Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС напомнил, когда кассация не может отменить решение нижестоящего суда
11.06.2024
ВС напомнил, когда кассация не может отменить решение нижестоящего суда
x
256

Он подчеркнул, что суд кассационной инстанции не вправе отдавать предпочтение оценке доказательств, данной одним из нижестоящих судов, поскольку это требует осуществления собственной оценки, что противоречит его полномочиям.

В комментарии «АГ» представитель заявительницы жалобы в ВС рассказал, что кассация, вопреки своим полномочиям, переоценила выводы апелляции и оставила в силе решение первой инстанции, которая проигнорировала, что поддельность подписи в согласии нести солидарную ответственность по заемным обязательствам ее бывшего супруга была подтверждена в рамках доследственной проверки, после чего было возбуждено уголовное дело. Один из экспертов «АГ» посчитал, что само по себе согласие супруги не свидетельствует о том, что денежные средства пошли на нужды семьи и, как следствие, возможно привлечение ее к ответственности по долгам супруга. Вторая заметила, что при новом рассмотрении кассационному суду следует строго придерживаться закрепленных полномочий и не входить в оценку доказательств, произведенную судами ранее.

14 мая Верховный Суд вынес Определение № 24-КГ24-3-К4, в котором напомнил, что несогласие суда кассационной инстанции с результатом оценки нижестоящими инстанциями доказательств, а также неверное, по его мнению, толкование установленных по делу юридически значимых обстоятельств основаниями к отмене судебного акта в порядке кассационного судопроизводства не являются.

18 октября 2018 г. Николай Остапенко заключил с Бисланом Блягозовым договор займа на сумму 10 млн руб., под 8% годовых, срок возврата – 18 октября 2019 г. Договор займа неоднократно пролонгировался. Взятые на себя обязательства по возврату суммы займа Николай Остапенко не исполнил. 20 июля 2021 г. Бислан Блягозов направил требования о возврате суммы займа, которые не были исполнены. Тогда он обратился в суд с иском к Николаю Остапенко и Светлане Остапенко, которая на момент займа была супругой заемщика. Требования к ней обосновывались наличием у заимодавца подписанного ею согласия, в котором указано, что денежные средства будут использованы на нужды семьи, а она несет солидарную ответственность по заемным обязательствам.

В связи с отрицанием Светланы Остапенко факта подписания согласия от 18 октября 2018 г. на заключение договора процентного займа суд назначил судебную почерковедческую экспертизу, согласно заключению которой подпись выполнена лично ею, давность выполнения рукописной подписи в соглашении соответствует периоду – октябрь 2018 г. Однако женщина представила рецензию специалиста о том, что заключение судебной экспертизы не соответствует требованиям методик, установленных для данного вида экспертиз и исследований. Тем не менее суд первой инстанции счел требования истца о солидарном взыскании с ответчиков задолженности по долговому обязательству обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Апелляция согласилась с выводами о том, что факт заключения договора займа подтвержден и доказательств исполнения обязательств по договору Николаем Остапенко не представлено. Между тем она пришла к выводу, что Светлана Остапенко не принимала на себя обязательства по возврату заемных денежных средств, в связи с чем в удовлетворении предъявленных к ней исковых требований отказал.

Отменяя в полном объеме апелляционное определение и оставляя в силе решение первой инстанции, кассация пришла к выводу, что судом первой инстанции на основе представленных доказательств достоверно установлено, что взятые в долг денежные средства израсходованы Николаем Остапенко на нужды семьи, а Светлана Остапенко дала письменное согласие на получение ее супругом средств в долг под проценты и обязалась нести солидарную ответственность за их возвращение кредитору, что по смыслу ст. 322 ГК свидетельствует о договорной солидарной ответственности ответчиков перед истцом. Как указала кассация, выводы апелляции основаны на неверном толковании установленных по делу юридически значимых обстоятельств. Не установив иных юридически значимых для дела обстоятельств, суд апелляционной инстанции, допустив произвольную переоценку собранных доказательств, пришел к противоположному, нежели суд первой инстанции, решению.

Тогда Светлана Остапенко обратилась в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что кассационный суд общей юрисдикции, как императивно устанавливает ч. 3 ст. 390 ГПК, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

Как подчеркнул ВС, кассационный суд общей юрисдикции вправе проверить соблюдение нижестоящими судами требований процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, а также соответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций установленным этими судами обстоятельствам. Несогласие суда кассационной инстанции с результатом оценки нижестоящим судом доказательств, которое возможно лишь в случае их переоценки, а также неверное, по мнению вышестоящего суда, толкование установленных по делу юридически значимых обстоятельств основаниями к отмене судебного акта в порядке кассационного судопроизводства не являются.

Судебная коллегия отметила, что толкование юридически значимых обстоятельств, на которое ссылался кассационный суд общей юрисдикции по настоящему делу, по существу также сводится к оценке доказательств. Исходя из запрета входить в оценку доказательств, суд кассационной инстанции также не вправе отдавать предпочтение оценке доказательств, данной одним из нижестоящих судов, поскольку это требует осуществления собственной оценки, что противоречит его полномочиям, предоставленным ч. 3 ст. 390 ГПК.

