Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС: Работодатель не обязан оплачивать медосвидетельствование работника на состояние опьянения
18.09.2023
ВС: Работодатель не обязан оплачивать медосвидетельствование работника на состояние опьянения
x
94

Верховный Суд также указал, что в соответствии с законом опьянение работника может быть подтверждено работодателем не только актом медосвидетельствования, но и иными представленными суду доказательствами.По мнению одного эксперта, в настоящее время суды в подавляющем большинстве случаев сразу же принимают сторону работника, игнорируя представленные работодателем доказательства, но ВС РФ подчеркнул допустимость доказывания состояния алкогольного опьянения всеми средствами доказывания, а не только экспертизой. Другая отметила, что ВС в достаточно жесткой форме пресек попытку судов первой и апелляционной инстанций применить ст. 213 ТК РФ в данном деле, поскольку медицинское освидетельствование на состояние опьянения не подпадает под регулирование этой нормы.

 

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 78-КГ23-16-КЗ, в котором подчеркнул, что состояние опьянения работника может быть подтверждено работодателем не только актом медосвидетельствования, но и иными представленными суду доказательствами.

С апреля 2014 г. Сергей Стояльцев работал слесарем-сборщиком двигателей в Санкт-Петербургском АО «Красный Октябрь». 12 марта 2021 г. мужчина появился на работе в состоянии алкогольного опьянения, в связи с этим начальник участка написал докладную записку на имя начальника цеха. При составлении акта о нахождении работника в состоянии алкогольного опьянения на рабочем месте отдел кадров выдал Сергею Стояльцеву направление в медучреждение для прохождения медицинского освидетельствования, в котором указывалось, что за это он должен заплатить 1,6 тыс. руб. Однако работник полагал, что такое освидетельствование должно оплачиваться работодателем, в связи с чем отказался от его прохождения. Далее был оформлен приказ об отстранении сотрудника от работы, который отказался ознакомиться с ним.

С 15 по 28 марта 2021 г. Сергей Стояльцев находился в очередном отпуске, а 29 марта он был уволен на основании подп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса – за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения. Не согласившись с увольнением, мужчина обратился в суд, требуя признать соответствующий приказ незаконным, восстановить его на работе и взыскать с работодателя зарплату за время вынужденного прогула, а также компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб. и расходов на оплату услуг представителя на общую сумму в 150 тыс. руб. Истец указал, что не совершал вменяемое ему работодателем однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, а факт нахождения его на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения не доказан, поскольку медосвидетельствование не проводилось.

Рассмотрев дело, суд пришел к выводу, что увольнение Сергея Стояльцева было произведено с нарушением требований трудового законодательства, поскольку медицинское освидетельствование работника проведено не было, в то время как именно работодатель обязан доказать факт нахождения работника в рабочее время в состоянии алкогольного опьянения. Со ссылкой на ст. 213 ТК РФ в решении отмечалось: предприятие не доказало, что Сергею Стояльцеву было предложено пройти медицинское освидетельствование за счет средств работодателя и с использованием транспортного средства, предоставленного ответчиком.

В связи с этим суд признал приказ об увольнении незаконным и восстановил работника в должности, в его пользу была взыскана зарплата за время вынужденного прогула за период с конца марта 2021 г. по 19 января 2022 г., а также ему была присуждена компенсация морального вреда в размере 5 тыс. руб. и расходов на оплату услуг представителя в размере 40 тыс. руб. Решение в части восстановления на работе и в части взыскания зарплаты за время вынужденного прогула было обращено к немедленному исполнению.

В дальнейшем апелляция и кассация поддержали такое решение. В частности, апелляционный суд счел, что представленные ответчиком в материалы дела доказательства (докладные, служебные записки, акты, направление на медицинское освидетельствование) в отдельности и в их совокупности не отвечают требованиям достаточности и достоверности, в связи с чем не позволяют сделать бесспорный вывод о нахождении истца на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения.

АО «Красный Октябрь» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, Судебная коллегия по гражданским делам которого напомнила: в таких спорах необходимо учитывать, что по основанию, предусмотренному подп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, могут быть уволены работники, находившиеся в рабочее время в месте выполнения трудовых обязанностей в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. При этом не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с таким состоянием. Увольнение по этому основанию может последовать и тогда, когда работник в рабочее время находился в таком состоянии не на своем рабочем месте, но на территории организации либо он находился на территории объекта, где по поручению работодателя должен был выполнять трудовую функцию. При этом, заметил ВС, состояние опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть оценены судом. Он также напомнил со ссылкой на Приказ Минздрава РФ от 18 декабря 2015 г. № 933н, что медицинское освидетельствование проводится в отношении работника, появившегося на работе с признаками опьянения, на основании направления работодателя.

Суд счел, что первая инстанция и апелляция неверно применили нормы материального и процессуального права, а кассация не исправила их ошибки. Они исходили из того, что у работодателя не имелось правовых оснований для увольнения работника, поскольку ответчик не представил суду достаточных доказательств нахождения Сергея Стояльцева на рабочем месте 12 марта 2021 г. в состоянии алкогольного опьянения, так как, по их мнению, факт нахождения сотрудника в рабочее время в состоянии опьянения можно подтвердить лишь медицинским заключением, а ответчик не предоставил работнику возможность пройти такое освидетельствование за счет средств и с использованием транспорта работодателя. Иные же представленные ответчиком доказательства суды сочли не отвечающими требованиям достаточности и достоверности перед единственным, по их мнению, имеющим доказательную силу актом медосвидетельствования на состояние опьянения.

