Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Проблемы обжалования приговора по выделенному уголовному делу
17.01.2024
Проблемы обжалования приговора по выделенному уголовному делу
x
300

Адвокаты обратили внимание СФ на проблемы обжалования приговора по выделенному уголовному делу.
Они указали, что участник основного уголовного дела ограничивается как в возможности защищаться всеми не запрещенными законом способами, так и в процессуальной возможности обжаловать в кассационном порядке приговор по выделенному уголовному делу.

В комментарии «АГ» один из обратившихся в Совет Федерации адвокатов указал, что привлечение внимания юридического сообщества к таким пробелам и здоровая дискуссия в публичном поле может и должно привести к урегулированию либо содержания, либо толкования законодательства в этой части. Другой выразил надежду, что данное обращение изменит порочную практику и однозначно закрепит безусловное право и возможность стороны защиты пользоваться процессуальным механизмом обжалования судебных актов, принятых по выделенным уголовным делам. Эксперты «АГ» поддержали своих коллег, подчеркнув актуальность затронутой темы. В ФПА отметили, что увеличение количества оснований для выделения уголовных дел в отношении соучастников преступлений и распространение процессуальных ситуаций, связанных с изменением территориальной подсудности, привели к системной проблеме, на которую обратили внимание адвокаты в своем обращении.

Как стало известно «АГ», адвокаты АП Московской области, МКА LAW&LIBERTY Игорь Исаев и Андрей Перов направили в Научно-экспертный совет при председателе Совета Федерации обращение (есть у «АГ»), в котором обратили внимание Валентины Матвиенко (является председателем НЭС) на системную проблему невозможности обжалования приговора по выделенному уголовному делу участником основного дела.

Суть обращения

Игорь Исаев и Андрей Перов являются защитниками бывшего вице-мэра г. Сочи Сергея Юрина. По версии следствия, Сергей Юрин, адвокат Л. и иные лица объединились в организованную группу с целью получения взяток от предпринимателя С. На стадии предварительного следствия Л. и С. заключили досудебное соглашение о сотрудничестве, на основании чего уголовные дела в отношении них были выделены в отдельное производство.

Впоследствии С. отказался от соглашения о сотрудничестве, поэтому в отношении него приговор постановлен районным судом г. Москвы в общем порядке в июле 2021 г., а в отношении Л. приговор постановлен – на основании досудебного соглашения о сотрудничестве – в особом порядке в сентябре 2021 г. При рассмотрении этих дел была установлена виновность участника основного дела Сергея Юрина в совершении преступлений, хотя он в этих делах не участвовал, пояснили защитники.

В обращении указано, что в результате в основу обвинительного приговора в отношении Сергея Юрина были положены обвинительные приговоры в отношении Л. и С. При этом в рамках апелляционного производства по основному делу суд удовлетворил ходатайство стороны обвинения и приобщил в качестве доказательств приговоры по выделенным уголовным делам. Таким образом, как считают адвокаты, приговоры по выделенным уголовным делам в отношении Л. и С. грубо нарушили права и законные интересы их доверителя.

Игорь Исаев и Андрей Перов пояснили, что согласно ст. 401.3 УПК РФ участник основного уголовного дела вправе обжаловать приговор по выделенному уголовному делу как в порядке сплошной, так и выборочной кассации. Для обжалования в порядке выборочной кассации участник основного дела имеет право получать заверенные копии судебных актов, которыми решено по существу выделенное уголовное дело. Вопреки этому, как указали адвокаты, в уголовном деле в отношении Сергея Юрина была продемонстрирована проблема наличия механизмов, позволяющих судьям заблокировать обжалование участником основного уголовного дела приговора по выделенному делу, а равно отсутствие механизмов, императивно и доступно устанавливающих единообразный порядок толкования и применения норм права.

Так, в обращении указано, что Сергею Юрину было заблокировано обжалование приговора в отношении участника выделенного уголовного дела в порядке сплошной кассации путем произвольного возвращения кассационной жалобы и непринятия ее к производству. Как пояснили адвокаты, фактически судья районного суда г. Москвы сама рассмотрела кассационную жалобу на вынесенный ею же приговор и отказала в ее удовлетворении. Также было заблокировано обжалование приговора в отношении участника выделенного уголовного дела в порядке выборочной кассации путем произвольного отказа в выдаче заверенных копий обжалуемых судебных актов.

