Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Подписание акта приемки работ не лишает права представить суду возражения по их объему и стоимости
29.02.2024
Подписание акта приемки работ не лишает права представить суду возражения по их объему и стоимости
x
365

Верховный Суд указал на недопустимость отказа истцу в реализации права на подтверждение его позиции посредством получения заключения эксперта.

Одна из экспертов «АГ» поддержала вывод ВС о том, что в таких делах необходимо проверять сделку с поставкой на предмет злоупотребления правом. Другая отметила, что Верховный Суд призывает нижестоящие инстанции к проявлению большей активности при исследовании доводов сторон об их заблуждении об условиях сделки.

19 февраля Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС23-21003 по делу № А40-222958/2022, в котором напомнил нижестоящим инстанциям, что наличие акта приемки работ, подписанного заказчиком, не лишает его права представить суду возражения по объему и стоимости работ, при этом заказчик не лишен права представить суду и свои возражения по качеству работ, принятых им по двустороннему акту.

25 декабря 2020 г. ФГУП «Федеральный экологический оператор» и ООО «Стройтехинвест» заключили контракт, согласно которому подрядчик обязуется выполнить работы по локализации нефтяной линзы с устройством очистных сооружений, а заказчик – оплатить работы в соответствии с условиями контракта. Объем работ определяется техническим заданием, прилагаемым к контракту. Контракт был заключен во исполнение госконтракта от 27 ноября 2020 г. между ФГКУ «Дирекция по ликвидации НВОС, ОБГТС полигона “Красный Бор”» и ФГУП «ФЭО» на выполнение работ по изоляции или приведению в безопасное состояние объектов, расположенных на территории городского округа г. Усолье-Сибирское Иркутской области и подвергшихся загрязнению в результате экономической деятельности, связанной с производством химической продукции, к которым требовалось приступить незамедлительно.

10 сентября 2021 г. стороны подписали акт сдачи-приемки выполненных работ, подтвердив выполнение подрядчиком работ по контракту от 25 декабря 2020 г. в полном объеме, соответствие их качества требованиям контракта. Стоимость работ была определена в размере около 134 млн руб., включая НДС, при этом подрядчику были начислены штрафные санкции за просрочку выполнения работ в размере свыше 2 млн руб. Также стороны составили акт о приемке выполненных работ по форме КС-2, в котором поименованы конкретные объемы и виды работ, выполненных и предъявленных подрядчиком, а также их стоимость. Заказчик оплатил выполненные работы.

Впоследствии «Федеральный экологический оператор» осуществил перерасчет массы металла на количество шпунтов и выявил, что «Стройтехинвест» предъявил к оплате приобретение, транспортировку и установку 734 шпунтов, в то время как согласно исполнительной документации количество установленных шпунтов составляет 524 шт., а их масса – 516 т. Таким образом, предприятие фактически оплатило отсутствующие шпунты массой 179 т. Кроме того, было установлено, что подрядчик завысил общую стоимость всех работ за счет некорректного применения сметных индексов. Также было выявлено существенное завышение стоимости смонтированной на объекте очистной станции (нефтеуловитель ОВМ «Хавас» 2,0), которая согласно акту по форме КС-2 составила более 7,8 млн руб., в то время как среднерыночная стоимость оборудования находится в пределах от 232,4 тыс. до 290 тыс. руб.

Это послужило основанием для обращения предприятия в арбитражный суд с иском о признании недействительной сделки и о взыскании с общества «Стройтехинвест» около 57 млн руб. Рассмотрев дело, Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении исковых требований. Он исходил из того, что установленные им обстоятельства не подтверждают наличие основания, предусмотренного ст. 178 ГК, на которую ссылалось предприятие, для признания недействительной сделки в части приобретения очистной станции по завышенной стоимости, поскольку доказательств умышленного введения предприятия в заблуждение не представлено. Установленные предприятием обстоятельства также не подтверждают наличие на стороне общества неосновательного обогащения в заявленной сумме, так как выполненные по контракту работы приняты без замечаний и в полном объеме, при этом предприятием не приведены доказательства сокрытия недостатков и фактических объемов работ, невозможности обнаружения недостатков при обычном способе приемки и несоответствия результата выполненных работ требованиям контракта. При этом суд отказал в удовлетворении заявленного предприятием ходатайства о назначении судебной экспертизы, сославшись на то, что имеющиеся в деле доказательства в своей совокупности достаточны для принятия законного и обоснованного решения. Апелляция и кассация поддержали эти выводы.

