Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

При обжаловании судебных актов кредиторы вправе заявлять о сроке исковой давности вместо должника
12.05.2022
При обжаловании судебных актов кредиторы вправе заявлять о сроке исковой давности вместо должника
x
26

Суд пояснил, что в целях реализации права на заявление возражений против требований иных кредиторов конкурсным кредиторам предоставлено право обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, а значит, и заявлять о пропуске срока давности.

Одна из экспертов считает, что позиция ВС достаточно логично вытекает из его предыдущих разъяснений по смежным вопросам: о применении срока исковой давности и о правах «конкурирующих» кредиторов. Другой подчеркнул, что судебные споры на стыке отношений по поручительству и банкротству при участии, соответственно, заинтересованных лиц с различными правовыми интересами часто характеризуются неопределенностью исхода таких споров.

Верховный Суд опубликовал Определение № 303-ЭС21-25594 по делу № А51-12733/2020, в котором рассмотрел вопрос о сроке действия поручительства и о наличии у кредиторов должника права на заявление ходатайства об истечении срока исковой давности при оспаривании судебных актов.

Неисполнение контракта и взыскание задолженности с поручителя

26 октября 2011 г. ООО «Азия Экспорт» заключило с ТЭКОО «Тайхэ» контракт на продажу лесных материалов. Согласно контракту примерная цена товара составила 82 млн долл. США и могла быть изменена, срок поставки был определен с 2011 по 2014 г., а срок действия контракта – до сентября 2017 г. При этом общество «Тайхэ» осуществило перевод 3,9 млн долл. в адрес поставщика, однако последний поставил товар лишь на сумму 2,1 млн долл.

1 июня 2016 г. «Тайхэ» и ООО «Логистик Лес» заключили договор поручительства к контракту, по условиям которого поручитель обязался отвечать перед кредитором за исполнение обществом «Азия Экспорт» обязательств по контракту. Позднее кредитор и поставщик составили акт сверки взаимных расчетов по контракту за период с 26 октября 2011 г. по 31 июля 2019 г., согласно которому в ходе исполнения взятых на себя обязательств задолженность поставщика составила 1,8 млн долл. США. В августе 2019 г. «Тайхэ» направило поставщику претензию, в которой требовало осуществить возврат суммы задолженности, а 1 сентября того же года кредитор и поручитель подписали допсоглашение к договору поручительства, которым подтвердили сумму задолженности.

В связи с невозвратом денежных средств кредитор в июле 2020 г. направил обществу «Логистик Лес» претензию с требованием об исполнении обязательств по договору поручительства. При этом 11 августа 2020 г. в отношении поручителя была введена процедура наблюдения. Поскольку в претензионном порядке требования общества «Тайхэ» не были удовлетворены, кредитор обратился в арбитражный суд с иском к поручителю о взыскании 1,8 млн долл.

Суды отказали конкурсным кредиторам в применении исковой давности

13 октября 2020 г. исковые требования были удовлетворены, однако решение суда было обжаловано в апелляционный суд в порядке п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 индивидуальным предпринимателем Елизаветой Старун как конкурсным кредитором ООО «Логистик лес» в деле о банкротстве последнего. Однако апелляция оставила решение первой инстанции без изменения

Не согласившись с этим, ПАО «Промсвязьбанк», также являющееся конкурсным кредитором «Логистик лес», в соответствии с п. 24 Постановления № 35 обратилось с кассационной жалобой в суд округа. Кассация отменила апелляционное постановление, направив дело на новое апелляционное рассмотрение. 

«Промсвязьбанк» и Елизавета Старун при новом рассмотрении дела направили в апелляцию заявление о применении исковой давности. Тем не менее апелляционный суд все же оставил решение первой инстанции без изменения, с чем позднее согласился и суд округа. Руководствуясь п. 2 ст. 199 ГК и разъяснениями, изложенными в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43, суды отклонили заявление банка и предпринимателя, указав, что правом на заявление о применении исковой давности наделены только стороны спора, тогда как кредиторы ответчика к их числу не относятся. Заинтересованность предпринимателя и банка, являющихся конкурсными кредиторами ответчика, в исходе настоящего арбитражного спора сама по себе не наделяет их правом на подачу заявления о пропуске срока исковой давности, пояснили суды.