Игорь Исаев и Андрей Перов подчеркнули, что районный суд г. Москвы неоднократно отказал защитникам Сергея Юрина в ознакомлении с судебными актами в отношении Л. и С., как выяснилось, по причине неучастия их в данных уголовных делах. По мнению адвокатов, очевидна несостоятельность такой позиции, поскольку они запрашивали документы по выделенным уголовным делам не потому, что «являются участниками» по ним, а потому, что эти документы имеют значение для защиты прав и законных интересов их доверителя, в том числе для обжалования приговоров по выделенным делам.

Адвокаты указали, что в соответствии с ч. 1 ст. 401.2 УПК вступившее в законную силу судебное решение может быть обжаловано иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы. Права и законные интересы участника основного уголовного дела могут быть затронуты приговором по выделенному делу в том случае, если последним нарушены пределы судебного разбирательства – например, установлена виновность участника основного дела, как в рассматриваемом деле.

Авторы обращения обратили внимание на то, что отдельными судебными решениями подтверждается право участника основного уголовного дела обжаловать приговор, постановленный в рамках выделенного уголовного дела (Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 30 марта 2023 г. по уголовному делу № 77-1582/2023). В результате возникает ситуация явного правового неравенства, ведь получается, что, если бы дело рассматривалось в судах Челябинского региона (как в приведенном выше судебном решении), конституционные права Сергея Юрина не были бы нарушены, указали адвокаты.

Игорь Исаев и Андрей Перов считают, что вследствие отсутствия в УПК конкретно закрепленного механизма ознакомления с материалами уголовного дела, в том числе получения заверенных копий судебных актов, которые затрагивают права лица, участник основного дела лишается возможности подать кассационную жалобу по формальным основаниям. Этим, в совокупности, участник основного уголовного дела ограничивается как в возможности защищаться всеми не запрещенными законом способами, так и в процессуальной возможности обжаловать в кассационном порядке приговор по выделенному уголовному делу, подытожили они.

Таким образом, они просили НЭС разъяснить возникшую правовую ситуацию, уголовно-процессуальное законодательство, в том числе ст. 401.2 УПК РФ, ст. 401.4 УПК РФ, и поставить на обсуждение совета следующие вопросы:

-  Обязан ли суд обеспечить участнику основного уголовного дела в г. Москве возможность реализации права на обжалование вступивших в законную силу судебных актов по выделенным уголовным делам, затрагивающим его права и законные интересы, наравне с участниками основных уголовных дел в г. Челябинске и других регионах РФ?

-  Вправе ли судья суда первой инстанции в порядке сплошной кассации фактически рассматривать кассационную жалобу на свой же приговор по существу и принимать решение о возвращении жалобы на основании того, что кассатор, по мнению судьи, не является надлежащим субъектом обжалования?

-  Является ли рассмотрение судьей суда первой инстанции кассационной жалобы на свой же приговор выходом за пределы полномочий и закрепленной компетенции?

-  Имеет ли право Сергей Юрин получить заверенные копии судебных актов по выделенным делам в отношении Л. и С., которые являются членами организованной группы, приговоры в отношении которых установили его виновность и положены в основу его приговора?

-  Могут ли существовать ограничения в получении лицом заверенных копий судебных актов, если они необходимы ему для реализации права на их обжалование?

В комментарии «АГ» Игорь Исаев пояснил, что в данном случае адвокаты столкнулись с намеренным блокированием доступа к правосудию. Рассмотрение кассационной жалобы на приговор судьей, вынесшей этот приговор, по его мнению, находится за рамками уголовно-процессуального закона и здравого смысла. «Подобные злоупотребления продиктованы возможностью двоякого толкования закона и отсутствием императивных механизмов для ряда исключительных случаев, которые должны быть пошагово прописаны во избежание подобных прецедентов. Привлечение внимания юридического сообщества к таким пробелам и здоровая дискуссия в публичном поле может и должно привести к урегулированию либо содержания, либо толкования законодательства в этой части», – указал защитник.

