Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела не подтверждают причинение вреда
02.03.2023
Нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела не подтверждают причинение вреда
x
170

Верховный Суд указал, что соответствующее постановление о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор и не является актом, которым устанавливается виновность подозреваемого или обвиняемого, а потому подлежит оценке в суде наряду с другими доказательствами.

В комментарии «АГ» представитель заявителя жалобы в ВС РФ поделилась, что выводами Суда она удовлетворена полностью, поскольку они подтверждают правильность позиции, которую она излагала на протяжении трех инстанций. Один из экспертов «АГ» обратил внимание на то, что Суд основывается в своем решении в том числе на показаниях свидетелей по уголовному делу. Другой назвал интересным вывод ВС РФ о том, что ответчик был допущен к фактическому руководству обществом, что указывает на наличие между сторонами спора трудовых правоотношений.

Верховный Суд опубликовал Определение от 31 января по делу № 55-КГ22-6-К8, в котором напомнил, что отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение в связи с освобождением лица от уголовной ответственности и наказания по нереабилитирующему основанию не влекут признание лица виновным или невиновным в совершении преступления.

Суды посчитали вину в причинении вреда установленной

В мае 2018 г. на основании договора купли-продажи регистрирующим органом были внесены изменения в сведения о собственнике автомобиля Toyota Land Cruiser, который был перерегистрирован с ООО «АВИК» на Сергея Симанова. Согласно ДКП общество в лице директора Николая Кочана продало Сергею Симанову внедорожник за 10 тыс. руб., которые покупатель должен был перевести на счет продавца в течение трех дней с момента подписания договора. Впоследствии автомобиль был отчужден Сергеем Симановым.

13 февраля 2019 г. по заявлению представителя общества «АВИК» следователь СО ОМВД России по г. Черногорску возбудил в отношении Сергея Симанова уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В октябре 2020 г. постановлением Черногорского городского суда Республики Хакасия уголовное дело было возвращено прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

30 января 2021 г. Сергею Симанову было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ. Однако в тот же день постановлением старшего следователя СО МВД России по г. Черногорску это уголовное дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Согласно данному постановлению в период с 4 по 11 мая 2018 г. Сергей Симанов, будучи управомоченным директором общества Николаем Кочаном на совершение действий по переоформлению принадлежащей обществу техники, произвел оформление ДКП принадлежавшего обществу автомобиля на свое имя.

Впоследствии общество «АВИК» обратилось в суд с иском к Сергею Симанову о признании ДКП движимого имущества от 11 мая 2018 г. недействительным и возмещении ущерба в размере 1,39 млн руб., сославшись на то, что в ходе предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному в отношении ответчика, установлено, что он оформил на свое имя договор купли-продажи принадлежащего обществу внедорожника. В иске подчеркивалось, что покупатель самовольно указал в договоре стоимость автомобиля в размере 10 тыс. руб. Истец посчитал, что совершение сделки на заведомо невыгодных условиях по цене ниже как балансовой, так и рыночной стоимости транспортного средства повлекло причинение ему существенного ущерба.

Определением Абаканского городского суда от 9 июля 2021 г. производство по делу в части требования о признании недействительным ДКП прекращено в связи с отказом от иска в этой части. Решением суда от 15 сентября 2021 г. иск был удовлетворен. Суд первой инстанции, ссылаясь на положения ст. 15, 1064 ГК РФ, разъяснения, содержащиеся в п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 29 июня 2010 г. № 17, исходил из того, что в результате противоправных действий Сергея Симанова обществу причинен ущерб. При этом доказательств, свидетельствующих об отсутствии вины ответчика в причинении ущерба истцу и возмещении ущерба, представлено не было.

Суд принял во внимание заключение судебной оценочной экспертизы, согласно которому среднерыночная стоимость автомобиля Toyota Land Cruiser 2008 г. выпуска на момент проведения экспертизы составляла более 1,4 млн руб., в связи с чем взыскал с ответчика в пользу истца сумму в пределах заявленных требований. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с этим решением.

