Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС не одобрил взимание банком слишком высокой комиссии за перевод фирмой денег физлицу
27.11.2023
ВС не одобрил взимание банком слишком высокой комиссии за перевод фирмой денег физлицу
x
209

ВС указал, что банк не может вводить такое комиссионное вознаграждение, которое в силу значительности своего размера препятствует совершению его клиентами экономически обоснованных операций по счетам, то есть является заградительным.

По мнению одного эксперта, ВС не ограничился формальным определением права банка вводить комиссии в одностороннем порядке, а оценил именно экономическую суть правоотношений. Другой предположил, что при новом рассмотрении дела банк заключит с клиентом мировое (или внесудебное) соглашение, чтобы не допустить наличия вступившего в законную силу судебного акта, констатировавшего такое нарушение. Третий полагает, что ВС сделал шаг на пути искоренения действительно заградительных тарифов при обслуживании банковских счетов.

22 ноября Верховный Суд вынес Определение № 310-ЭС23-14161 по делу № А14-2462/2022, в котором отметил, что банк не может вводить комиссионное вознаграждение, которое имеет заградительный характер.

В апреле 2009 г. ООО «Инвестком» заключило с Банком ВТБ договор банковского счета, по условиям которого клиент предоставил банку право безакцептно списывать средства со своего счета при взимании сумм, причитающихся банку за его услуги. Согласно п. 5.1 договора размер вознаграждения может быть пересмотрен банком в одностороннем порядке, а клиент уведомляется об этом путем размещения соответствующей информации во всех операционных залах банка не позднее чем за 10 рабочих дней до введения изменений.

В декабре 2021 г. обществу понадобилось перечислить 13,3 млн руб. гражданке Б. по договору процентного займа, и оно направило в банк соответствующее платежное поручение, которое было исполнено. При этом банком была удержана действовавшая на тот момент комиссия за услугу по перечислению средств со счета клиента на счета физлиц в других российских банках в размере 10% от перечисляемой суммы. «Инвестком» посчитал, что комиссия за безналичный денежный перевод имеет обременительный размер, а ее взимание было незаконным, и обратился в суд с иском о взыскании с банка неосновательного обогащения в размере 1,3 млн руб., а также 19,9 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 7 декабря 2021 г. по февраль 2022 г.

Суд отказал в удовлетворении иска, указав, что условия об одностороннем изменении банком правил и тарифов были согласованы сторонами при заключении договора. При этом истцом не было доказано, что заключение договора на предоставление комплексного обслуживания в банке было вынужденным. Кроме того, клиент не отказался от условий договора и не возражал против тарифов банка до совершения денежного перевода.

Как отметил суд, действующие на момент совершения оспариваемой операции тарифы банка были размещены на сайте банка и во всех его операционных залах по месту открытия счета. При несогласии общества с новым размером тарифов оно могло расторгнуть договор задолго до совершения операции по переводу либо воспользоваться альтернативной возможностью совершения операции по денежному переводу со своего счета, открытого в другом банке. Вместе с тем размер удержанной комиссии был сопоставим с вознаграждением за аналогичную операцию, взимаемым иными банками региона. В себестоимость услуги по проведению платежей в пользу физлиц были учтены, в частности, фонд оплаты труда, административно-хозяйственные расходы и иные расходы банка, заключила первая инстанция. Апелляция и кассация согласились с этими выводами.

Тогда компания «Ивестком» обратилась в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что в рамках договора банковского счета банк принимает и зачисляет на счет клиента адресованные ему платежи, а также выполняет поручения клиента по переводам и выдаче наличных денег, с другой стороны, клиент уплачивает банку установленное договором вознаграждение за расчетно-кассовое обслуживание. Включение в договор банковского счета условия об одностороннем изменении банком условий договора, касающихся взимания платы (комиссионного вознаграждения) за совершение операций по счету, открытому субъекту предпринимательской деятельности, не противоречит закону. Соответственно, условие о праве банка в одностороннем порядке изменять условия вознаграждения за расчетно-кассовое обслуживание не может быть квалифицировано как нарушающее законодательный запрет.

В свою очередь, одностороннее установление банком комиссионного вознаграждения, при разумном осуществлении такого права, обеспечивает применение единых тарифов для всех клиентов с учетом изменения имущественного положения банка и экономических условий ведения его деятельности, а также оперативную адаптацию этих тарифов под изменяющиеся внешние экономические факторы. Тем самым, заметил ВС, условие договора, предоставляющее банку право в одностороннем порядке вводить комиссионное вознаграждение по операциям и определять его размер, даже если оно включено в стандартную форму банковского договора, само по себе не может рассматриваться в качестве несправедливого договорного условия.

