Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00
Суббота: (по записи) 11:00-14:00

НОВОСТИ

Значимое для адвокатов решение суда
18.11.2020
Значимое для адвокатов решение суда
x
26

Адвокат добился отмены решения о признании законным запрета защитникам проносить телефоны в отдел полиции.

Саратовский областной суд опубликовал апелляционное определение, которым отменил решение первой инстанции об отказе в удовлетворении административного иска адвоката о признании незаконными действий ГУ МВД России по Саратовской области, выразившихся в запрете проноса телефона на территорию отдела полиции. Апелляция заметила, что в возражениях руководство ГУ МВД России по Саратовской области не привело ни одной нормы федерального закона, из которого следовал бы запрет совершения адвокатом указанных в иске действий. В комментарии «АГ» адвокат Иван Фролов назвал это решение значимым для всех адвокатов и выразил надежду, что теперь воспрепятствование адвокатской деятельности со стороны ГУ МВД России по Саратовской области будет пресечено. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн заметил, что апелляционное определение в концентрированном виде содержит правильное и мотивированное обоснование позиции, которую изначально озвучивали представители адвокатского сообщества.

Запрет проноса телефонов

Как сообщалось ранее, 31 октября 2019 г. Иван Фролов прибыл в Главное управление МВД по Саратовской области для оказания юридической помощи доверителю. Дежуривший на проходной сотрудник полиции потребовал сдать телефон, на что адвокат сообщил, что тот не имеет права препятствовать проносу телефона, так как он необходим для реализации прав, предоставленных Законом об адвокатуре для оказания квалифицированной юридической помощи.

Сотрудник полиции в свою очередь ответил, что имеет указание руководства в распоряжении для служебного пользования, согласно которому запрещен проход в подразделения ведомства посетителей, не сдавших технические средства фото- и видеофиксации, средства связи в специальные камеры хранения.

Иван Фролов направил обращение начальнику ГУ МВД России по Саратовской области Николаю Трифонову с просьбой сообщить реквизиты приказа, запрещающего пронос адвокатами средств связи, и отменить его. В ответе указывалось, что в действиях сотрудников полиции отдельной роты по охране объектов органов внутренних дел Управления МВД России по г. Саратову отсутствуют нарушения нормативных правовых актов, регламентирующих обеспечение пропускного режима на территорию объектов территориального органа МВД России.

В ответе также отмечалось, что положения Закона о противодействии терроризму предусматривают, что одним из основных принципов противодействия терроризму является приоритет мер его предупреждения, в целях осуществления которых федеральные органы исполнительной власти, в том числе полиция, являясь составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, осуществляют противодействие терроризму в пределах своих полномочий. В соответствии со ст. 4 Закона о государственной тайне к полномочиям органов государственной власти отнесено выполнение мероприятий по защите государственной тайны на подведомственных им предприятиях, в учреждениях и организациях в соответствии с требованиями законодательства РФ. В целях обеспечения требования режима секретности, безопасности и антитеррористической защищенности зданий, сооружений, помещений и иных объектов территориальных органов внутренних дел Саратовской области, а также в соответствии с п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции сотрудник полиции вправе требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых полицией объектах.

«Сообщаю, что пронос средств фото- и видеофиксации на охраняемые объекты органов внутренних дел возможен для их использования участниками уголовного судопроизводства, в процессе ознакомления с материалами уголовного дела (снятия копий), в порядке, предусмотренном ст. 216, 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по согласованию с руководителем следственных подразделений и организации дознания. Одновременно сообщаю, что при проходе на территорию охраняемых объектов органов внутренних дел в остальных случаях посетителям предлагается сдать находящиеся при них технические средства видеофиксации, средства связи в специальные камеры хранения, расположенные в фойе объектов органов внутренних дел. Запрещается проход на территорию охраняемого объекта органа внутренних дел посетителей, отказавшихся сдать данные технические средства на хранение», – подчеркивалось в ответе.

Обращение в суд

В феврале 2020 г. Иван Фролов обратился с административным исковым заявлением в Кировский районный суд г. Саратова. Он попросил признать действия ГУ МВД России по Саратовской области, выразившиеся в запрете проноса 31 октября 2019 г. и 29 января на территорию административного здания ГУ МВД России по Саратовской области телефона, незаконными. Также он попросил обязать ведомство не препятствовать в проносе телефона.

Рассмотрев материалы дела, суд отказал в удовлетворении административных исковых требований.

Он отметил, что проход в здание лиц, допущенных к ознакомлению с материалами уголовного дела, осуществляется по ходатайству следователя (дознавателя), который определяет, для каких целей подозреваемые (обвиняемые) и их защитники прибыли в здание территориального органа. «При этом установленный запрет на пронос технических средств записи изображения и звука, радиоприемных, радиопередающих устройств и средств связи соответствует требованиям действующего законодательства, направленным на обеспечение режима секретности, безопасности и антитеррористической защищенности отделов полиции, и прав заявителя на владение и пользование его имуществом не нарушает», – посчитал Кировский районный суд г. Саратова.