Однако, заметил Верховный Суд, нижестоящие инстанции не учли, что работодателем были приняты меры для направления работника на медосвидетельствование для установления наличия или отсутствия состояния опьянения, однако тот отказался от его прохождения. Каких-либо полномочий на понуждение Сергея Стояльцева пройти необходимое медосвидетельствование у предприятия не имелось. Кроме того, вывод о том, что работодателем не было доказано, что работнику было предложено пройти медицинское освидетельствование за счет средств предприятия, является несостоятельным. ВС пояснил, что ст. 213 ТК регулируются отношения, связанные с обязательными предварительными (при поступлении на работу) и периодическими медицинскими осмотрами работников, занятых на работах с вредными и опасными условиями труда, для определения пригодности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний, и на работодателя возлагается бремя расходов на такие обязательные медицинские осмотры и психиатрические освидетельствования, к которым медицинское освидетельствование на состояние опьянения не относится.

ВС также напомнил, что состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть оценены судом по правилам ст. 67 ГПК РФ. «Не принято во внимание, что ТК РФ, устанавливающий право работодателя применить дисциплинарное взыскание к работнику, допустившему грубое нарушение трудовых обязанностей, выразившееся в появлении на работе в состоянии алкогольного опьянения, не содержит норм о том, что факт такого нарушения должен быть подтвержден только определенными средствами доказывания, то есть закон не определяет круг таких допустимых доказательств. Следовательно, состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения работника может быть подтверждено работодателем не только полученными результатами прохождения работником медицинского освидетельствования, но и иными представленными суду доказательствами», – указано в определении.

Верховный Суд также отметил: апелляция формально указала на то, что представленные работодателем доказательства в отдельности и в их совокупности не отвечают требованиям достаточности и достоверности, в связи с чем не позволяют сделать бесспорный вывод о нахождении Сергея Стояльцева на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения. При этом апелляция не привела круг доказательств, которыми, по ее мнению, может быть подтвержден факт совершения истцом грубого нарушения трудовых обязанностей, выразившегося в появлении на работе в состоянии алкогольного опьянения, тем самым эта инстанция произвольно применила ст. 55, 56, 67 ГПК о доказательствах и доказывании в гражданском процессе. Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций не определили имеющиеся по делу доказательства в совокупности и с точки зрения их достоверности и достаточности. В связи с этим дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Партнер юридической фирмы Five Stones Consulting Александр Карпухин считает, что определение ВС следует рассматривать как выбивающееся из общего тренда современной практики судов по трудовым спорам и с практической точки зрения это очень хороший прецедент. Он пояснил, что сейчас суды в подавляющем большинстве случаев сразу же принимают сторону работника, нередко закрывая глаза на представленные работодателем доказательства, а своим определением ВС подтвердил допустимость доказывания состояния алкогольного опьянения всеми средствами доказывания, а не только экспертизой. «Несмотря на то что этот вывод очевиден как из законодательства, так и из теории гражданского процесса, судебная практика практически всегда идет по другому пути, и суд желает видеть только медэкспертизу как единственный источник достоверной информации о состоянии опьянения, оставляя открытым вопрос о том, что делать, если работник отказался от ее прохождения, не явился на нее и т.п. ВС указал: такой подход некорректен – судам следует рассмотреть и исследовать все доказательства. Вместе с тем рано говорить о новой практике, так как дело направлено на новое рассмотрение и нижестоящие суды, более подробно рассмотрев дело, вполне могут указать на то, что работодатель не доказал факт опьянения», – заметил эксперт.

Руководитель практики юридической фирмы Orlova/Ermolenko Дарья Шевцова отметила, что суды безосновательно не учли разъяснения п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса», согласно которым состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть оценены судом. «При рассмотрении схожих споров судами неоднократно отмечалось, что факт появления работника на работе в состоянии опьянения может фиксироваться по его внешним проявлениям наблюдавшими работника людьми, не являющимися специалистами в таком доказывании, и может подтверждаться любыми достоверными доказательствами: устными (показания свидетелей) и письменными (акты о появлении работника на работе в состоянии опьянения, акты об отстранении работника)», – напомнила она.

По словам эксперта, ВС в достаточно жесткой форме пресек попытку судов первой и апелляционной инстанций применить ст. 213 ТК РФ в данном деле, поскольку медицинское освидетельствование на состояние опьянения не подпадает под регулирование этой нормы. «Полагаю, принятое ВС РФ определение будет способствовать формированию единообразной судебной практики по аналогичным спорам с более тщательным исследованием судами доказательств и исключением формального подхода», – заключила Дарья Шевцова.


Зинаида Павлова
Источник:https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-rabotodatel-ne-obyazan-oplachivat-medosvidetelstvovanie-rabotnika-na-sostoyanie-opyaneniya/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66