Далее ФГУП «ФЭО» обратилось в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что, отказывая в удовлетворении иска о взыскании денежных средств, оплаченных, как указывало предприятие, сверх фактически выполненного объема работ и их стоимости, включая оборудование, суд первой инстанции исходил из факта подписания сторонами контракта акта сдачи-приемки выполненных работ и акта о приемке выполненных работ по форме КС-2 без замечаний. Однако суд не учел, что наличие акта приемки работ, подписанного заказчиком, не лишает заказчика права представить суду возражения по объему и стоимости работ, при этом заказчик не лишен права представить суду и свои возражения по качеству работ, принятых им по двустороннему акту (п. 12, 13 Информационного письма Президиума ВАС от 24 января 2000 г. № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»).

В соответствии с п. 3 ст. 720 ГК, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки. Как подчеркнул Верховный Суд, п. 5.8 контракта, условие которого применительно к требованиям ст. 720 ГК не учтено судом, предусматривает, что заказчик, принявший результаты работ без проверки, вправе ссылаться на их недостатки, которые могли быть установлены при их обычной приемке. В п. 4 ст. 720 ГК установлено, что заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении. Данная норма воспроизведена в п. 5.9 контракта и дополнена указанием на право заказчика ссылаться на такие недостатки в суде.

Разрешая спор, отметил ВС, суд первой инстанции в решении не указал, исходя из каких обстоятельств и подтверждающих их доказательств он пришел к выводу о том, что невыполненные объемы работ, в том числе количество использованных подрядчиком материалов, иная стоимость работ, включая стоимость оборудования, входящая в цену контракта, могли быть установлены предприятием при обычном способе приемке и в связи с чем не подлежали применению названные условия контракта.

Помимо этого Верховный Суд напомнил, что обеспечение состязательности сторон является обязательным условием справедливого судебного разбирательства. В силу п. 5 ст. 720 ГК при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Данная норма не была применена судом, который сделал вывод, что имеющиеся доказательства не подтверждают несоответствие объема фактически выполненных работ объему, указанному в актах приемки. При этом суд, отказав истцу в реализации права на подтверждение его позиции посредством получения заключения эксперта, не дал оценки иным доказательствам, на которые указывал заказчик, в том числе актам освидетельствования скрытых работ от 11 января 2021 г., сертификатам качества на установленные шпунты, журналам забивки свай, и условиям п. 1.2, 6.1 контракта, согласно которым подрядчик принял обязательство выполнить устройство противофильтрационных завес длиной 400 м, а также выполнить устройство нефтеловушки (локального очистного сооружения).

ВС указал, что содержащиеся в ч. 1 ст. 168 АПК предписания, обязывающие арбитражный суд при принятии решения оценивать доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, определять, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу, устанавливать права и обязанности лиц, участвующих в деле, решать, подлежит ли иск удовлетворению, действуют во взаимосвязи с другими предписаниями названного Кодекса, в том числе закрепленными в его ст. 2 и 6, не предполагают произвольного применения содержащихся в них норм, направлены на обеспечение принятия арбитражным судом законного и обоснованного решения, являются процессуальной гарантией права на судебную защиту (Определение КС № 632-О/2022).

В мотивах отказа в удовлетворении иска суд первой инстанции, ссылаясь на ч. 1 ст. 168 АПК, применил положения ст. 1102 ГК и указал на отсутствие у ответчика обязательств вследствие неосновательного обогащения. Но, подчеркнул Верховный Суд, подобные фактические обстоятельства и нормы права предприятие не приводило в исковом заявлении, из которого следует, что его требования о взыскании денежных средств были обусловлены отмеченными выше недостатками выполненных работ, а также ответственностью подрядчика за ненадлежащее качество работ.

