Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Конкурсный управляющий вправе увольнять работников должника в период конкурсного производства
02.10.2023
Конкурсный управляющий вправе увольнять работников должника в период конкурсного производства
x
122

Верховный Суд пояснил, что расторжение конкурсным управляющим трудовых договоров с работниками должника, с соблюдением требований, установленных ТК РФ, до вынесения определения о завершении конкурсного производства является правомерным.

Одна из экспертов «АГ» отметила, что ликвидация организации завершается при внесении соответствующей записи в ЕГРЮЛ, однако это продолжительный процесс, в течение которого работодатель должен выполнить ряд обязательных действий. Другая пояснила, что необходимо обращать внимание на существенные для дела обстоятельства: действительно ли прекращена деятельность организации, подлежит ли восстановлению платежеспособность работодателя. Третья считает, что позиция ВС РФ, отраженная в определении, безусловно, вносит ясность в регулирование трудовых отношений при банкротстве. Четвертая подчеркнула, что действия конкурсного управляющего по расторжению трудовых договоров с работниками являются обязательными, не имеют вариативности в зависимости от сложившихся обстоятельств.

Верховный Суд опубликовал Определение от 21 августа по делу № 21-КГ23-5-К5, в котором разобрался, правомерно ли расторжение трудовых договоров с работниками в связи с ликвидацией организации на момент признания организации банкротом.

Милана Хутатова с 2016 г. состояла в трудовых отношениях с ООО «ХАСМИ» на основании трудового договора, последняя занимаемая ею должность – главный бухгалтер. 13 октября 2020 г. общество было признано банкротом, его конкурсным управляющим был утвержден Максим Сидорченко. 22 октября 2020 г. в ЕГРЮЛ была внесена запись о том, что общество «ХАСМИ» признано банкротом и в отношении него было открыто конкурсное производство.

Уведомлением конкурсного управляющего от 13 апреля 2021 г., которое было вручено Милане Хутатовой 20 апреля, она была предупреждена о том, что по истечении двухмесячного срока с момента получения этого уведомления заключенный с ней трудовой договор подлежит досрочному расторжению в связи с предстоящей ликвидацией организации. Приказом конкурсного управляющего общества от 15 июня 2021 г. Милана Хутатова была уволена с 21 июня 2021 г. по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации.

Полагая, что увольнение является незаконным, Милана Хутатова обратилась в суд с иском к работодателю. Она указала, что определение о завершении конкурсного производства в отношении общества арбитражным судом не выносилось, из ЕГРЮЛ общество не исключено, т.е. фактической ликвидации не было. Истец также ссылалась на то, что конкурсным управляющим был нарушен общий порядок оформления прекращения трудового договора, установленный ст. 84 ТК РФ, а именно сотрудник не была ознакомлена под роспись с приказом об увольнении, работодателем с ней не был произведен окончательный расчет. Милана Хутатова просила суд признать незаконным приказ о ее увольнении, обязать конкурсного управляющего восстановить ее на работе, а также взыскать с общества в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 30 тыс. руб.

В удовлетворении исковых требований было отказано. Суд указал, что работодатель надлежащим образом персонально предупредил сотрудницу о предстоящем увольнении, заблаговременно направив ей соответствующее уведомление. Он пояснил, что сохранение штата работников на ликвидируемом предприятии является экономически нецелесообразным, а увольнение истца, обусловленное прекращением деятельности предприятия, является законным и осуществлено конкурсным управляющим в рамках выполнения возложенных на него законодательством о банкротстве полномочий.

Милана Хутатова обжаловала данное решение в Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики, который отменил его и удовлетворил исковые требования. Апелляционный суд сослался на положения ст. 61 и 63 ГК РФ, ст. 149 Закона о банкротстве, п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 и исходил из того, что на момент увольнения истца ликвидация общества завершена не была. ВС КБР отметил, что признание в установленном порядке или объявление лица банкротом не означает ликвидацию организации, а влечет лишь начало процесса ликвидации. Следовательно, расторжение трудовых договоров с работниками по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на момент признания организации банкротом следует рассматривать как неправомерное, поскольку в итоге организация не была ликвидирована. Пятый кассационный суд общей юрисдикции признал выводы апелляции правильными.

Впоследствии Максим Сидорченко подал в Верховный Суд РФ кассационную жалобу, в которой просил об отмене определений апелляционной и кассационной инстанций как незаконных. Рассмотрев дело, ВС РФ указал, что на основании решения суда юридические лица (должники) могут быть признаны банкротами и ликвидированы в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством о банкротстве. Принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом влечет за собой открытие конкурсного производства и утверждение конкурсного управляющего, осуществляющего полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, действующего в пределах, в порядке и на условиях, установленных законом.

