Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Что принимать во внимание при определении правомерности начисления неустойки
13.12.2023
Что принимать во внимание при определении правомерности начисления неустойки
x
372

Верховный суд, в частности, указал, что срок выполнения работы нужно отличать от срока приемки выполненной работы, который является самостоятельным и может быть установлен в договоре подряда, а судам необходимо установить момент фактической приемки заказчиком работ.

По мнению одного адвоката, определение ВС РФ отлично систематизирует практику нижестоящих судов по подрядным спорам, затрагивая при этом столь важные и по-разному трактуемые правовые институты, как срок исковой давности, начало его течения, допустимость зачета просрочки платежа по авансу и неустойки, срок начисления которой находится предположительно за пределами срока исковой давности. Другая отметила, что Верховный Суд указал нижестоящим инстанциям на необходимость тщательного изучения материалов дела, поскольку они не определили юридически значимые обстоятельства: правомерность начисления неустойки, ее размер и допустимость зачета.

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС23-15021 по делу № А40-256590/2021, в котором, в частности, перечислил юридически значимые обстоятельства для определения правомерности начисления неустойки заказчиком по договору подряда, допустимости осуществления зачета неустойки в счет его обязательства по оплате выполненных работ.

В июне 2018 г. АО «Специализированная электросетевая сервисная компания Единой национальной электрической сети» заключила с АО «Ивэлектроналадка» договор подряда по корректировке рабочей документации и осуществлению авторского надзора на объекте, итоговая цена которого превысила 2,8 млн руб. Ориентировочные сроки окончания работ составляли: по корректировке рабочей документации – конец августа 2018 г., по авторскому надзору – конец сентября 2019 г. За нарушение предусмотренных календарным графиком промежуточных сроков начала и завершения выполнения работ подрядчик обязался выплатить заказчику пени в размере 0,1% от цены договора за каждый день просрочки до фактического исполнения обязательств.

Впоследствии общество «Ивэлектроналадка», ссылаясь на неоплату выполненных работ, обратилось в суд с иском о взыскании с заказчика задолженности свыше 983 тыс. руб., 57 тыс. руб. процентов за просрочку уплаты аванса, 118 тыс. руб. процентов за просрочку оплаты выполненных и принятых работ по ст. 395 ГК РФ с последующим начислением процентов по дату фактического исполнения обязательства. В свою очередь, электросетевая компания не признала иск, указывая на произведенный зачет встречного требования в виде неустойки, начисленной за период с сентября 2018 г. по август 2019 г. в размере 955 тыс. руб. за нарушение подрядчиком сроков выполнения работ.

Суд частично удовлетворил иск, взыскав с ответчика в пользу истца 187 тыс. руб. задолженности. На эту сумму были начислены проценты по ст. 395 ГК РФ, начиная с октября 2022 г. по день фактической уплаты денежных средств исходя из ключевой ставки Банка России. Установив факт выполнения подрядчиком договорных работ, частичное прекращение обязательства заказчика по их оплате зачетом встречного требования в виде начисленной подрядчику неустойки за нарушение сроков выполнения работ, суд отклонил заявление «Ивэлектроналадки» о применении исковой давности к требованию о зачете. Делая вывод о наличии оснований для начисления подрядчику неустойки за нарушение сроков выполнения работ, он связал дату фактического выполнения им работ с датой подписания сторонами акта сдачи-приемки рабочей документации от 2 августа 2019 г. Апелляция и кассация поддержали это решение.

Изучив кассационную жалобу «Ивэлектроналадка», Верховный Суд отметил, что юридически значимыми обстоятельствами для этого дела являются те, которые касаются правомерности начисления неустойки заказчиком и определения ее размера, допустимости осуществления зачета неустойки в счет обязательства заказчика по оплате выполненных работ и правомерности учета неустойки при определении завершающей договорной обязанности. Он отметил, что истец последовательно утверждал о передаче заказчику результата работ в 2018 г. со ссылкой на то, что в августе 2019 г. стороны оформили новый акт лишь в связи с изменением ставки НДС с 18% на 20%, заключив соответствующее допсоглашение.

Как пояснил ВС, срок выполнения работы нужно отличать от срока приемки выполненной работы, который является самостоятельным и может быть установлен в договоре подряда. По условиям спорного договора, заказчик обязан был принять результаты выполненных работ от подрядчика в объеме и сроки, указанные в календарном графике выполнения работ. При отсутствии замечаний к результатам выполненных работ заказчик обязан был подписать со своей стороны акты сдачи-приемки рабочей документации и работ по авторскому надзору в течение 17 рабочих дней после их получения и один экземпляр соответствующего акта вернуть подрядчику. При наличии замечаний в течение 17 рабочих дней заказчику следовало направить подрядчику мотивированный отказ от подписания соответствующего акта. По смыслу ГК РФ, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство исполняется в этот день, а надлежащее исполнение прекращает обязательство.

