Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС разобрался в споре о долге клиента банка по кредитной карте
20.07.2023
ВС разобрался в споре о долге клиента банка по кредитной карте
x
129

Суд указал, когда клиент считается признавшим долг, как в данном случае течет срок исковой давности, можно ли считать это обязательство с неопределенным сроком, а также разъяснил очередность списания денег при недостаточности средств на кредитке.

Один из экспертов «АГ» обратил внимание на положение в кредитном договоре, согласно которому банк при поступлении денег при имеющейся просрочке погашает сначала неустойку, а уже потом основной долг; неустойка в данном случае носит характер санкции, а такой порядок не соответствует нормам ст. 319 ГК РФ. Второй заметил, что Верховный Суд продолжительное время отменяет судебные акты и делает акцент на том, что исковая давность по истребованию всей задолженности по кредиту не прерывается частичным исполнением обязательства.

Верховный Суд опубликовал Определение № 39-КГ23-6-К1 от 13 июня, которым, в частности, разобрался в порядке списания средств с кредитной карты при их недостаточности, когда по условиям договора с банком в первую очередь списывалась неустойка, а затем – основной долг.

9 октября 2005 г. Маргарита Головастикова заключила с АО «Банк Русский Стандарт» кредитный договор. 13 февраля 2006 г. банк открыл ей счет и выпустил банковскую карту, заключив договор о предоставлении и обслуживании карты. 13 июня 2019 г. в связи с неисполнением обязательств по кредитному договору банк выставил Маргарите Головастиковой заключительный счет-выписку на сумму почти в 155 тыс. руб. с датой погашения 12 июля 2019 г.

Поскольку должница не исполнила обязательства, 15 ноября 2021 г. банк обратился к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа на взыскание задолженности за период с 12 февраля 2006 г. по 12 июля 2019 г., и мировой судья вынес приказ о взыскании с женщины в пользу банка более 145 тыс. руб. Однако 3 декабря того же года мировой судья отменил судебный приказ на основании заявления Маргариты Головастиковой.

27 декабря 2021 г. банк обратился в Кировский районный суд г. Курска с иском о взыскании задолженности по кредиту. Суд пришел к выводу, что женщина допустила просрочку погашения кредита и уплаты процентов по договору начиная с 12 января 2017 г., а потому на момент обращения банка к мировому судье срок исковой давности истек, в связи с чем он отказал в иске.

Отменяя решение первой инстанции и удовлетворяя иск, апелляция указала, что в пределах сроков давности по каждому платежу Маргарита Головастикова вносила суммы, превышающие минимальный платеж, что свидетельствует о признании заемщиком долговых обязательств перед банком. Кроме того, последний платеж по договору внесен 13 марта 2019 г., а после выставления заключительного счета женщина продолжила погашать долг вплоть до 24 января 2020 г. Кассация согласилась с выводом суда апелляционной инстанции о том, что срок исковой давности банком не пропущен. Суд так же указал, что минимальный платеж не является формой возврата кредита, срок возврата кредита определен моментом востребования путем выставления банком заключительного счета-выписки.

Маргарита Головастикова обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС заметил, что по общему правилу начало течения срока определено моментом, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении его права, частным случаем которого является неисполнение должником обязательства в определенный срок. Как исключение закон допускает существование обязательств с неопределенным сроком исполнения и обязательств до востребования, способных внести неопределенность в гражданский оборот, в связи с чем законодателем внесены изменения, устанавливающие предельный срок исковой давности, исчисляемый с момента возникновения обязательств. Применительно к обязательствам с определенным сроком исполнения, которые по условиям обязательства исполняются по частям, течение срока исковой давности исчисляется в отношении каждой неисполненной части обязательства.

Верховный Суд сослался на п. 24 Постановления Пленума ВС от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК об исковой давности», которым разъяснено, что течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

В Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденном Президиумом ВС 22 мая 2013 г., также разъяснено, что при исчислении сроков исковой давности по требованиям о взыскании просроченной задолженности по кредитному обязательству, предусматривающему исполнение в виде периодических платежей, суды применяют общий срок исковой давности (ст. 196 ГК), который подлежит исчислению отдельно по каждому платежу со дня, когда кредитор узнал или должен был узнать о нарушении своего права (п. 3).

Верховный Суд пояснил, что в соответствии с п. ст. 819 ГК по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Кредит предоставляется банком всякий раз при совершении клиентом расходных операций с использованием карты в размере недостаточности денежных средств самого клиента на счете карты. При этом каждый расчетный период, то есть каждый месяц, банк формирует счет-выписку с указанием даты и размера минимального платежа, определяемого от размера задолженности клиента, а клиент обязан ежемесячно вносить минимальный платеж на счет карты, денежные средства с которого списываются банком в погашение задолженности по кредиту и на уплату процентов по нему. За просрочку внесения минимального платежа предусмотрена неустойка (штраф), именуемая платой за пропуск минимального платежа. Завершение расчетов путем выставления банком заключительного счета-выписки, подчеркнул Суд, не отменяет условия договора об обязанности заемщика ежемесячно вносить платежи в размере, определяемом к каждому расчетному периоду отдельно. С учетом изложенного выводы суда кассационной инстанции о том, что обязательство клиента является обязательством с неопределенным сроком и не предусматривает периодических платежей, противоречат приведенным нормам права и условиям договора сторон. В частности, представленный банком расчет задолженности ответчика является помесячным, а при обращении за выдачей судебного приказа банк просил взыскать задолженность ответчика за определенный период.

