Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

Защита использовала доказательства стороны обвинения для оправдания подзащитного
17.05.2021
Защита использовала доказательства стороны обвинения для оправдания подзащитного
x
35

Присяжные единогласно признали подсудимого не причастным к преступлению, несмотря на то что им стало известно о его прошлых судимостях, в том числе за убийство.

Адвокаты Дмитрий Палатов и Армен Мартиросян рассказали «АГ», как им удалось добиться оправдания подзащитного. Они сообщили, что прокуратура уже внесла апелляционное представление, хотя нарушения при рассмотрении дела были допущены именно стороной обвинения.

13 апреля Кузьминский районный суд г. Москвы на основе вердикта присяжных заседателей вынес оправдательный приговор (есть у «АГ») мужчине, обвиняемому в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть. Защиту обвиняемого осуществляли адвокаты АП г. Москвы Дмитрий Палатов, вступивший в дело на стадии предварительного следствия, и Армен Мартиросян, вступивший в дело на стадии судебного рассмотрения, которые рассказали «АГ» о нюансах уголовного дела.

По версии следствия, ночью 6 июня 2020 г. гражданин Р., будучи в состоянии алкогольного опьянения, нанес своему знакомому К. несколько ударов в лицо и голову, отчего последний дважды упал на пол и получил травмы головы. К. был доставлен нарядом скорой помощи в московскую больницу. Спустя три дня пострадавший скончался в реанимационном отделении от закрытой черепно-мозговой травмы, осложнившейся отеком головного мозга. В связи с этим Р. были предъявлены обвинения по ч. 4 ст. 111 УК РФ, в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Уголовное дело рассматривалось в Кузьминском районном суде г. Москвы с участием присяжных заседателей. В суде Р. не признавал свою вину. По его словам, он был близким другом покойного и действительно нанес тому три легких удара в лицо за неудачные шутки, но они никак не могли привести к смерти потерпевшего.

В материалах уголовного дела имелось заключение судмедэкспертизы, результаты которой показали, что ряд имевшихся на теле покойного травм имеют поверхностный характер, поэтому их следует расценивать как не причинившие вреда здоровью человека. В то же время, как отмечалось в этом документе, именно закрытая черепно-мозговая травма вкупе с другими повреждениями состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти К.

Сторона обвинения настаивала на доказанности вины Р. собранными доказательствами и показаниями ряда свидетелей. При этом мать К., которая в рамках дела заявила гражданский иск к Р. о взыскании морального вреда и расходов на погребение сына, в заседании сообщила присяжным, что у подсудимого имеются две судимости, одна из которых за убийство. После этого женщина получила замечание от судьи и была удалена из судебного заседания.

Адвокаты настаивали на непричастности Р. к преступлению в связи с отсутствием причинно-следственной связи между нанесением трех легких ударов в лицо, которые не могли привести к появлению у его друга закрытой черепно-мозговой травмы, и смертью К. В уголовном деле, как подчеркнула защита, имелось вещественное доказательство – металлический газовый ключ со следами пота и крови потерпевшего, а также иного неустановленного лица, но без следов обвиняемого, что подтверждалось заключением экспертизы. В связи с этим они высказали предположение, что к преступлению было причастно неустановленное лицо или же смерть потерпевшего могла наступить в результате врачебной ошибки во время оказания ему медпомощи.

Доводы защитников убедили присяжных, и они единогласно признали Р. не причастным к смерти К. Суд оправдал обвиняемого на основании п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК, признав за ним право на реабилитацию.

Прокуратура уже подала апелляционное представление (имеется у редакции), в котором отмечено, что приговор вынесен при наличии существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание данных присяжными ответов на поставленные вопросы. Гособвинение, в частности, заявило, что подсудимый пытался вызвать у присяжных чувство сострадания и предубежденности в его невиновности своими утверждениями о том, что он потерял друга, а сторона защиты сообщила им сведения, порочащие потерпевшего, и данные о личности обвиняемого. По мнению прокуратуры, председательствующий судья не останавливал защиту и обвиняемого и тем самым допустил эти нарушения.

В возражениях на доводы прокуратуры адвокаты отметили, что каких-либо нарушений, которые ограничивали бы право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов, на содержание данных присяжными ответов, не имеется. «Доводы прокурора о том, что стороной защиты выяснялись или оглашались в присутствии присяжных заседателей данные о личностях потерпевшего или же обвиняемого, как в процессе судебного следствия, так и в прениях, являются голословными и ничем не подтвержденными», – подчеркнул Дмитрий Палатов. Армен Мартиросян добавил, что сторона обвинения и потерпевшая К. сами в нарушение закона донесли до присяжных сведения о прежних судимостях обвиняемого, что прямо запрещено законом.