Удовлетворяя иск о взыскании задолженности, суды сослались на положения ГК РФ, разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 45, и исходили из доказанности наличия на стороне поставщика неосновательного обогащения, установив факт недопоставки товара при его оплате, что подтверждено актом сверки взаимных расчетов.

Судебными инстанциями было принято во внимание, что поставщик в отзыве на исковое заявление подтвердил обоснованность заявленного требования, отметив, что договором поручительства предусмотрена солидарная ответственность поставщика-должника (ООО «Азия Экспорт») и поручителя (ООО «Логистик лес»).

Верховный Суд указал на ошибочность выводов нижестоящих инстанций

Рассмотрев кассационную жалобу «Промсвязьбанка», Верховный Суд напомнил, что по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части, а согласно п. 6 ст. 367 ГК РФ указанный в договоре срок поручительства, на который оно дано, определяет срок существования этого обязательства; по истечении этого срока поручительство прекращается.

Обращаясь к разъяснениям, изложенным в п. 42 Постановления № 45, ВС указал, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, то оно прекращается по истечении года со дня наступления срока исполнения основного обязательства. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается по истечении двух лет со дня заключения договора поручительства.

Верховный Суд отметил, что если договором поручительства, заключенным после наступления срока исполнения основного обязательства, не определен срок действия поручительства, то поручительство прекращается по истечении года с момента заключения такого договора. Указанные сроки не являются сроками исковой давности, и к ним не подлежат применению положения гл. 12 ГК РФ. При этом поручительство, подчеркнул Суд, не считается прекратившимся, если в названные сроки кредитор предъявил иск к поручителю или заявил требование ликвидационной комиссии в ходе процедуры ликвидации поручителя – юридического лица, или подал заявление об установлении требований в деле о банкротстве поручителя. При разрешении вопроса о сумме, подлежащей взысканию с поручителя в счет исполнения основного обязательства, следует исходить из размера требований, предъявленных к нему в период срока действия поручительства, уточнено в определении.

ВС напомнил: в п. 43 Постановления № 45 разъяснено, что условие договора о действии поручительства до момента фактического исполнения основного обязательства не свидетельствует об установлении определенного срока поручительства. В силу п. 2 ст. 314 ГК РФ кредитор должен предъявить требование к поручителю в течение сроков, установленных п. 6 ст. 367 названного Кодекса. Таким образом, требование к поручителю, предъявленное за пределами установленных сроков, удовлетворению не подлежит ввиду прекращения поручительства.

Верховный Суд указал, что в рассматриваемом деле нижестоящие инстанции приняли решение о взыскании задолженности с поручителя без выяснения вопроса о том, действовало ли поручительство на момент обращения истца за судебной защитой. Также судами не была установлена дата исполнения обязательства по поставке леса по контракту, за что поручался ответчик. 

Помимо этого ВС посчитал ошибочным вывод об отсутствии у кредиторов должника права на заявление ходатайства об истечении срока исковой давности при оспаривании судебных актов в соответствии с п. 24 Постановления № 35. Ссылаясь на п. 6 Постановления КС РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П, Суд указал: неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является право заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным судебным решением. Одним из способов обеспечения защиты такого лица, признаваемым правопорядком, является предоставление ему права обжалования соответствующего судебного акта. Такая возможность, в частности, предусмотрена и для кредиторов находящегося в процедуре банкротства должника, полагающих, что судебный акт о взыскании долга или об утверждении мирового соглашения нарушает их права и законные интересы, пояснил ВС.

