксперт, формальное нарушение субсидиарным ответчиком обязанности передать определенную документацию не должно влечь негативных последствий для него, поскольку одновременно такие негативные последствия отсутствуют для должника и для кредиторов. «Только ВС в очередной раз, к сожалению, занимается, по сути, рассмотрением спора по существу, реализует полномочия судов нижестоящих инстанций и определяет необходимые к выявлению обстоятельства. Однако в стране Верховный Суд РФ один, а арбитражных судов нижестоящих инстанций более 100, поэтому при рассмотрении споров суды должны более внимательно и профессионально подходить к предмету», – резюмировал Игорь Ершов.

Управляющий партнер АБ МО «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов указал, что в настоящее время в РФ фактически сложилась ситуация массового злоупотребления конкурсными управляющими своими полномочиями. При этом арбитражные суды, руководствуясь нормой, а не духовом права, закрывают на это глаза. «ВС в данной ситуации напомнил нижестоящим судам о необходимости устанавливать причинно-следственную связь по данной категории дел. Есть надежда, что и Верховный Суд начал формировать судебную практику, отвечающую принципам справедливости», – заключил он.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-odin-lish-fakt-neperedachi-dokumentov-dolzhnika-ne-mozhet-vlech-subsidiarnuyu-otvetstvennost/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66