Обращаясь к Определению КС РФ от 23 июля 2020 г. № 1828-О, ВС пояснил, что прекращение хозяйственной деятельности юридического лица (организации) представляет собой сложный, многостадийный и продолжительный процесс, требующий заблаговременной подготовки, планирования при проведении ликвидационных процедур. В рамках таких процедур в период конкурсного производства конкурсный управляющий вправе увольнять работников должника (руководителя должника) в порядке и на условиях, установленных федеральным законом.

Как отметил Верховный Суд РФ, уведомление работников должника о предстоящем увольнении не позднее чем в течение месяца с даты введения конкурсного производства отнесено к обязанностям конкурсного управляющего. При увольнении в связи с ликвидацией организации работнику в порядке ст. 178 ТК РФ с целью поддержания его материального положения на период трудоустройства предоставляются гарантии в виде выплаты выходного пособия и среднего заработка за указанный период. По завершении конкурсного производства на основании определения арбитражного суда в Единый государственный реестр вносится запись о ликвидации должника.

Судебная коллегия подчеркнула, что расторжение конкурсным управляющим организации трудовых договоров с работниками этой организации, с соблюдением требований, установленных ст. 178 и 180 ТК РФ, до вынесения арбитражным судом определения о завершении конкурсного производства является правомерным, поскольку осуществляется конкурсным управляющим в рамках полномочий, предоставленных ему Законом о банкротстве.

ВС указал, что судом апелляционной инстанции нормативные положения Закона банкротстве, регулирующие порядок ведения конкурсного производства в отношении юридического лица, которое находится в стадии ликвидации в связи с признанием его банкротом, полномочия конкурсного управляющего, во взаимосвязи с нормами ТК РФ о расторжении по инициативе работодателя трудовых отношений с работником в случае ликвидации организации, разъяснениями Пленума ВС РФ и правовой позицией КС РФ, к спорным отношениям фактически не применены. В связи с этим обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения заявленных истцом требований, не определены.

Как указано в определении, апелляция не учла, что незавершение конкурсного производства в отношении организации и отсутствие в ЕГРЮЛ сведений о ее ликвидации не препятствуют конкурсному управляющему увольнять работников этой организации по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с соблюдением требований ст. 178 и 180 ТК РФ. Завершения процедуры ликвидации организации, подтверждаемой внесением в ЕГРЮЛ соответствующей записи, для увольнения работника в связи с ликвидацией организации не требуется. Также судом апелляционной инстанции не приняты во внимание доводы конкурсного управляющего, приведенные им в возражениях на исковые требования Миланы Хутатовой. Доводы ответчика не являлись предметом проверки суда апелляционной инстанции в нарушение требований ГПК РФ и, соответственно, не получили надлежащей правовой оценки с учетом подлежащего применению правового регулирования, заметил ВС. Он подчеркнул, что выводы апелляционного суда противоречат правовой позиции, изложенной в п. 6 Обзора судебной практики ВС РФ № 2 за 2016 г.
Таким образом, Верховный Суд РФ посчитал, что вывод апелляционной инстанции о наличии правовых оснований для признания незаконным приказа конкурсного управляющего об увольнении истца нельзя признать соответствующим закону, основанным на установленных по делу и имеющих юридическое значение для его рассмотрения обстоятельствах. Кассационный суд, проверяя по кассационной жалобе общества законность судебного постановления апелляции, нарушения норм материального права и несоблюдения требований процессуального закона не выявил и не устранил. В связи с этим дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Юрист, эксперт по трудовому праву Елена Карсетская отметила, что, действительно, ликвидация организации завершается при внесении соответствующей записи в ЕГРЮЛ. Однако она подчеркнула, что ликвидация – это продолжительный процесс, в течение которого работодатель должен выполнить ряд обязательных действий, в частности до момента ликвидации организация должна произвести расчеты с работниками.

Эксперт пояснила, что в состав документов, представляемых в налоговый орган при ликвидации, организация включает заявление, которым подтверждает, что увольняемым работникам произведены все необходимые выплаты, предусмотренные трудовым законодательством. В этой связи фактически работодатель должен произвести увольнение работников до того, как представит заявление о ликвидации в регистрирующий орган, отметила Елена Карсетская. Она добавила, что на практике, во избежание возможных споров с работниками, организации при ликвидации увольняют работников на основании сокращения штата, так как такой вариант не нарушает требования трудового законодательства.