Первая инстанция также указала, что аналогичная позиция изложена в Решении Верховного Суда от 22 января 2018 г. по делу № АКПИ17-963.

Апелляция не согласилась с решением первой инстанции

Иван Фролов подал апелляционную жалобу в Саратовский областной суд, который напомнил, что в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Апелляция отметила: ст. 6 Закона об адвокатуре предусмотрено, что полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством РФ. Адвокат вправе фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому он оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну, совершать иные действия, не противоречащие законодательству.

Областной суд указал, что в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник вправе знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

«Из буквального толкования вышеперечисленных норм следует, что адвокат, защитник вправе самостоятельно фиксировать с помощью технических средств информацию, содержащуюся в материалах дела, в том числе снимать копии с материалов уголовного дела», – заметила апелляция. Она указала, что данное право адвоката корреспондирует обязанности должностных лиц, осуществляющих следственные действия, предоставить ему возможность пользоваться своими техническими средствами для реализации прав.

Апелляционный суд посчитал необоснованной ссылку административных ответчиков на ведомственную инструкцию о пропускном режиме в административных зданиях и на охраняемых объектах ГУ МВД России по Саратовской области и УМВД России по г. Саратову, поскольку она разработана для служебного пользования сотрудниками полиции, но не адвокатами, следующими в здание полиции для оказания юридической помощи подзащитным.

Суд сослался на Постановление КС РФ от 25 октября 2001 г. № 14-П, в котором Суд, анализируя правовой режим свиданий с адвокатом, признал не соответствующим Конституции положение п. 15 ч. 2 ст. 16 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами. Изложенная позиция, заметил суд, нашла свое отражение и в кассационном Определении Верховного Суда РФ от 12 апреля 2019 г. № 16-КА19-2.

Апелляция указала, что обязанность по соблюдению государственной и иной охраняемой законом тайны при оказании юридической помощи установлена для адвоката п. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре. Кроме того, вопросы охраны государственной тайны, обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов органов внутренних дел урегулированы соответствующими законами, не содержащими запрета для адвокатов проноса своих технических средств для фиксации следственных действий в отношении их подзащитных.

«В возражениях ответчики не привели ни одной нормы федерального закона, из которого бы следовал запрет на совершение адвокатом указанных в иске действий», – резюмировал суд, добавив, что вместо правовых предписаний, содержащихся в Конституции, УПК РФ, Законе об адвокатуре, были применены нормы приказа для служебного пользования, которым дано толкование без учета правовых позиций Конституционного и Верховного судов.

Таким образом, апелляция отменила решение первой инстанции и удовлетворила административный иск адвоката.

Значение для адвокатов

В комментарии «АГ» Иван Фролов назвал определение логичным и основанным на законе: «Суд апелляционной инстанции прямо указал, что решение Кировского суда основано на ведомственном акте, а не на Конституции РФ и требованиях закона».

Он назвал решение значимым для всех адвокатов и выразил надежду, что теперь воспрепятствование адвокатской деятельности со стороны ГУ МВД России по Саратовской области будет пресечено.

Кроме того, Иван Фролов отметил, что запрет проноса телефонов в области появился после многочисленных публикаций видеороликов о нарушении сотрудниками полиции прав граждан.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн заметил, что апелляционное определение Саратовского областного суда в концентрированном виде содержит правильное и мотивированное обоснование позиции, которую изначально озвучивали представители адвокатского сообщества.

Он указал, что конституционное право на защиту, которое детализировано в УПК РФ и Законе об адвокатуре, содержит в себе полномочия адвоката на ознакомление с материалами с помощью технических средств. На государство возлагается обязанность обеспечить реализацию этого полномочия. Любые ограничения этого права могут иметь место только в федеральных законах. «Поэтому никакие ведомственные акты не могут ограничить и, тем более, нивелировать указанное полномочие», – подчеркнул советник ФПА РФ.

По мнению Евгения Рубинштейна, интересно обратить внимание и на тезис суда о том, что никакие соображения антитеррористической безопасности не влияют на возможность адвокатов проносить и пользоваться техническими средствами (телефонами). Нормативные акты, на которые ссылаются оппоненты, не содержат возможности таких ограничений. «Представляется, что доводы, изложенные в рассматриваемом апелляционном определении, можно использовать и по другим аналогичным делам», – заключил советник ФПА РФ.


Марина Нагорная

 

Источник:  https://fparf.ru/news/fpa/znachimoe-dlya-advokatov-reshenie-suda/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66