Требуя общего соразмерного уменьшения установленной за работу цены, ФГУП «ФЭО» дополнительно указывало на недействительность сделки в части поставки оборудования – нефтеуловителя ОВМ «Хавас» 2,0, но исходило из необходимости уменьшения уплаченной стоимости до среднерыночной, заметил Суд. Отказывая в признании недействительной сделки в названной части по основаниям, предусмотренным ст. 178 ГК, суд сослался на отсутствие доказательств введения предприятия в заблуждение. Между тем, с учетом общеправового принципа недопустимости злоупотребления правом, суду следовало установить, при каких обстоятельствах стороны достигли соглашения о цене, подлежащей уплате предприятием обществу за нефтеуловитель в общей цене контракта, и по какой причине цена данного оборудования, как утверждает предприятие, в 27 раз превысила среднерыночную стоимость такого имущества. В связи с этим суд должен был дать оценку доводам ФГУП «ФЭО» о том, что последнее обстоятельство связано с изготовлением и представлением работником общества фиктивных документов о стоимости очистного сооружения, необходимого для выполнения работ по локализации нефтяной линзы.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные решения нижестоящих инстанций, а дело направил на новое рассмотрение в АСГМ.

В комментарии «АГ» юрист консалтинговой группы «Берингов» Мария Хандусенко отметила, что Верховный Суд повторил позиции, сформулированные в п. 13 и 14 Информационного письма Президиума ВАС от 24 января 2000 г. № 51. «Верховный Суд указал, что подписание акта сдачи-приемки выполненных работ и приемки работ не препятствует требованию заказчика устранить недостатки работ, если данное положение установлено договором. То есть заказчик может доказать несоответствие объема фактически выполненных работ объему, указанному в актах», – пояснила она.

Эксперт добавила, что истцом было заявлено ненадлежащее исковое требование о признании договора поставки недействительной сделкой на основании ст. 178 ГК, поскольку заказчику следовало заявлять требование о признании сделки недействительной на основании ст. 10 ГК и ст. 168 ГК. Мария Хандусенко посчитала правильной позицию Верховного Суда о том, что нижестоящему суду необходимо было проверить сделку с поставкой на предмет злоупотребления правом.

Руководитель арбитражной практики юридической компании «Эклекс» Анастасия Константинова заметила, что ВС обращает внимание на важность соблюдения судами принципа состязательности, в частности содействия суда в реализации процессуальных прав сторон и создания им условий для всестороннего и полного исследования доказательств. «Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности истцом занижения объемов и стоимости работ ответчика, тогда как суд сам ограничил его право доказать это судебной экспертизой, отказав истцу в соответствующем ходатайстве. К сожалению, в нашей практике также были дела, где суд незаконно отказывал в иске с таким же обоснованием. Единственным способом истца доказать свою правоту была именно судебная экспертиза. Радостно видеть, что Верховный Суд подчеркнул важность этой проблемы, и вполне возможно, что суды теперь будут тщательнее оценивать доказательства по делу, а также чаще назначать судебные экспертизы в делах, где без них не обойтись», – надеется она.

Кроме того, Анастасия Константинова обратила внимание на сделанный Верховным Судом акцент в части рассмотрения исков о признании сделки недействительной по основанию введения стороны в заблуждение. «ВС, по сути, призывает нижестоящие суды к проявлению большей активности при исследовании доводов сторон об их заблуждении об условиях сделки и не соглашается с текущей практикой судов, которая выражается только в оценке представленных письменных доказательств. Это также позитивная тенденция, поскольку, с учетом оценочной природы того обстоятельства, была ли сторона введена в заблуждение при совершении сделки или нет, подразумевается активное участие суда в выяснении данных обстоятельств и опросе сторон; рассмотрение такого дела сугубо по письменным доказательствам, которых зачастую нет и быть не может по объективным причинам, может привести к необоснованному и несправедливому решению», – считает она.

По мнению эксперта, важна своевременная правовая квалификация исковых требований, в которой в данном деле ошиблись суды всех трех инстанций. Так, истцом были заявлены требования о возврате стоимости работ исходя из недостатков и некачественности работ по ст. 723 ГК, тогда как суды применили нормы о неосновательном обогащении ст. 1102 ГК, неверно квалифицировав отношения.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/podpisanie-akta-priemki-rabot-ne-lishaet-zakazchika-prava-predstavit-sudu-vozrazheniya-po-ikh-obemu-i-stoimosti/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66