Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС объяснил, как оценивать негативные отзывы в интернете
31.05.2023
ВС объяснил, как оценивать негативные отзывы в интернете
x
87

О терапевте оставили негативный отзыв. Врач посчитала, что сообщение порочит её деловую репутацию и подала в суд на предполагаемого автора сообщения и учредителя сайта. Эксперты отмечают, что в таких делах суды часто отказывают в иске. Они приходят к выводу, что отклик — это всего лишь мнение пользователя, поэтому его нельзя проверить. Так произошло и в этом случае. Но ВС указал, что в одном высказывании может содержаться одновременно и мнение, и утверждения о фактах. Юристы считают, что этим ВС предоставил дополнительный инструмент для защиты репутации.

На сайте  «ПроДокторов» пациенты оставляют свои впечатления о клиниках и медиках. 19 июня 2018 года неизвестный пользователь на этом ресурсе написал отзыв о враче Анне Беляевой*. Аноним описал проблемы, с которыми столкнулся на приёме в государственной поликлинике: «Ужасный врач! Она заявила, что уже не работает, хотя на двери висел её график и я попадала в рабочее время». Пациент пожаловался, что специалист не слышала его и выписала лекарства, на которые у него аллергия. Хотя он предупреждал о реакции на эти препараты. 

В сообщении пользователь также отметил, что терапевт ей хамила. По словам Беляевой, 2 октября 2018 года Юлия Шувалова* обратилась к ней для оформления листка нетрудоспособности и сообщила, что это она написала негативный отзыв.

Мнение или факты?

Врач посчитала, что пациенты до прихода на прием читали эту информацию — это влияло на их отношение к ней. В июне 2021 года Беляева обратилась в Головинский районный суд г. Москвы с иском к Шуваловой и учредителю сайта «ПроДокторов» — ООО «Медрейтинг» (общество зарегистрировало сайт как СМИ). Медицинский работник потребовала признать отклик порочащим её честь, достоинство, деловую репутацию. Медик хотела обязать пациентку опровергнуть сведения, а владельца сайта удалить их. Еще доктор требовала взыскать с  Шуваловой компенсацию морального вреда в 150 000 руб., с «Медрейтинг» — 3 000 000 руб. Истец обязана доказать, что Шувалова тот самый пользователь, который оставил отзыв, но она этого не сделала, возражал «Медрейтинг».

Суд первой инстанции указал, что для удовлетворения иска нужно установить три факта: сведения не соответствуют действительности, порочат истца, их распространил ответчик. При этом Беляева должна доказать, что Шувалова и «Медрейтинг» опубликовали порочащие сведения, а ответчики обязаны подтвердить достоверность информации (п. 9 постановления Пленума Верховного суда от 24 февраля 2005 года № 3). Но на сайте «ПроДокторов» пользователь опубликовал субъективное мнение о качестве медицинских услуг, его нельзя проверить на действительность, отметил Головинский районный суд г. Москвы. Первая инстанция также согласилась с компанией  «Медрейтинг»: истец не доказал, что Шувалова разместила отзыв. Поэтому суд отказал Беляевой в удовлетворении иска — дело № 02-4055/2021.  

Врач обжаловала решение в апелляцию. Московский городской суд согласился с первой инстанцией и признал отзыв оценочным мнением пользователя. Истец не воспользовалась правом на проведение лингвистической экспертизы, подчеркнул суд. «Медрейтинг» же представил заключение специалистов. Они пришли к выводу, что отзыв — это мнение-оценка пользователя. Эмоциональность автора не меняет ситуацию — он вправе выражать и положительную, и отрицательную точку зрения, отметил суд (дело № 33-6338/2022). Второй кассационный суд тоже не обнаружил нарушений (дело № 8Г-15128/2022). Тогда Беляева подала жалобу в Верховный суд.

Мнение не исключает факты

ВС напомнил, что нужно различать оценочное суждение и утверждение о фактах — п. 9 постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3. Проверить достоверность мнения невозможно, поэтому в этом случае истец не сможет защититься. Но гражданская коллегия обратила внимание, что в одном отзыве пользователь может одновременно выражать и субъективную оценку, и утверждение о фактах. Негативное мнение о нарушении закона, деловой этики, нечестном поступке, может содержать информацию о том, что такие действия были. Но суды не оценили, возможно ли проверить на соответствие действительности сведения о нарушении врачом графика приема пациентов, о назначении лекарств вопреки информации об аллергии, о нарушении врачебной этики.

Суды не разъяснили Беляевой право на проведение экспертизы. Они не предлагали по собственной инициативе обсудить вопрос назначения исследования. Не обсуждался и вопрос истребования доказательств из поликлиники, отметил ВС. 

Одновременно с этим, апелляция учитывала выводы из заключения специалиста, которое представил ответчик. Этим суд признал, что для разрешения спора нужны специальные знания, подчеркнул ВС. Суд дополнительно отметил, что СМИ должны проверять достоверность информации. После этого нужно удалить, изменить ложные сведения или опубликовать опровержение. В итоге гражданская коллегия отменила все принятые акты и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию — дело № 5-КГ22-147-К2.  Заседание назначено на 14 июня.

