Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Нельзя устанавливать существенно различающиеся размеры комиссий в зависимости от получателя перевода
22.03.2024
Нельзя устанавливать существенно различающиеся размеры комиссий в зависимости от получателя перевода
x
404

Верховный Суд подчеркнул, что, столкнувшись с недобросовестным поведением банка, его клиент вправе требовать судебной защиты, в том числе оценки поведения банка с точки зрения соблюдения им пределов осуществления гражданских прав при установлении размера комиссии.

Один из экспертов «АГ» заметил, что кредитные организации нередко осуществляют собственное одностороннее изменение условий договора и, как следствие, слабая сторона правоотношений фактически лишается возможности повлиять на его условия. Другая полагает, что ВС не приводит ориентиров, которые помогли бы понять, в какой мере можно ограничивать свободу договора сторон путем обращения к правилам о запрете злоупотребления правом.

5 марта Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС23-21546 по делу № А56-89525/2022, в котором напомнил, что при осуществлении кредитной организацией права на одностороннее изменение комиссионного вознаграждения она должна действовать добросовестно.

3 марта 2015 г. между кредитным потребительским кооперативом «Партнер-Кредит» и ПАО «Банк ВТБ» был заключен договор комплексного банковского счета, открыт расчетный счет, на котором находятся денежные средства, внесенные членами кооператива в качестве личных сбережений. В июне 2022 г. платежными поручениями кооператив произвел возврат личных сбережений на счета двух физических лиц – по 8 млн руб. каждому, при этом банк удержал комиссию в размере 10%.

Не согласившись с размером комиссии, удержанной банком на основании Сборника тарифов вознаграждений за услуги, оказываемые банком, кооператив обратился с претензией, в которой выразил требование об отмене комиссии и возврате денежных средств. Поскольку кредитная организация в добровольном порядке указанные денежные средства не возвратила, кооператив обратился в суд с исковым заявлением о взыскании 1,6 млн руб. неосновательного обогащения.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что по условиям договора тарифы могут быть изменены банком в одностороннем порядке, перевод средств в данном случае не подпадает под исключение, кооператив не является небанковской кредитной организацией. Он пришел к выводу, что списание комиссионного вознаграждения со счета клиента соответствует условиям договора и Сборнику тарифов банка, а также указал, что, подписав заявление об открытии банковского счета, кооператив в соответствии со ст. 428 ГК РФ заключил с банком путем присоединения договор, условия которого определены в «Правилах» и «Тарифах», с которыми истец согласился и мог ознакомиться на официальном сайте банка. Апелляция и кассация эту позицию поддержали.

Тогда «Партнер-Кредит» обратился в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС указала, что, как следует из материалов дела, 12 декабря 2022 г. кооператив подал в суд заявление об участии в судебном заседании, назначенном на 22 декабря в 12:20, путем использования веб-конференции, которое было удовлетворено судом. Согласно содержанию решения суда истец не явился в судебное заседание, которое по протоколу было открыто 22 декабря только в 18:25. При этом ни решение, ни протокол не содержат указания на то, по какой причине не было обеспечено участие представителя кооператива в судебном заседании путем использования веб-конференции. Иные материалы дела также не содержат сведений о принятых судом мерах, направленных на участие кооператива в судебном заседании в выбранной им форме, вопрос об отложении судебного разбирательства согласно ст. 158 АПК в случае возникновения технических неполадок при использовании технических средств ведения судебного заседания судом не обсуждался, а причины неявки в судебное заседание представителя истца не признаны судом первой инстанции неуважительными.

Экономколлегия подчеркнула, что согласно ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, в том числе имеет право быть выслушанным в суде. В соответствии с ч. 3 ст. 8 АПК арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон. Отмеченное нарушение процессуальных прав истца не было исправлено судом апелляционной инстанции, но было признано судом округа, который счел, что такое нарушение не привело к принятию неправильного судебного акта по делу, отмечается в определении.

Также ВС указал, что предъявленные кооперативом к банку требования были основаны на толковании положений Сборника тарифов, согласно которым кооператив относил себя к некоммерческим кредитным организациям, на которые не распространяется тариф на перечисление денежных средств со счета клиента на счета физлиц, ведущиеся в других банках на территории РФ, в размере 10% от суммы, если сумма свыше 5 млн руб. в месяц. При этом кооператив утверждал, что Сборник тарифов не содержит ссылок на нормативные правовые акты, определяющие используемое в нем понятие кредитной организации, а банк при открытии счета, заполнении анкет и в последующем позиционировал кооператив как кредитную организацию без каких-либо оговорок.