Комментируя «АГ» приговор, Дмитрий Палатов рассказал, что в ходе судебного следствия были допрошены 8 свидетелей стороны обвинения, исследованы вещественные доказательства и заключения экспертов. «Ни один из свидетелей не указал на обвиняемого как на лицо, совершившее преступление. Ни на одном из вещественных доказательств не обнаружены биологические следы обвиняемого. Государственный обвинитель сам не понял, что предоставленные им доказательства вины подсудимого, благодаря нашей работе, превратились в доказательства невиновности подсудимого и в большей степени оправдывали его», – подчеркнул он.

Защитник добавил, что сам обвиняемый не оспаривал факт нанесения потерпевшему ударов. «Однако, как показала судебно-медицинская экспертиза, эти удары не повлекли тяжких последствий для здоровья потерпевшего. Обвиняемый был близким другом потерпевшему, и органы следствия предположили, что ранее судимый за убийство местный житель успешно подойдет в роли обвиняемого, причинившего тяжкий вред здоровью своего товарища. Исходя из заключения судебно-медицинской экспертизы, тело потерпевшего было достаточно серьезно изувечено, обвиняемому же органы следствия вменяли нанесение трех ударов лишь в область лица», – пояснил Дмитрий Палатов.

Адвокат добавил, что, несмотря на то что сторона обвинения в нарушение закона сообщила присяжным сведения о ранних судимостях подсудимого, это ей не помогло. «К сожалению, в сегодняшних наших реалиях сложилась порочная практика, когда стороне обвинения в судебном процессе можно практически все, а стороне защиты приходится прикладывать колоссальные усилия, чтобы доказывать даже самые очевидные вещи, хотя, согласно действующему законодательству, бремя доказывания лежит на стороне обвинения», – отметил Дмитрий Палатов.

Он добавил, что во многом оправдательному вердикту способствовала высококвалифицированная и качественная работа адвоката Армена Мартиросяна: «Он является профессионалом в делах, рассматриваемых с участием присяжных заседателей, у которого оправдательный приговор в суде присяжных уже далеко не первый».

В свою очередь, Армен Мартиросян считает, что вынесению оправдательного приговора способствовало в первую очередь то, что еще на стадии предварительного следствия Дмитрий Палатов не допустил, чтобы подсудимый себя оговорил. «Во-вторых, в уголовном деле имелось интересное вещественное доказательство, до которого стороне обвинения не было абсолютно никакого дела, – это металлический газовый ключ со следами пота и крови потерпевшего и неустановленного лица. При этом согласно проведенной экспертизе, заключение которой также имелось в материалах уголовного дела, какие-либо следы подсудимого на данном газовом ключе отсутствовали, что также подтверждало его невиновность. Кроме того, очень важным доказательством было заключение судебно-медицинской экспертизы, которая, с одной стороны, косвенно доказывала вину подсудимого, а с другой, оправдывала его – в этом случае полагаю, что сторона защиты была убедительнее, чем сторона обвинения», – подчеркнул адвокат.

По словам Армена Мартиросяна, обвинительный уклон уже никого не удивляет, однако в какой-то момент присяжные начинают видеть в лице председательствующего судьи и прокурора единую команду, делающую одну и ту же работу, имеющих одну цель – «посадить подсудимого», и неважно, виновен он или нет. «Считаю, что суд и прокурор, работая так, как привыкли работать в обычных делах, рассматриваемых без присяжных заседателей, никогда не получат желаемого результата в делах с их участием. Там своя специфика, и присяжные должны видеть судью, который соблюдает как минимум принципы состязательности и равноправия сторон, а они видят в судье второго прокурора, что уже, с точки зрения простых людей, не может быть справедливо», – заключил Армен Мартиросян.

Он также выразил благодарность в адрес Федеральной палаты адвокатов РФ за организацию и проведение вебинаров и предоставление возможности повысить квалификацию всем адвокатам: «Полагаю, что подобные мероприятия не помешали бы также как государственным обвинителям, так и судьям».

Зинаида Павлова

 

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/zashchita-ispolzovala-dokazatelstva-storony-obvineniya-dlya-opravdaniya-podzashchitnogo/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66