Верховный Суд подчеркнул, что кассационный суд, поддерживая оценку доказательств суда первой инстанции, не указал при этом, в чем заключаются нарушения норм об оценке доказательств со стороны суда апелляционной инстанции. Иная, отличная от произведенной судом первой инстанции, оценка доказательств апелляцией, наделенной согласно абз. 2 ч. 1 ст. 327.1 ГПК такими полномочиями, сама по себе основанием для отмены апелляционного определения в соответствии со ст. 379.7 Кодекса не является.

Как отметил ВС, указывая на произвольность оценки доказательств нижестоящим судом, суд кассационной инстанции не указал, какие действия и выводы апелляции противоречат требованиям ст. 67 ГПК, устанавливающей правила оценки доказательств. В связи с этим он отменил решение кассации, а дело направил на новое рассмотрение в кассационный суд общей юрисдикции.

Представитель заявительницы жалобы в ВС, адвокат АБ «Юрискон» Александр Мамжиев рассказал о ее позиции: ее бывший муж договорился с приятелем и сфабриковал фиктивный договор займа и ее фиктивное согласие на этот заем. «Реально деньги не получались. Поддельность подписи Светланы Остапенко подтвердил эксперт в рамках доследственной проверки, после чего было возбуждено уголовное дело. Суд первой инстанции на фиктивность внимания не обратил и требования удовлетворил. Апелляционный суд во взыскании средств со Светланы Остапенко отказал. Однако кассация, вопреки своим полномочиям, переоценила выводы апелляции и оставила в силе решение суда первой инстанции без указания на факт нарушения норм материального или процессуального права судом апелляционной инстанции. ВС указал на неправомерность подобного подхода и незаконность произведенной отмены», – указал Александр Мамжиев.

Адвокат, управляющий партнер юридической фирмы Ватаманюк&Партнеры Владислав Ватаманюк посчитал, что данное определение является нелегким для анализа, поскольку в нем затрагивается один из сложных вопросов, касающийся полномочий суда кассационной инстанции. «Известно, что данный суд не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо опровергнуты судом первой или апелляционной инстанций, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими. Названное правило нередко нарушается кассационными судами, что, собственно, и было в деле заявителя», – отметил он.

Адвокат обратил внимание на интересный вопрос материально-правового характера. Он заключается в том, является ли согласие супруги на получение займа супругом основанием для привлечения ее к солидарной ответственности по обязательствам второго супруга и вывода о том, что денежные средства были направлены на нужды семьи. «Данный вопрос решается в каждом конкретном деле на основе анализа фактических обстоятельств и подлежащих применению норм права. Однако, очевидно, что само по себе согласие супруги не свидетельствует о том, что денежные средства пошли на нужды семьи и, как следствие, возможно привлечение ее к ответственности по долгам супруга», – указал он.

Процессуальные нарушения выразились в следующем, пояснил Владислав Ватаманюк: кассация согласилась с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции, и в то же время не привела мотивов, по которым отвергла оценку доказательств, данную апелляцией. Верховный Суд обратил на это внимание и указал, что суд кассационной инстанции проверяет правильность толкования и применения норм процессуального права. В случае допущения ошибки в оценке доказательств со стороны нижестоящих судов кассация должна указать, какие положения норм процессуального права были нарушены, и уже на этом основании делать вывод, было ли такое нарушение существенным и повлияло ли оно на исход дела, – резюмировал эксперт.

Адвокат Адвокатской консультации МРКА № 95 Мария Громоздина отметила, что изначально фабула дела, рассмотренная Верховным Судом по кассационной жалобе о взыскании задолженности по договору займа, не представляется особо сложной, но выраженная позиция демонстрирует неоднозначность вопроса о правовой природе долгов супругов, приобретенных во время брака, и процессуальных аспектах, связанных с рассмотрением дела нижестоящими судами.

Она пояснила, что само по себе долговое обязательство одного супруга во время брака, более того, «усиленное» письменным согласием второго супруга на получение займа, предполагает то, что долг является общим, а ответственность солидарной. Именно эта позиция была положена в основу судебного решения первой инстанции. «Отменяя решение суда кассационной инстанции, Верховный Суд указал прежде всего на неправильное применение процессуальных норм, выразившееся в произвольной оценке доказательств судами. Действительно, из судебных актов неочевидно, какие именно юридически значимые обстоятельства повлияли на исход дела. Однако можно предположить, что пролонгация договора, его длительное неисполнение, а также расторжение брака имеют прямую связь с тем, что решения были изменены. Также Верховный Суд акцентировал внимание на оценку доказательств, проведенную судами апелляционной и кассационной инстанций, отметив полномочия соответствующих судов. При новом рассмотрении кассационному суду следует строго придерживаться закрепленных полномочий и не входить в оценку доказательств, произведенную судами ранее», – полагает Мария Громоздина.

Связаться с представителем Николая Остапенко, адвокатом Филиала № 2 Тахтамукайского района Адыгейской Республиканской коллегии адвокатов Асланом Кошко не удалось.

Марина Нагорная

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-kogda-kassatsiya-ne-mozhet-otmenit-reshenie-nizhestoyashchego-suda/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66