При рассмотрении дела судами сделан вывод, что кредитной организацией может быть только коммерческая организация – хозяйственное общество, имеющее право осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные Законом о банках, потребительский кооператив не является кредитной организацией, не имеет и не может иметь лицензии Банка России на осуществление каких-либо банковских операций. Экономколлегия подчеркнула, что, определяя правовой статус КПК «Партнер-Кредит», суды не приняли во внимание, что спор по существу касался обоснованности применения банком названного повышенного комиссионного вознаграждения, поэтому суды, имея в виду, что Сборник тарифов является частью договора о банковском обслуживании, должны были проверить доводы кооператива о толковании условий договора с учетом требований ст. 431 ГК, которые, как утверждал кооператив, позволяли ему относить себя в договорных отношениях с банком к кредитной организации ни в контексте Закона о банках, а как негосударственную финансовую организацию.

С учетом оснований заявленного иска, фактически не допускающих взимание повышенного комиссионного вознаграждения в случае возврата кооперативом личных сбережений на счета физлиц, суд первой инстанции должен был уточнить исковые требования кооператива, но рассмотрел дело в отсутствие представителя истца при описанных выше обстоятельствах, констатировал Верховный Суд.

Кроме того, Суд напомнил о праве кредитной организации в одностороннем порядке изменять комиссионное вознаграждение в случаях, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом, являющимся субъектом предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 310 ГК, ч. 1 и 5 ст. 29 Закона о банках). Одностороннее установление кредитной организацией комиссионного вознаграждения, при разумном осуществлении данного права, позволяет обеспечить применение единых тарифов для всех клиентов с учетом изменения имущественного положения банка и экономических условий ведения его деятельности, а также оперативную адаптацию этих тарифов под изменяющиеся внешние экономические факторы. При этом он обратил внимание, что при осуществлении стороной права на одностороннее изменение условий обязательства она должна действовать добросовестно, соизмеряя свои действия с поведением, ожидаемым от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны.

Вводя комиссионное вознаграждение и определяя его размер в одностороннем порядке, кредитная организация, действуя разумно и добросовестно по отношению к своим клиентам, не должна подрывать ожидания клиентов, размещающих денежные средства на счете, в сохранении у них возможности беспрепятственного распоряжения своим имуществом, в том числе путем совершения законных операций по перечислению денежных средств другим лицам. «При осуществлении предусмотренного договором права на изменение в одностороннем порядке условий, касающихся комиссионного вознаграждения по операциям, кредитная организация не должна вводить комиссионное вознаграждение, которое в силу значительности своего размера начинает препятствовать совершению клиентами банка экономически обоснованных операций по счетам, то есть приобретает заградительный характер», – изложено в определении.

Повышенное комиссионное вознаграждение было установлено банком, как утверждал кооператив, в 2022 г., т.е. после открытия счета «Партнер-Кредит» условия были изменены банком в одностороннем порядке. Именно это действие, разъяснил ВС, равно как и последующая реализация измененного условия, подлежат судебной оценке. Осуществляя перечисление денежных средств физлицам в общем размере 16 млн руб., истец столкнулся с необходимостью уплатить кредитной организации в качестве комиссионного вознаграждения 1,6 млн руб., что несопоставимо с тарифами при проведении иных стандартных банковских операций. Так, с учетом установленных банком тарифов в случае перечисления той же суммы денежных средств на счет, открытый юридическому лицу, комиссионное вознаграждение за совершение операции составило бы 6 руб. (если счет получателя открыт в том же банке) или 35 руб. (если счет получателя открыт в другом банке).

Суд подчеркнул, что для присоединившейся к договору стороны условие о применении существенно различающихся величин комиссий при осуществлении перевода денежных средств со счета клиента в кредитной организации в зависимости от того, осуществляется ли перевод в пользу физического или юридического лица, является по смыслу п. 2 ст. 428 ГК явно обременительным. Установленная банком комиссия за перевод средств на счета физлиц, в отличие от комиссий, применяемых к перечислению денежных средств в пользу юрлиц, имеет очевидные признаки введенного в одностороннем порядке заградительного тарифа, препятствующего совершению законной банковской операции клиентом в ситуации, когда контрагентом клиента выступает физическое лицо.