ВС указал на необходимость проверки всех доказательств по делу

Сергей Симанов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Обращаясь к п. 12 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25, Суд разъяснил: по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков.

В определении отмечается, что отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 2 ст. 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное, пояснил ВС. Он подчеркнул, что КС РФ в определениях от 17 июля 2012 г. № 1470-О и от 28 мая 2013 г. № 786-О указал, что прекращение уголовного дела и освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности не освобождают виновного от обязательств по возмещению нанесенного ущерба и компенсации причиненного вреда. Процессуальная обязанность доказать наличие и размер причиненного вреда, определенного по правилам ст. 15 ГК РФ, лежит на истце.

Судебная коллегия посчитала, что материалы дела не содержат необходимой совокупности доказательств того, что Сергей Симанов самовольно, без ведома и согласия руководства общества указал в ДКП стоимость автомобиля в размере 10 тыс. руб. и тем самым причинил последнему ущерб на сумму 1,39 млн руб., а также доказательств отсутствия у общества в лице директора намерений продавать спорный автомобиль по цене, указанной в договоре, и того, что подпись в договоре от имени продавца выполнена не этим директором. При этом постановление органа предварительного следствия о прекращении производства по уголовному делу в связи с истечением срока давности уголовного преследования само по себе не является достаточным для взыскания с ответчика убытков, разъяснил ВС.

Суд принял во внимание, что решением Абаканского городского суда РХ от 11 января 2019 г. по делу по иску ООО «АВИК» к Сергею Симанову о расторжении договоров купли-продажи автомобилей спорный договор расторгнут не был, поскольку обязательство об оплате стоимости автомобиля ответчиком было выполнено, исполнение принято истцом, сделка по отчуждению автомобиля была совершена им как собственником.

Как заметил Верховный Суд, КС РФ в Постановлении от 2 марта 2017 г. № 4-П пришел к выводу: отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение в связи с освобождением лица от уголовной ответственности и наказания по нереабилитирующему основанию не влекут признание лица виновным или невиновным в совершении преступления. Принимаемое в таких случаях процессуальное решение не подменяет собой приговор суда и по своему содержанию и правовым последствиям не является актом, которым устанавливается виновность подозреваемого или обвиняемого (подсудимого) в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции. Подобного рода решения констатируют отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, несмотря на то что основания для осуществления в отношении него уголовного преследования сохраняются, пояснено в определении.

ВС привел правовую позицию, изложенную в Определении КС РФ от 16 июля 2015 г. № 1823-О, о том, что постановление о прекращении уголовного дела является письменным доказательством (ч. 1 ст. 71 ГПК) и подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами (ст. 67 ГПК). Суд добавил: ст. 55 ГПК предусмотрено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Верховный Суд резюмировал, что постановление от 30 января 2021 г. не является бесспорным и достаточным доказательством, свидетельствующим о том, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, что им нарушены обязательства или причинены убытки. Данное постановление подлежало оценке с другими доказательствами по делу, чего судом первой инстанции сделано не было. Другие доказательства, свидетельствующие о причинении вреда именно ответчиком, судом также не исследовались, соответствующие обстоятельства не устанавливались.

Кроме того, Судебная коллегия добавила, что из показаний свидетелей по уголовному делу, а также Сергея Симонова и директора общества следует, что ответчик был допущен к фактическому руководству обществом, что указывает на наличие между сторонами спора трудовых правоотношений. При таких обстоятельствах возмещение причиненного работником вреда должно осуществляться на иных основаниях, что также не было учтено городским судом.

Таким образом, Верховный Суд счел, что допущенные судом первой инстанции нарушения являются существенными, а суды апелляционной и кассационной инстанций ошибки нижестоящего суда не исправили. В связи с этим, учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, ВС отменил судебные акты апелляционной и кассационной инстанций, направив дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Адвокаты оценили выводы Суда

Адвокат АП Республики Хакасия Оксана Горбунова, представлявшая интересы Сергея Симанова, отметила, что полностью удовлетворена выводами Верховного Суда, поскольку они подтверждают правильность позиции, которую она излагала на протяжении рассмотрения спора в трех инстанциях. «Я довольна тем, что Верховный Суд нас услышал, учел все основные доводы, изложенные в кассационной жалобе. Помимо этого Суд заметил, что не все необходимые нормы материального права были применены при рассмотрении данного дела, это говорит о том, что Судебная коллегия досконально изучила материалы», – рассказала адвокат.