Андрей Перов с сожалением отметил, что описанная ими проблема является очередным проявлением нарушения права на защиту. «Мало того, что по делам с участием лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, сторона защиты сталкивается с серьезными препятствиями, так еще и в дальнейшем лишается права на обжалование очевидно незаконного приговора, постановленного в особом порядке по выделенному уголовному делу. И чинит эти препятствия не сторона обвинения, а суд первой инстанции», – пояснил адвокат.

По словам Андрея Перова, причиной обращения послужило именно то, что судебная система не в состоянии или не желает рассматривать вопрос о правомерности действий своих отдельных представителей. Защитник выразил надежду, что данное обращение изменит порочную практику и однозначно закрепит безусловное право и возможность стороны защиты пользоваться процессуальным механизмом обжалования судебных актов, принятых по выделенным уголовным делам.

Адвокаты поддержали коллег

Адвокат АК LawGuard Ангелина Малахова отметила, что затронутая тема действительно актуальна, однако, по ее мнению, проблема несколько глубже. «Несмотря на то что в ст. 90 УПК вносились изменения, исключающие преюдициальное значение приговоров, постановленных судами в соответствии со ст. 226.9, 316, 317.7 УПК, адвокат считает, что ст. 90 УПК все-таки морально устарела. Данная норма препятствует обвиняемому защищать себя путем доказывания отсутствия события или состава преступления, в котором он обвиняется, в том случае, если они ранее были установлены приговором суда по другому делу, в котором он не являлся участником преступления», пояснила она.

Адвокат добавила, что актуальность поднятой авторами обращения проблемы подтверждается, например, уголовным делом в отношении гражданина К., которое рассматривается в Свердловском областном суде. «Дело в отношении К. порядка 10 лет назад было выделено из основного дела в отдельное производство. Затем несколькими приговорами, вынесенными как в общем, так и в особом порядке, установлены обстоятельства, которые подтверждают событие и состав преступления, в котором он обвиняется. В настоящее время рассматривается ранее выделенное уголовное дело в отношении К. При этом все доводы защиты об отсутствии в действиях их доверителя события и состава преступления суд первой инстанции отверг, ссылаясь на приговоры, вступившие в законную силу. Кассационные жалобы, поданные в порядке выборочной и сплошной кассации, суды вернули, оставив без рассмотрения, поскольку К. не является участником дел, по которым вынесены преюдициальные приговоры», – рассказала Ангелина Малахова.

Она отметила, что в настоящее время адвокаты К. готовят аналогичное обращение в Совет Федерации. Ангелина Малахова подчеркнула, что при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции по уголовному делу в отношении К., уже после выступления стороны защиты в прениях, двое из трех судей заявили самоотвод, после чего сторона защиты заявила ходатайство об изменении территориальной подсудности.

Адвокат Московского филиала Ростовской областной коллегии адвокатов «Советник» Павел Зубицкий считает, что заявители коснулись актуальной проблемы последних лет – преюдициального значения приговоров по делам с досудебными соглашениями о сотрудничестве. Адвокат напомнил, что ст. 90 УПК РФ предусматривает недопустимость преюдиции при досудебном соглашении. Именно поэтому поднятая проблема в большей степени относится к порочному правоприменению, нежели к пробелам в законодательстве. Он пояснил, что в многоэпизодных групповых преступлениях следствие находит «звено», которое под воздействием иллюзий о снисхождении подписывает досудебное соглашение и признается во всем, что сформулировано оперативными сотрудниками и следователем. Порой таким обвиняемым не оставляют возможности корректировать содержание досудебного соглашения. В дальнейшем такой приговор с «полным признанием вины и подтверждением фактов» приобретает преюдициальное значение.