«Однако это не означает, что у судов отсутствует возможность контролировать соблюдение стороной, которая закрепила за собой право в одностороннем порядке изменять условия договора, принципа добросовестности. Применительно к предпринимательским отношениям, если в договоре предусмотрено право одной из сторон в одностороннем порядке изменять условия договора и оно было реализовано стороной, то экономическое обоснование решения об одностороннем изменении условий договора имеет юридическое значение», – указано в определении. Верховный Суд также отметил, что при осуществлении предусмотренного договором права на изменение в одностороннем порядке условий о комиссионном вознаграждении по операциям банк не должен вводить комиссионное вознаграждение, которое в силу значительности своего размера начинает препятствовать совершению его клиентами экономически обоснованных операций по счетам, то есть приобретает заградительный характер.

Как указал Суд, при заключении спорного договора банковского счета в 2009 г. Банк ВТБ не применял специальное повышенное комиссионное вознаграждение за перечисление денежных средств третьим лицам. Такое комиссионное вознаграждение было установлено банком после открытия счета «Инвестком», и условия ведения счета клиента были изменены банком в одностороннем порядке. Именно это действие, равно как и последующая реализация измененного условия, нуждаются в судебной оценке.

ВС отметил, что взысканная с общества банковская комиссия в 1,3 млн руб. сопоставима с годовым доходом кредитной организации, который, исходя из ключевой ставки ЦБ, мог быть получен клиентом банка от использования этой денежной суммы в собственном обороте. При этом, с учетом установленных банком тарифов, при перечислении той же денежной суммы на счет, открытый юрлицу, комиссионное вознаграждение за совершение операции составило бы шесть рублей, если счет получателя открыт в том же банке, или 35 рублей, если счет получателя открыт в другом банке. «Таким образом, установленная Банком ВТБ (ПАО) комиссия за перевод денежных средств на счета физических лиц, в отличие от комиссий, применяемых к перечислению денежных средств в пользу юридических лиц, имеет очевидные признаки введенного в одностороннем порядке заградительного тарифа, препятствующего совершению законной банковской операции клиентом в ситуации, когда контрагентом клиента выступает физическое лицо», – заключил Суд.

Он также не поддержал вывод судов о том, что заключение договора с банком не являлось вынужденным для клиента и «Инвестком» при несогласии с новым размером тарифов мог расторгнуть его. ВС пояснил, что клиент кредитной организации, столкнувшись с недобросовестным поведением банка, вправе требовать судебной защиты, а банк в этом случае не вправе ссылаться на возможное наличие у клиента альтернативных вариантов поведения, сопряженных с дополнительными издержками. Кроме того, содержанием этого спора является не установление цены банковской услуги в судебном порядке, а оценка поведения банка с точки зрения соблюдения им пределов осуществления гражданских прав – проверка правомерности одностороннего изменения условий договора о расчетно-кредитном обслуживании и последующего взимания банком комиссионного вознаграждения в размере, препятствующем реализации его клиентом своего права распоряжаться денежными средствами по собственному усмотрению, что затрагивает существо обязательств банка по договору банковского счета. Соответственно, суды безосновательно согласились с объяснениями банка в отношении применения аналогичных комиссий иными кредитными учреждениями региона и включения в себестоимость услуги по проведению платежей в пользу физлиц различных расходов банка, поскольку эти обстоятельства не являются юридически значимыми для этого спора. В связи с этим ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Старший юрист практики специальных проектов юридической фирмы VEGAS LEX Александр Казарин заметил, что в определении ВС сделан вывод, что само по себе одностороннее изменение тарифов банком в отношениях с профессиональными участниками коммерческого оборота является законным, соответствующим общим положениям ГК РФ о свободе договора, специальным положениям Кодекса, регулирующим отношения из договора банковского счета, а также нормам Закона о банках и банковской деятельности. «Вместе с тем ВС отметил, что банк должен был действовать добросовестно и исходя из экономической обоснованности совершаемого им действия. Действительно, достаточно очевидно, что, устанавливая комиссию на перевод на счет физического лица в размере 10%, в то время как аналогичный перевод на счет юридического лица, открытого в другом банке, составил бы всего 0,0002%, банк не исходил из экономической обоснованности такого тарифа, направленного на компенсацию понесенных затрат и обеспечение стандартной для рынка нормы прибыли, а преследовал цель, по сути, не допустить осуществление подобных переводов», – указал он.

Александр Казарин предположил, что установление такого тарифа именно для переводов на счета физлиц связано со стремлением банка хеджировать риски потерь в связи с соблюдением законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. «Вместе с тем ВС РФ, понимая истинную цель установления заградительного тарифа, достаточно обоснованно сделал вывод и дал понять рынку, что недопущение отмывания (легализации) денежных средств должно осуществляться иными методами, не лишающими участников предпринимательских отношений возможности осуществлять такие переводы, когда они не направлены на противоправную цель, а таких случаев, когда юрлицу необходимо перечислить значительную сумму денежных средств физическому лицу, может быть великое множество», – заключил юрист.