В кассационной жалобе общество «Ивэлектроналадка» ссылалось на доказанность направления им в адрес заказчика акта сдачи-приемки рабочей документации от 10 декабря 2018 г., от подписания которого заказчик мотивированно не отказался, заметил Суд. Для установления нарушения подрядчиком сроков выполнения работ по корректировке рабочей документации нужно было изучить вопрос, связанный с предъявлением заказчику результата работ по этому этапу и установлением момента фактической приемки последним результата работ, что влияет на обоснованность начисления неустойки. Однако суды не исследовали эти обстоятельства и не устанавливали момент фактической приемки заказчиком результата работ, ссылаясь лишь на подписание сторонами акта сдачи-приемки рабочей документации от 2 августа 2019 г. В спорном договоре отсутствует условие, прямо предусматривающее изменение порядка определения момента, с которого подрядчик считается просрочившим. Кроме того, подрядчик в письменных пояснениях ссылался на то, что в отношении неустойки, начисленной за период с 1 сентября 2018 г. по 10 декабря 2018 г., заказчик пропустил срок исковой давности.

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 6 «О некоторых вопросах применения положений ГК РФ о прекращении обязательств» Суд напомнил, что зачет не влечет юридических последствий, на которые он был направлен, если по активному требованию истек срок исковой давности. Истечение этого срока защищает должника от принудительного исполнения имеющегося к нему требования кредитора.

Заявленная заказчиком к зачету неустойка в размере 955 тыс. руб. за нарушение подрядчиком сроков выполнения работ начислена за период с сентября 2018 г. по август 2019 г. Отклоняя довод «Ивэлектроналадка» о пропуске заказчиком срока исковой давности в отношении начисленной за период с 1 сентября 2018 г. по 10 декабря 2018 г. неустойки, нижестоящие суды сочли, что на момент предъявления ответчиком заявления о зачете трехлетний срок исковой давности в отношении начисленной неустойки не истек. Однако они не определили начальную дату течения срока исковой давности и трехлетний период, предшествующий дате заявления о зачете. Таким образом, вывод судов о наличии оснований для зачета неустойки в заявленном ответчиком размере основан на неполном выяснении обстоятельств, имеющих существенное значение. В связи с этим ВС вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АП г. Москвы Екатерина Тютюнникова заметила, что в этом деле Верховный Суд указал нижестоящим судам на необходимость тщательного изучения материалов дела. «Действующее законодательство предусматривает правила проведения зачета встречных требований и ограничения для проведения зачета. В Постановлении Пленума ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 6 “О некоторых вопросах применения положений ГК РФ о прекращении обязательств” высшая инстанция указала, что нельзя провести зачет, если у активного требования (то есть требования, которое предъявляет заявитель зачета) истек срок исковой давности. Нижестоящие инстанции не определили юридически значимые обстоятельства по делу: правомерность начисления неустойки, ее размер, допустимость зачета неустойки. Суды неправильно определили дату фактического выполнения, приняв за нее дату подписания сторонами акта сдачи-приемки рабочей документации, в связи с чем они неверно сделали выводы о сроке исковой давности», – отметила она.

Эксперт также напомнила, что 29 сентября 2015 г. было принято Постановление Пленума ВС РФ № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности», в котором разъяснены вопросы о начале течения, восстановления, приостановления срока исковой давности и порядке его применения. «Установление общего срока исковой давности необходимо для обеспечения стабильности гражданского оборота, истечение срока исковой давности предоставляет должнику защиту от принудительного исполнения имеющегося к нему требования кредитора. Нижестоящие инстанции не выяснили все необходимые обстоятельства по делу, в связи с чем были нарушены нормы материального и процессуального права, что привело к отмене судебных актов и направлению дела на новое рассмотрение. С одной стороны, хочется надеяться, что суды более тщательно будут подходить к изучению материалов дела, учитывать все обстоятельства для правильного разрешения спора. Но учитывая, что по рассматриваемому делу это не первый круг рассмотрения, остается надеяться только на высшую инстанцию», – полагает Екатерина Тютюнникова.

Адвокат АП Московской области Ирина Зуй полагает, что определение ВС РФ отлично систематизирует практику нижестоящих судов по подрядным спорам, затрагивая при этом столь важные и иной раз по-разному трактуемые судами правовые институты, как срок исковой давности, начало его течения, допустимость зачета просрочки платежа по авансу и неустойки, срок начисления которой находится предположительно за пределами срока исковой давности. «Убеждена, что акцентирование внимания Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ на вопросах правил исчисления сроков давности очень полезно для судебной практики в целом, поскольку зачастую суды в мотивировочной части решения просто указывают на факт пропуска либо непропуска срока давности по делу, без подробного исследования и анализа вопроса о том, с какого именно момента срок давности начал либо не начал течь. Верховный Суд в очередной раз напомнил, что правильное разрешение вопроса о сроке давности может послужить ключом к законному и обоснованному решению по делу, даже если срок касается не всего начисленного долга, а какой-либо его части, в частности, неустойки, или начала выполнения работ и предъявления их к сдаче», – заметила она.


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-chto-prinimat-vo-vnimanie-pri-opredelenii-pravomernosti-nachisleniya-neustoyki/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66