«По неведомой здравому юридическому пониманию причине суд считает себя связанным ранее вынесенным приговором. Дальнейший судебный процесс для остальных фигурантов уголовного дела приобретает черты безальтернативной неизбежности обвинительного приговора. Увы, адвокаты в рассматриваемом обращении описывают общую боль нашего корпоративного сообщества. Коллеги справедливо указывают в обращении на четкое нормативное регулирование процедуры апелляционного обжалования и соблюдения прав других обвиняемых. Ответы Совета Федерации на эти вопросы очевидны – любые судебные акты могут и должны обжаловаться теми, кого они непосредственно касаются. Создание для судов очередных обязывающих норм представляется не столь эффективным. Радикальные реформы требуют системных изменений, а точечные поправки приводят лишь к нормативному нагромождению»,– поделился мнением адвокат.

В ФПА согласны, что проблема носит комплексный характер

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн считает, что увеличение количества оснований для выделения уголовных дел в отношении соучастников преступлений и распространение процессуальных ситуаций, связанных с изменением территориальной подсудности, привели к системной проблеме, на которую обратили внимание адвокаты в своем обращении.

Как полагает Евгений Рубинштейн, описанная в обращении проблема носит комплексный характер и имеет в своей основе не только недостаточность нормативного регулирования, но и сформированные у большинства представителей судейского сообщества внутренние профессиональные установки, особенности юридической техники при написании судебных актов, сложность преюдициальных конструкций. «Прежде всего, следует обратить внимание на противоречия между нормативным регулированием и судебной практикой. С точки зрения закона постановленный приговор по выделенному уголовному делу не имеет преюдициального значения и, соответственно, не может использоваться в доказывании по основному уголовному делу в связи с тем, что обвиняемый по основному уголовному делу не участвовал в выделенном деле. Более того, такое лицо даже не может быть поименовано в приговоре по выделенному уголовному делу (как правило, используется формулировка “лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство”», – подчеркнул советник ФПА.

Однако он отметил, что, несмотря на прямой запрет использования таких приговоров по основному уголовному делу, суды учитывают их при формировании выводов, а некоторые даже прямо указывают на них. Как пояснил Евгений Рубинштейн, основным мотивом в использовании приговоров по выделенным уголовным делам в основном уголовном деле служит внутренняя профессиональная установка не допустить противоречий в описании фактических обстоятельств совершения преступления. Иначе, по мнению представителей судебной власти, в двух судебных актах, но по одному и тому же факту, от имени государства будут установлены разные обстоятельства, это же дискредитирует сущность и эффективность работы судебных органов.

«В силу независимости статуса судей, разных доказательств, исследуемых по каждому из дел, особенностей процедуры и предмета доказывания приговоры по выделенному и основному уголовному делу могут содержать разные выводы о фактических обстоятельствах и виновности подсудимых. В законе должна быть процедура рассмотрения подобных приговоров на уровне проверочных инстанций, которая могла бы разрешить возникающие противоречия. Сейчас такой процедуры нет, но сформирована практика, когда суды кассационной инстанции отдают предпочтение установленным фактам в форме судебного разбирательства, предусматривающей больше процессуальных гарантий обвиняемому», – считает Евгений Рубинштейн.

По его словам, сложность преюдициальных конструкций и отсутствие детальных разъяснений указанных выше и многих других вопросов использования приговоров по выделенным уголовным делам в основном уголовном деле приводит судей к необходимости использования простых взаимосвязей – лучше просто и одинаково описать факты, учитывая уже вступивший в законную силу приговор, чем обосновывать иной вывод и, тем самым, ставить свой приговор под критику стороны обвинения, которая будет ссылаться в проверочной инстанции на противоречия и необходимость учета «проверенного» приговора. «Все это сформировало порочную систему, которой пользуются представители стороны обвинения. Им достаточно добиться признательных показаний, оформить их в процедуре досудебного соглашения о сотрудничестве и рассмотреть выделенное уголовное дело в особом порядке. Учитывая вышеизложенное, о приговоре по основному уголовному делу можно дальше не тревожиться. Поэтому, безусловно, поднятая коллегами проблема актуальна и должна найти свое законодательное разрешение», – заключил советник ФПА.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/advokaty-obratili-vnimanie-sf-na-problemy-obzhalovaniya-prigovora-po-vydelennomu-ugolovnomu-delu/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66