В определении подчеркивается, что, возражая против требования истца, банк как кредитор ответчика указывал на пропуск срока исковой давности по данному требованию. Согласно п. 2 ст. 71 Закона о банкротстве лица, участвующие в деле о банкротстве, вправе заявлять о пропуске срока исковой давности по предъявленным к должнику требованиям кредиторов, указал ВС. Обращаясь к п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29, Суд пояснил: возражения на требования конкурсных кредиторов, основанные на пропуске исковой давности, являются средством защиты заинтересованных лиц, а потому могут заявляться любым лицом, имеющим право на заявление возражений относительно требований кредиторов. В целях реализации указанных прав (заявление возражений против требований иных кредиторов) конкурсным кредиторам предоставлено право обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование. ВС обратил внимание, что конкурсные кредиторы, обратившиеся с соответствующей жалобой, не лишены возможности в таком случае реализовать свои права как лица, участвующие в деле о банкротстве, в полном объеме, в том числе заявлять о пропуске срока исковой давности.

Таким образом, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС почитала, что обжалуемые судебные акты приняты с существенными нарушениями норм материального права, в связи с чем отменила их, а дело – направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

Эксперты позитивно оценили выводы Верховного Суда

Адвокат АП г. Москвы, советник Dentons Мария Михеенкова считает, что позиция ВС в достаточно логично вытекает из его предыдущих разъяснений по смежным вопросам: о применении срока исковой давности и о правах «конкурирующих» кредиторов.

Она отметила, что ВС РФ уже ранее разъяснял: возражения по сроку исковой давности могут заявлять при определенных обстоятельствах третьи лица; во всех случаях могут заявлять любые кредиторы при рассмотрении заявления о включении в реестр новых кредиторов. «Логично, что такое же право есть у этих кредиторов и при реализации ими права на обжалование уже “просуженного” требования конкурирующего кредитора», – полагает Мария Михеенкова. Она подчеркнула, что к такому выводу с прямой ссылкой на те же позиции ВС в этом же деле ранее пришел суд округа в постановлении от 13 апреля 2021 г.

Мария Михеенкова подчеркнула, что суды нижестоящих инстанций, рассматривая дело, ссылались на невозможность возражать по исковой давности по формальным (процессуальным) основаниям: такое возражение возможно только до вынесения решения судом первой инстанции. «Позицию Верховного Суда здесь можно только поддержать, так как это продолжение его последовательной борьбы с “нарисованными” требованиями кредиторов в делах о банкротстве. В то же время трактовка такой позиции как “возможности оспаривать бездействие должника” представляется несколько преждевременной», – заключила эксперт.

Директор Lexing law firm Андрей Тишковский отметил, что поставленная проблема актуальна и интересна, поскольку судебные споры на стыке отношений по поручительству и банкротству при участии, соответственно, заинтересованных лиц с различными правовыми интересами часто характеризуются неопределенностью исхода таких споров.

Эксперт согласен с позицией ВС РФ, поскольку она, по его мнению, отражает сформированные подходы к рассмотрению подобных споров: приоритет специальных норм о банкротстве (в том числе права других кредиторов должника заявить о пропуске срока исковой давности), отсутствие сроков исковой давности по договорам поручительства (законом определен только срок действия поручительства). «Как следствие, Верховным Судом определены существенные обстоятельства, которые суду первой инстанции следует установить для правильного разрешения спора: дата исполнения основного обязательства, срок действия поручительства и своевременность обращения кредитора с иском к поручителю», – указал он.

Учитывая, что договор поручительства был заключен в 2016 г., а акт сверки с поручителем, подписанный в 2019 г., сам по себе не продлевает срок поручительства, то, скорее всего, истцу новым решением суда в иске будет отказано, предположил Андрей Тишковский.

Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-pri-obzhalovanii-sudebnykh-aktov-kreditory-vprave-zayavlyat-o-sroke-iskovoy-davnosti-vmesto-dolzhnika/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66