Эксперт добавил, что ранее ВС уже формировал позицию по данному вопросу в Определении от 7 декабря 2021 по делу А45-20530/2020, признавая установление заградительной комиссии недопустимым, и на ее основе уже успела сформироваться соответствующая судебная практика. «Более того, запрет на установление заградительных комиссий именно в целях реализации мер, направленных на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путем, уже нашел свое отражение в законодательстве – внесенные в апреле 2022 г. поправки закрепили, что установление повышенных комиссий не относится к таким мерам. Однако по каким-то причинам в этом деле суды не стали руководствоваться ранее сформированным подходом высшей судебной инстанции», – обратил внимание Александр Казарин.

Юрист положительно оценил то, что ВС не ограничился формальным определением права банка вводить комиссии в одностороннем порядке, которое само по себе уже практически никем не оспаривается, а оценил именно экономическую суть правоотношений. По его мнению, определение Суда будет иметь положительное влияние на практику установления заградительных комиссий, которые банки в последнее время устанавливают достаточно часто, например, в целях ограничения валютных переводов.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян отметил, что фактически банк, установивший в одностороннем порядке комиссию за переводы в адрес физлиц в таком размере, чтобы такие операции через него не совершались, пытался строить свою позицию, утверждая, что сопоставимая комиссия в отношении аналогичных операций есть во всех основных для региона банках и клиент сам знал, на что шел, а банк при этом действовал в строгом соответствии с условиями договора. «Три инстанции поддержали такую аргументацию банка. Кроме того, с учетом содержания и выводов определения, не исключено, что банк пытался спекулировать на том, что оспаривание комиссии по конкретной операции будет означать далеко идущие выводы по констатации нарушения антимонопольного законодательства или пересмотру цены банковской услуги, призывая суды не открывать ящик Пандоры. Наверняка, данные аргументы также были учтены нижестоящими инстанциями», – отметил он.

По словам эксперта, Верховный Суд сумел четко отделить спорный вопрос от всех остальных, не являющихся предметом спора, и справедливо указал, что установленная банком комиссия за перевод денежных средств на счета физических лиц, в отличие от комиссий, применяемых к перечислению денежных средств в пользу юрлиц, имеет очевидные признаки введенного в одностороннем порядке заградительного тарифа, препятствующего совершению законной банковской операции клиентом в ситуации, когда контрагентом клиента выступает физлицо. «Не исключено, что последствием этого судебного акта будет пересмотр тарифов по “неудобным” банкам операциям, которые они сознательно исчисляют в суммах, отбивающих у клиентов разумное экономическое желание их совершать. При этом с высокой степенью вероятности при новом рассмотрении дела банк заключит с клиентом мировое (или внесудебное) соглашение, чтобы не допустить наличия вступившего в законную силу судебного акта, констатировавшего такое нарушение», – полагает Артур Зурабян.

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС» Антон Кальван считает, что определение Суда значительно повлияет на правоприменительную практику по установлению и изменению кредитными организациями в одностороннем порядке размера платы за проведение операций. Ранее ВС неоднократно высказывался по аналогичным делам, в том числе с участием Банка ВТБ, и приходил к обратным выводам – об отсутствии неосновательного обогащения при изменении и последующем взимании кредитной организацией платы за перечисление денежных средств (Определения ВС РФ от 19 апреля 2023 г. № 305-ЭС23-5097, от 13 апреля 2022 № 302-ЭС22-3941, от 20 января 2020 г. № 304-ЭС20-498).

«В рассматриваемом определении Суд по-прежнему отметил, что кредитная организация вправе в одностороннем порядке вводить и изменять тарифы на обслуживание, поскольку это соответствует ГК РФ и позволяет ей реагировать на изменение имущественного положения и экономических условий ведения деятельности, оперативно адаптироваться под изменяющиеся внешние экономические факторы. Вместе с тем ВС также обратил внимание, что в рассматриваемом случае размер платы за перевод физлицу сопоставим с годовым доходом клиента и значительно отличается от размера платы за перевод юрлицу, следовательно, в действиях кредитной организации имеются признаки недобросовестного поведения», – отметил он.

По мнению адвоката, определенные Судом критерии недобросовестности вызывают вопросы: «Так, будут ли являться недобросовестными действия банка, установившего одинаковую комиссию в размере 10% от суммы перевода и физическим лицам, и юрлицам? Если комиссия за перевод будет равна 9% от суммы перевода? В каждом ли случае необходимо анализировать годовой доход клиента? По такой логике, тарифы должны быть гибкими и рассчитываться в зависимости от конкретных экономических показателей клиента. На мой взгляд, наличие размытых критериев недобросовестности кредитной организации может привести к разнообразию судебной практики по аналогичным вопросам. Вместе с тем в любом случае комментируемое определение – это хороший шаг на пути искоренения действительно заградительных тарифов кредитных организаций при обслуживании банковских счетов».


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-ne-odobril-vzimanie-bankom-slishkom-vysokoy-komissii-za-perevod-firmoy-deneg-fizlitsu/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66