Оксана Горбунова полагает, что данное определение является значимым для судебной практики, поскольку ВС четко указал на то, что постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не является бесспорным достаточным доказательством, которое свидетельствует о причинении вреда именно лицом, в отношении которого велось уголовное судопроизводство. «В Верховном Суде я утверждала, что мой подзащитный не признавал вину на протяжении всего уголовного преследования и согласился он на прекращение уголовного дела для того, чтобы следствие отказалось от дальнейшего доказывания его виновности. Сейчас предстоит новое рассмотрение, посмотрим, какое решение примет апелляционный суд», – подытожила адвокат.

Адвокат МКА «Бенефициар» Александр Ненайденко отметил, что ВС верно указал на необходимость исследования правомерности поведения обеих сторон до заключения договора. По мнению адвоката, необходимо выяснить не только наличие широких правовых полномочий у Сергея Симанова на заключение договора и единоличное определение его условий, но и факт последующего либо предварительного одобрения или согласования такой продажи уполномоченными лицами продавца, например штатными инженерами либо сотрудниками финансово-бухгалтерского блока. Необходимо определить, как вело себя руководство общества после того, как было проинформировано бухгалтером о поступлении 10 тыс. руб. по ДКП. Александр Ненайденко пояснил, что важно оценить и правомерность действий ответчика, связанных с организацией заключения оспариваемого договора. Он добавил, что действия ответчика, связанные с продажей спорного автомобиля третьему лицу, также должны быть исследованы на предмет добросовестности: по какой цене автомобиль был продан; по каким причинам он принял решение продать только что купленный автомобиль – и т.д.

Вместе с тем адвокат полагает, что определение ВС непоследовательно в части применения материалов уголовного дела при рассмотрении гражданского иска. «С одной стороны, ВС РФ приходит к несомненно верным выводам об отсутствии повышенной доказательной силы у постановлений следственных органов. С другой стороны, определение основывается в том числе на показаниях “свидетелей по уголовному делу”. Получается, что Суд, вопреки собственным многочисленным разъяснениям, позволяет использовать свидетельские показания по одному делу (уголовному) в рамках другого дела (гражданского)», – рассуждает Александр Ненайденко.

Кроме того, адвокат считает, что вряд ли значимым для спора будет вывод о том, что ответчик был допущен к фактическому руководству юридическим лицом истца. По его мнению, этот вывод важен для определения ответственности контролирующих должника лиц при банкротстве последнего, но не в предложенном случае.

Адвокат Адлерского филиала № 1 г. Сочи «Краснодарской краевой коллегии адвокатов» Михаил Мануков отметил, что критерии причинения убытков регламентированных ст. 1064 ГК РФ не соблюдены в данном деле, а процессуальная обязанность доказать наличие и размер причиненного вреда, определенного по правилам ст. 15 ГК РФ, лежит на истце. Как считает адвокат, ключевым является то, что ВС РФ заметил: в материалах дела таких сведений в совокупности исследованных в деле доказательств нет.

Михаил Мануков указал, что истец ссылался на прекращение уголовного дела в отношении ответчика по нереабилитирующим основаниям как на доказательство, однако этого в одиночку недостаточно. «Значимым и интересным является вывод ВС РФ о том, что ответчик был допущен к фактическому руководству обществом, что указывает на наличие между сторонами спора трудовых правоотношений. Такие решения заставляют нижестоящие суды выполнять свою работу более компетентно, а не формально-машинально», – заключил адвокат.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/nereabilitiruyushchie-osnovaniya-prekrashcheniya-ugolovnogo-dela-ne-podtverzhdayut-prichinenie-vreda/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66