Адвокат КА «Московский юридический центр» Алена Тихомирова считает, что определение ВС РФ вновь продемонстрировало актуальность рассматриваемого вопроса. По ее мнению, крайне важно привести судебную практику рассмотрения споров, связанных с увольнением сотрудников в связи с ликвидацией организации, к единому знаменателю.

Эксперт подтвердила, что увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ порождает споры и неоднозначное толкование правовых норм: «С одной стороны, факт открытия конкурсного производства еще не означает, что организация-работодатель не сможет продолжить свою хозяйственную деятельность. С другой стороны, незавершение конкурсного производства в отношении организации и отсутствие в ЕГРЮЛ сведений о ее ликвидации не являются препятствием для конкурсного управляющего увольнять работников по вышеназванной статье, если при этом соблюдены требования ТК».

Как полагает эксперт, такая позиция представляется наиболее корректной и подлежащей применению судами при рассмотрении споров данной категории, поскольку такое увольнение непосредственно связано не с внесенными сведениями в ЕГРЮЛ, а с ликвидацией организации в целом. Вместе с тем необходимо обращать внимание на существенные для дела обстоятельства – действительно ли прекращена деятельность организации, подлежит ли восстановлению платежеспособность работодателя, уточнила Алена Тихомирова.

Заместитель управляющего партнера, руководитель регионального офиса Alliance Legal CG Ксения Пантелеева убеждена, что позиция ВС РФ, безусловно, вносит ясность в регулирование трудовых отношений при банкротстве. Она поддержала вывод Суда о том, что ликвидация и банкротство являются многостадийными процессами и увольнение работников является одним из этапов данных процедур, в связи с чем увольнение сотрудников допустимо до завершения конкурсного производства и внесения сведений о ликвидации в ЕГРЮЛ. Предпосылка для подобного подхода закреплена в п. 28 Постановления Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2, где акцентировано внимание на действительном прекращении деятельности ликвидируемого предприятия, однако не в связи с внесением записи в ЕГРЮЛ, как указали суды нижестоящих инстанций в анализируемом деле, указала юрист.

«По данной категории споров суды, как правило, требуют представления доказательств, что организация действительно полностью прекратила хозяйственные процессы, кроме тех, которые связаны с ликвидацией или банкротством. При отсутствии таких доказательств и при продолжении осуществления деятельности суд может сделать вывод об отсутствии оснований для расторжения трудового договора по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (Определение Второго КСОЮ от 25 февраля 2021 г. по делу 8Г-725/2021)», – прокомментировала Ксения Пантелеева.

Адвокат КА Республики Марий Эл «Тезис» Оксана Ухова полагает, что исследуемый вопрос вновь и вновь требует внимания ВС РФ, так как в нем пересекаются сферы применения трудового и банкротного законодательства и требуется нахождение баланса интересов между работниками должника и его кредиторами. Очевидно, что интерес работника в такой ситуации заключается в сохранении трудовой функции и получении вознаграждения за выполняемую работу, интерес кредиторов заключается в сохранении и приращении конкурсной массы для максимально большего удовлетворения требований, пояснила эксперт.

Оксана Ухова обратила внимание, что исходя из правил ст. 129 Закона о банкротстве действия конкурсного управляющего по расторжению трудовых договоров с работниками являются обязательными, не имеют вариативности в зависимости от сложившихся обстоятельств. Эксперт подчеркнула, что трудовые правоотношения с работниками должника в конкурсном производстве в целом подлежат прекращению, так как основная цель конкурсного производства – соразмерное удовлетворение требований кредиторов – предполагает продажу всего имущества должника и прекращение его деятельности. Она также пояснила, что исключения возможны лишь в той мере, насколько они необходимы для проведения процедуры конкурсного производства. Сохранение трудовых правоотношений с работниками должника в конкурсном производстве допустимо только в том случае, если это необходимо для достижения цели названной процедуры банкротства.

«В рассмотренном случае вызывает вопрос резолютивная часть определения ВС, которым судебный спор направлен на новое рассмотрение в нижестоящий суд. Исходя из описанной фабулы дела все существенные обстоятельства спора установлены судами нижестоящих инстанций, для анализа ВС оставались только вопросы применения права, которые детально описаны в определении. Рассмотрение дела повторно в такой ситуации будет формальным, не имеющим смысла, представляет собой излишнюю нагрузку на судебную систему и участников процесса», – полагает Оксана Ухова.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-konkursnyy-upravlyayushchiy-vprave-uvolnyat-rabotnikov-dolzhnika-v-period-konkursnogo-proizvodstva/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66