Суды часто игнорируют требования закона

При рассмотрении таких дел суд среди прочего должен установить, какую информацию распространил ответчик — мнение или утверждение о фактах. От этого будет зависеть разрешения спора по иску Беляевой, акцентирует внимание Артур Аванесян, руководитель направления «Частные клиенты» Рустам Курмаев и партнеры . Так, основная причина отказов в «репутационных» исках — наличие в спорных статье, комментарии, сообщении личного мнения. Его нельзя проверить, а потому и защититься от него истец через денежную компенсацию или опровержение не может, объясняет Антон Воробьев, партнер и руководитель практики защиты репутации АБ A-PRO .

Суды же зачастую исходят из сугубо формальных признаков: наличия слов, которые указывают на мнение, вроде «считаю», «думаю», или ссылкой на то, что это отзыв. При этом они игнорируют то, что следующие за этими словами утверждения вполне можно проверить на соответствие действительности, когда они касаются совершения преступления, неправильного лечения, недобросовестности, продолжает Воробьёв.


ВС дал дополнительный инструмент для защиты — указал, что в одном тексте может быть и мнение, и утверждения о фактах.

Антон Воробьев


Эта позиция продолжает прошлогоднюю практику ВС. В деле № 5-КГ22-28-К2 он указал, что даже субъективное мнение должны проверять, замечает Воробьёв. Тогда московский пластический хирург оспаривал негативные отзывы об операциях. В этом случае нужно установить, действительно ли врач работал с авторами откликов и к каким результатам это привело, указал ВС (подробнее — «Защитить репутацию врача: как это сделать в интернете»).

Этот же врач пытался и ранее защищать свои права — еще в 2021 году (дело № 5-КГ21-32-К2). В этом споре ВС тоже призвал проверять сведения из отзывов, рассказывает Виктория Цыбина, адвокат КА Юков и Партнеры . Ровно такую позицию давно выработал Европейский суд по правам человека, но её упорно игнорировали нижестоящие суды общей юрисдикции, говорит Воробьёв.

Результат по делу Беляевой в том числе зависит от выводов судебной экспертизы, констатирует Григорий Зельгин, партнер МКА Москвы Почуев, Зельгин и партнеры . На практике суды часто не предлагают сторонам проводить исследование, не разъясняют последствия отказа от этого, не назначают экспертизу по собственной инициативе, когда вправе так сделать, говорит эксперт. Если для разрешения спора требуются специальные знания, то суды должны всё это делать, обратил внимание ВС. Подобные нарушения допускают и в других делах, замечает Зельгин. Поэтому определение гражданской коллегии —  это сигнал судам по всем категориям дел, а не только о защите чести, достоинства или деловой репутации, считает эксперт.

Соблюдать законодательство о защите чести, достоинства или деловой репутации обязаны не только средства массовой информации, но и обычные граждане, предприниматели. В то же время СМИ должны тщательнее проверять сведения. Поэтому тот факт, что сайт зарегистрирован как сетевое издание мог повлиять на мнение судей гражданской коллегии, считает Виталий Шакин, адвокат, старший партнёр МКА «ЮрСити» . Определение гражданской коллегии будет влиять на деятельность СМИ. ВС мог учесть это при рассмотрении вопроса о принятии дела к рассмотрению, обращает внимание Юрий Воробьёв, партнер Пепеляев Групп .

Суды часто используют аргумент о том, что «сайт-агрегатор комментариев» не зарегистрирован как СМИ, развивает тему Александр Карловский, юрист Кульков, Колотилов и партнеры . Это отмечают как одно из оснований для отказа в иске. В качестве примера эксперт указывает постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 декабря 2021 года по делу № А40-33298/2021. Если определение ВС будет истолковано широко, то оно может повлиять на практику нижестоящих судов по вопросу обязанностей «сайтов-агрегаторов». Эксперт считает, что на них могут возложить такие же обязанности, как и для СМИ. Перечень необходимых действий указан в определении ВС по делу Беляевой: 

-  предоставить техническую возможность на ответ тому, о ком оставлен отзыв;

-  предварительно модерировать информацию, либо проверять её после публикации на присутствие очевидных нарушений. При этом «очевидность» — это оценочная категория, обращает внимание Карловский;

-  проверить достоверность информации при поступлении жалобы;

-  ограничить доступ к информации или указать, что она носит спорный характер — тоже в случае получения жалобы.

Советы владельцам сайтов и пользователям

Чтобы избегать претензий владельцам сайтов нужно активнее взаимодействовать с жалобами пользователей, проверять достоверность информации на сайте, рекомендует Зельгин. Шакин дополнительно советует отмечать спорность отзыва, блокировать доступ к нему до решения суда. Сайтам, которые владельцы зарегистрировали как СМИ, нужно публиковать ответы и опровержения, продолжает Аванесян. 

Зельгин рекомендует пользователям размещать такую информацию, достоверность которой можно будет доказать в случае предъявления требований. Эксперт советует избегать формулировок, которые можно воспринять как утверждение. Нужно использовать «маркеры» личного мнения — «на мой взгляд», «считаю», «полагаю» и т. д., резюмирует Зельгин.

* Имя и фамилия изменены редакцией.


Кирилл Балак

Источник:  https://pravo.ru/story/246416/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66