Судебная коллегия указала, что клиент кредитной организации, столкнувшись с недобросовестным поведением банка, вправе требовать судебной защиты, в том числе оценки поведения банка с точки зрения соблюдения им пределов осуществления гражданских прав при установлении размера комиссии за перечисление денежных средств. Таким образом, он пришел к выводам, что судам следовало дать оценку соблюдению банком требований разумности и добросовестности при установлении в одностороннем порядке примененного и оспариваемого кооперативом тарифа, экономическая обоснованность которого банком не раскрыта. Таким образом, ВС отменил обжалуемые судебные акты, а дело направил на новое рассмотрение.

Комментируя определение ВС, управляющий партнер юридической фирмы «Ватаманюк & Партнеры», адвокат Владислав Ватаманюк поддержал сформулированную позицию. Он отметил, что Судебная коллегия по существу выявила два нарушения, одно из которых лежит в области нарушения норм материального, другое – норм процессуального права.

Эксперт обратил внимание на то, что это не первое определение, в рамках которого, ВС указывает на недопустимость произвольного установления размера комиссии за банковское обслуживание в зависимости от субъектного состава получателя денежных средств. В частности, на недопустимость подобного подхода обращалось внимание в недавнем Определении ВС РФ от 15 января 2024 г. № 305-ЭС23-14641. Как полагает Владислав Ватаманюк, это верный подход, поскольку кредитные организации нередко осуществляют собственное одностороннее изменение условий договора, как следствие, слабая сторона правоотношений фактически лишается возможности повлиять на его условия.

Применительно к нарушению норм процессуального права эксперт отметил, что истец в данном деле принимал участие посредством использования системы веб-конференции. Однако ввиду того что заседание было начато спустя шесть часов от запланированного времени, он не смог принять в нем участие и выразить свою процессуальную позицию. «Совершенно очевидно, что подобного рода действия со стороны суда, касающиеся продолжения рассмотрения дела, несмотря на наличие ходатайства об участии в судебном заседании посредством веб-конференции и задержки его начала на значительный промежуток времени, лишают сторону права на справедливое судебное разбирательство, возможности доказывания правоты своей позиции», – убежден Владислав Ватаманюк.

Адвокат добавил, что помимо данного аспекта было допущено иное нарушение норм процессуального права. Так, суды первой и апелляционной инстанций в нарушение ч. 2 ст. 66 АПК РФ не поставили на обсуждение вопрос, касающийся добросовестного поведения банка в части установления чрезмерно высокого размера процентов, отклоняющегося от обычного поведения участника гражданского оборота, а также не оценили правовой статус истца исходя из условий договора.

По мнению юриста Дарьи Петровой, определение ВС интересно тем, что в нем рассматривается вопрос несправедливых договорных условий в отношении b2b договора. С точки зрения закона в таких соглашениях стороны могут заранее предусмотреть право одной стороны в одностороннем порядке (без согласия контрагента) изменять отдельные условия договора. «Исходя из принципа свободы договора, какие бы несбалансированные в аспекте своих последствий изменения договора ни были, раз стороны их согласовали, значит, они и должны их исполнять. С другой стороны, коль скоро в споре речь шла о договоре присоединения, клиент банка был в какой-то мере ограничен в своем влиянии на текст соглашения из-за неравенства переговорных возможностей. Поэтому ВС обратил внимание на то, что злоупотребления на стороне профессионального участника оборота (банка) в форме установления заградительных по своему размеру комиссий за совершение банковских операций недопустимы. Причем обоснование данного заключения высшая судебная инстанция выводит из того, что такие действия будут препятствовать совершению клиентом законной банковской операции», – прокомментировала она.

По мнению эксперта, данный подход ВС, очевидно, направлен на то, чтобы защитить заведомо слабую сторону договора от злоупотреблений со стороны ее контрагента при заключении договоров. Однако для предпринимательских договоров вмешательство суда в свободу договора всегда должно быть ограниченным и аккуратным, ведь в таком случае речь идет о взаимодействии профессиональных игроков рынка, которые в состоянии сами просчитывать свои риски и страховать себя от них, подчеркнула эксперт. «Одновременно с этим ВС не дает никаких ориентиров, которые помогли бы нам понять, в какой мере можно ограничивать свободу договора сторон путем обращения к правилам о запрете злоупотребления правом. И это с точки зрения стабильности оборота едва ли можно приветствовать. При таком подходе, с одной стороны, банки не могут понять, какие размеры комиссий не смогут быть оспорены клиентами в суде, и клиенты не знают, в каких случаях принцип добросовестности будет их защищать, а когда нет», – поделилась мнением Дарья Петрова.

 

Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/nelzya-ustanavlivat-sushchestvenno-razlichayushchiesya-razmery-komissiy-v-zavisimosti-ot-poluchatelya-perevoda/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66