Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС призвал оценивать доказательства в спорах о неосновательном обогащении в их совокупности
24.11.2023
ВС призвал оценивать доказательства в спорах о неосновательном обогащении в их совокупности
x
364

Он подчеркнул, что хотя оценивать доказательства и их совокупность суду необходимо по своему внутреннему убеждению, это, однако, не предполагает возможности оценки их произвольно и в противоречии с законом.

Одна из экспертов «АГ» отметила, что часто суды избирательно оценивают в судебных актах те или иные доказательства, отдавая предпочтение произвольно выбранным документам. Другой отметил, что ВС обозначена проблема необходимости учета критерия совокупности при оценке доказательств, поскольку в некоторых делах применяется формальный подход при исследовании доказательств, представленных сторонами. Третий указал, что доказать факт ошибочного перечисления денежных средств проще, чем доказать то, что перечисленные денежные средства являются именно неосновательным обогащением.

Верховный Суд опубликовал Определение от 24 октября по делу № 11-КГ23-15-К6, в котором разъяснил, какие обстоятельства необходимо учитывать судам при рассмотрении спора о признании неосновательным обогащением перечисленных по ошибке денежных средств.

18 марта 2021 г. Анна Иванова оформила потребительский кредит на сумму свыше 2,8 млн руб. в «Банке ВТБ». В тот же день она сняла со счета 1,95 млн руб., а затем, совершив 66 операций через банкномат «Тинькофф Банк», внесла в общей сложности 1 млн руб. (980 тыс. руб. с учетом комиссий за переводы) на счет в Сбербанке, принадлежащий Роману Зайцеву,

После этого Анна Иванова дважды обращалась в Сбербанк с заявлением об ошибочном переводе. Она указывала, что неверно ввела номер телефона человека, которому предназначались деньги, просила вернуть их, а также и блокировать счет получателя. Банк отказал ей и дал рекомендацию обратиться в банк-эмитент, который также отказал в удовлетворении требований о возвращении денежных средств по ошибочным операциям.

В связи с этим Анна Иванова обратилась в суд с иском к Роману Зайцеву о взыскании неосновательного обогащения, поскольку ответчик в добровольном порядке отказался вернуть денежные средства. Истец подчеркнула, что поскольку договорных отношений с ответчиком у нее не имеется, то денежные средства должны быть возвращены. Возражая против иска, Роман Зайцев сослался на то, что банковской картой, на которую был сделан перевод, он не пользовался, кто перечислил денежные средства, ему неизвестно, об их поступлении он узнал 23 марта 2021 г. от банка.

Рассмотрев дело, суд отказал в удовлетворении исковых требований, указав, что истцом не представлено доказательств перечисления ею денежных средств на счет ответчика через банкомат. С данными выводами согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Тогда Анна Иванова подала кассационную жалобу в Верховный Суд, который, рассмотрев дело, отметил, что в подтверждение своих доводов она представляла выписку по операциям банкомата «Тинькофф Банк», из которой следует, что через данный терминал на счет ответчика были переведены денежные средства. В соответствии с выпиской о движении денежных средств по карте Романа Зайцева, представленной по запросу суда Сбербанком, 18 марта 2021 г. с терминала «Тинькофф Банк» на счет карты поступили денежные средства в размере 980 тыс. руб.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что в соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). А правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

ВС указал, что суд должен оценивать относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Он пояснил: хотя суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, это, однако, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом. При оценке доказательств суд должен также сохранять объективность и беспристрастность.

По настоящему делу суд первой инстанции, отказывая в иске, сослался на недоказанность внесения денежных средств в банкомат именно Анной Ивановой. ВС подтвердил, что выписка по операциям банкомата не содержит указания на лицо, осуществлявшее операции по внесению наличных денежных средств. Между тем, ссылаясь только на это обстоятельство, суд в нарушение положений ч. 3 ст. 67 ГПК не дал оценки доказательствам в их совокупности и взаимосвязи. В частности, он не оценивал все банковские операции по счетам истца и ответчика на предмет совпадения или несовпадения дат и сумм операций с учетом объяснений сторон по поводу этих операций. Сведения о такой оценке, в частности о том, почему суд не принял во внимание те или иные доказательства и объяснения сторон, в мотивировочной части решения отсутствуют. В то же время судом приведены сведения о последующих операциях по счетам ответчика, данные о наличии у ответчика другой банковской карты и счета в «Сбербанке» и об операциях по этому счету, однако оценки этим сведениям не дано, равно как и указания на то, какое отношение имеют эти сведения к предмету спора.