Также Верховный Суд посчитал, что нельзя согласиться и с выводами апелляционной инстанции о прерывании исковой давности в отношении всей суммы долга и признании ответчиком всего долга путем его частичного погашения. Статьей 203 ГК установлено, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Данная норма является императивной и не может быть изменена соглашением сторон. По смыслу данной нормы закона для перерыва течения исковой давности признание долга со стороны должника должно быть ясным и недвусмысленным. Совершение клиентом обычных операций по кредитной карте, в том числе пополнение средств на счете, по умолчанию не может быть квалифицировано как признание всего долга, выставляемого банком, заметил ВС. А в п. 20 Постановления Пленума № 43 указано, что течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга. Признание части долга, в том числе путем уплаты его части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником. В тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь части долга, такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим платежам.

Кроме того, ВС заметил, что, согласно ст. 319 ГК, сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем проценты, а в оставшейся части – основную сумму долга. Как разъяснено в п. 37 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК об обязательствах и их исполнении», по смыслу ст. 319 ГК под упомянутыми в ней процентами понимаются проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами. Проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности, например проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, к указанным в ст. 319 ГК процентам не относятся и погашаются после суммы основного долга. Положения ст. 319 ГК, устанавливающие очередность погашения требований по денежному обязательству, могут быть изменены соглашением сторон. Однако соглашением сторон может быть изменен порядок погашения только тех требований, которые названы в ст. 319 ГК.

Аналогичные разъяснения содержатся в п. 49 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК об ответственности за нарушение обязательств». Как заметил ВС, из условий кредитного договора следует, что денежные средства со счета клиента банком списывались сначала в счет неустойки, а затем – в счет основного долга. Такая очередность списания при недостаточности средств на счете ведет к увеличению размера задолженности, однако судами апелляционной и кассационной инстанций этому оценки не дано. Таким образом, Судебная коллегия отменила решения апелляции и кассации и направила дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

В комментарии «АГ» юрист по банкротству компании «Финансово-правовой альянс» Евгения Боднар заметила, что для практики в целом вопрос течения срока исковой давности уже набил оскомину, однако в рассматриваемом случае речь идет о кредитной карте, где сумма выданных денег может варьироваться за каждый период и ограничивает ее лишь кредитный лимит, то есть речь идет об отсутствии четко установленного графика платежей. «Вопрос свелся к тому, нужно ли считать срок исковой давности с момента выставления заключительного счета (т.е. требования об оплате всей суммы долга) или же по каждому просроченному платежу отдельно. При этом все осложнилось тем, что должник в условиях просрочки продолжал вносить деньги в размере более минимального платежа, что было истрактовано как признание долга, прерывающее течение срока исковой давности», – отметила эксперт.

Евгения Боднар указала, что Верховный Суд применил «классическую» позицию, закрепленную постановлением Пленума № 43, согласно которой срок исковой давности должен считаться с момента просрочки каждого отдельного платежа. И, несмотря на то что в договоре сторонами не был формализован какой-либо конкретный срок возврата денег, тот все же предусматривал конкретный расчетный период – месяц. «Это позволяет говорить о том, что обязательство позволяет точно определить день его исполнения, и Верховный Суд верно пришел к выводу, что срок исковой давности исчисляется по наступлению просрочки по каждому ежемесячному платежу. Учитывая популярность кредитных карт, нарушать стабильность оборота, признавая их обязательствами с неопределенным сроком исполнения, было бы неразумно», –прокомментировала юрист.

Евгения Боднар заметила, что Верховный Суд обратил внимание на положение в кредитном договоре, согласно которому банк при поступлении денег при имеющейся просрочке погашает сначала неустойку, а уже потом основной долг. Неустойка в данном случае носит характер санкции, и данный порядок не соответствует нормам ст. 319 ГК РФ. Установленный банком порядок приводит к тому, что заемщик по факту может попасть в долговую яму: не успев погасить прошлую неустойку, он получает новую, если денег погасить основной долг уже нет. «Это удобный способ заработка для банка, весьма популярный на заре потребительского кредитования в России (кредит был выдан еще в 2006 г.), однако не соответствующий закону. Учитывая это, логично, что нижестоящим судам теперь придется разобраться в структуре погашения задолженности», – заключила эксперт.

Управляющий партнер Юридической фирмы LEXING Андрей Тишковский удивился тому, что в правоприменительной практике судов снова произошел подобный случай, так как ВС продолжительное время отменяет судебные акты и делает акцент на том, что исковая давность по истребованию всей задолженности по кредиту не прерывается частичным исполнением обязательства. Эксперт обратил внимание, что такая позиция не является новой, еще в 2001 г., в совместном Постановлении Пленумов ВС от 12 ноября 2001 г. № 15 и ВАС от 15 ноября 2001 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК об исковой давности», было закреплено, что течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу (п. 10 постановления).

«При этом следует учитывать, что в случае совершения должником платежей по кредиту, часть платежей по которому просрочена более трех лет, исполнение засчитывается в счет просроченных платежей с неистекшим сроком исполнения, о чем было указано в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда от 1 марта 2022 г. № 44-КГ21-17-К7», – отметил Андрей Тишковский. Таким образом, посчитал он, определение скорее направлено на сохранение единообразия сформированной судебной практики и не является по своей сути меняющим подход к рассмотрению подобных дел.

 

Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razobralsya-v-spore-o-dolge-klienta-banka-po-kreditnoy-karte/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66