ВС пришел к выводу, что решение суда первой инстанции нельзя признать соответствующим требованиям законности и обоснованности. Суд апелляционной инстанции, дословно перенеся содержание мотивировочной части решения суда первой инстанции в мотивировочную часть апелляционного определения, нарушений, допущенных первой инстанции, не исправил. На эти нарушения не обратил внимания и кассационный суд, оставив решение суда и апелляционное определение в силе. Верховный Суд заключил, что такие нарушения норм процессуального права при оценке доказательств являются существенными, поскольку непосредственно повлияли на результат разрешения спора, и отменил состоявшиеся по делу решения, отправив его на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Комментируя определение ВС, начальник судебного управления юридической компании «ЭЛКО профи» Малика Король отметила, что оно очень положительно скажется на правоприменительной практике. «Достаточно часто суды избирательно оценивают в судебных актах те или иные доказательства, отдавая предпочтение произвольно выбранным документам. При этом мотивов, почему не были оценены и приняты во внимание либо отклонены другие доказательства, судебные акты зачастую не содержат. Такой метод произвольного исследования и оценки доказательств используется в каждом втором деле. Очень радует, что ВСРФ обратил на это внимание», – считает эксперт.

Малика Король добавила, что факт ошибки при внесении денег в банкомат 66 раз трудно доказать. Однако, как справедливо отметил ВС РФ, необходимо смотреть доказательства на предмет совпадений дат и сумм с учетом объяснений сторон спора. «Объяснения истца об ошибке звучат правдиво, поскольку она назвала конкретный банкомат и суммы, а также практически сразу заявила в банк об ошибке. Данные обстоятельства не могут быть проигнорированы», – заключила эксперт.

Как отметил юрист МКА «Яковлев и Партнеры» Станислав Козлов, Верховный Суд обозначил проблему необходимости учета критерия совокупности при оценке доказательств, поскольку в некоторых делах применяется формальный подход в ходе исследования доказательств, представленных сторонами. Так, в рассматриваемом случае суды отказали в иске, руководствуясь тем, что из выписки по операциям банкомата невозможно установить лицо, вносившее денежные средства на счет ответчика.

Однако, заметил эксперт, нижестоящие инстанции не учли, что истцом операции по снятию денег с кредитного счета и внесению их на счет ответчика производились в один день, истцу известны номер счета ответчика и банкомат, используемый для транзакций, а также сразу предпринимались действия по возврату денежных средств. «В совокупности указанные обстоятельства согласуются между собой и доказывают, что именно истец является лицом, вносившим денежные средства на счет ответчика при помощи банкомата», – считает Станислав Козлов.

Руководитель практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Михаил Гусев отметил, что в комментируемом определении обозначены две проблемы, которые нередко встречаются на практике: ошибочное внесение/перечисление денежных средств на счет другого лица; доказывание того, что перечисление средств произведено ошибочно, при отсутствии правовых оснований. При этом он обратил внимание, что с доказыванием факта ошибочного перечисления денежных средств затруднения встречаются реже: необходимо представить документы, подтверждающие, что именно истец вносил в банкомат, кассу, перечислял со своего счета денежные средства. «Однако чтобы доказать, что перечисленные денежные средства являются неосновательным обогащением, необходимо уже доказывать несколько обстоятельств: само неосновательное обогащение (т.е. приобретение или сбережение ответчиком имущества истца при отсутствии правовых оснований), неосновательное обогащение именно за счет истца, размер такого неосновательного обогащения», – пояснил эксперт.

Михаил Гусев подчеркнул, что судебная практика на уровне судов апелляционной инстанции подтверждает, что при ошибочном перечислении денежных средств имеет место неосновательное обогащение, в связи с чем денежные средства подлежат взысканию с ответчика (апелляционные определения Московского городского суда от 22 мая 2023 г. по делу № 33-19553/2023; от 18 февраля 2020 г. по делу № 33-6527/2020).


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-prizval-sudy-otsenivat-dokazatelstva-v-sporakh-o-neosnovatelnom-obogashchenii-v-ikh-sovokupnosti/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66