Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Подлежит ли взысканию ошибочно перечисленная единовременная выплата участнику СВО?
14.05.2024
Подлежит ли взысканию ошибочно перечисленная единовременная выплата участнику СВО?
x
171

Верховный Суд пояснил, что установленная для участников специальной военной операции, получивших ранение, единовременная выплата не может быть приравнена к зарплате, а потому она может подлежать возврату в качестве неосновательного обогащения.

Одна из адвокатов считает, что данное определение вносит ясность в нюансы перечисления выплат военнослужащим, обращает внимание на необходимость тщательной проверки документов командирами воинских частей. Другой отметил, что ВС привел критерии, которыми следует руководствоваться судам при применении норм о недопустимости возврата неосновательного обогащения. Третий обратил внимание, что все выплаты военнослужащим строго регламентированы и не носят произвольный характер.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 226-КГ24-1-К10, в котором выяснил, может ли единовременная выплата, ошибочно полученная не тем военнослужащим – участником СВО, быть признана неосновательным обогащением.

В войсковой части проходил военную службу по контракту Батый Орланович Кужугет, при этом одновременно с ним в части служил его полный тезка. В одно и то же время они находились в зоне специальной военной операции, где один из них получил травму, в связи с чем просил принять решение о предоставлении ему единовременной выплаты. Сержант, исполняющая обязанности специалиста отдела кадров, не знала, что в части проходят службу полные тезки. При поступлении рапорта о единовременной выплате она увидела, что рапорт заполнен без указания банковских реквизитов, она пыталась уточнить их у рядового, но не дозвонилась до него и указала реквизиты из базы данных. В результате были заполнены реквизиты Батыя Кужугета, который травм не получал.

Затем врио командира войсковой части направил требование к военнослужащему, ошибочно получившему выплату, в котором указал, что на его лицевой счет были перечислены 3 млн руб., и просил перечислить ошибочно переведенные средства по реквизитам УФО МО РФ по Красноярскому краю, Республике Тыва и Республике Хакасия. Военнослужащий вернул лишь 1,7 млн руб., в связи с чем командир войсковой части обратился в суд с исковым заявлением о взыскании с Батыя Кужугета неосновательного обогащения в размере 1,3 млн руб. Решением Абаканского гарнизонного военного суда от 16 ноября 2022 г. в удовлетворении исковых требований было отказано. Суд первой инстанции указал, что несмотря на необоснованное перечисление ответчику единовременной выплаты выплаченные ему излишние денежные средства возврату не подлежат.

27 февраля 2023 г. Второй Восточный окружной военный суд отменил решение первой инстанции, по делу было принято новое решение об удовлетворении искового заявления. Апелляционный суд исходил из того, что спорная выплата предназначалась конкретному военнослужащему, получившему травму, но в связи с неверным указанием банковских реквизитов ошибочно перечислена ответчику, не имеющему права на ее получение. Учитывая величину денежного довольствия ответчика по занимаемой им воинской должности, включающего наряду с окладом месячного денежного содержания ряд дополнительных выплат, в том числе и за участие в СВО, сумма излишней выплаты в размере 3 млн руб. составила значительную часть фактически получаемых им ежемесячно денежных средств, а их общая сумма очевидно превысила ту сумму, которая в действительности полагалась к выплате ответчику в качестве денежного довольствия. Кроме того, апелляционный суд указал: ответчик знал, что спорная выплата ему не принадлежит, о чем свидетельствуют и те факты, что после направления ответчику требования о возврате ошибочно перечисленной ему выплаты последним в добровольном порядке возвращена часть денежных средств, а также им получены выплаты за участие в СВО.

Кассация отменила определение апелляции, оставлено в силе решение первой инстанции. Она пришла к выводу, что сам факт неверного указания ответственными лицами в приказе командира воинской части недостоверных банковских реквизитов для перечисления выплаты не является достаточным основанием для взыскания данной суммы с ответчика и не свидетельствует о наличии счетной или арифметической ошибки, так как это связано не с математическими расчетами, а с действиями (бездействием) конкретных должностных лиц, отвечающих за составление проектов приказов.

Не согласившись с такими выводами, 24-я финансово-экономическая служба Минобороны России обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, в которой указывалось на ошибочный вывод об отнесении спорной выплаты к денежному довольствию. Кассатор подчеркнул, что единовременная выплата не имеет признаков, присущих денежному довольствию, и не является средством к существованию военнослужащих, поскольку установлена как дополнительная мера социальной поддержки и является единовременной, а основанием для ее назначения служит получение военнослужащим ранения в ходе проведения СВО, т.е. она носит целевой характер.

В жалобе также отмечалось, что спорная выплата осуществляется не за счет средств, доводимых на выплату денежного довольствия, и с нее не удерживается налог на доходы физических лиц. Кроме того, заявитель обратил внимание на принятие судом кассационной инстанции неподтвержденных доводов ответчика о восприятии им спорной выплаты как дополнительного денежного довольствия участнику СВО. При этом судом не дана оценка представленным командованием данным о реальных производимых ответчику ежемесячных денежных выплатах, составляющих значительно меньшую сумму от единовременно перечисленной.

Изучив жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам ВС согласилась, что выводы кассационного суда вызывают сомнения в своей обоснованности. Она отметила, что приобретенное либо сбереженное за счет другого лица без каких-либо на то оснований имущество является неосновательным обогащением и подлежит возврату, в том числе когда такое обогащение является результатом поведения самого потерпевшего. При этом в целях определения оснований для взыскания неосновательного обогащения необходимо установить не только сам факт приобретения или сбережения таким лицом имущества без установленных законом оснований, но и то, что именно ответчик является неосновательно обогатившимся за счет истца и при этом отсутствуют обстоятельства, исключающие возможность взыскания с него неосновательного обогащения.

ВС обратил внимание, что получение единовременной выплаты не учитывается при определении права на получение иных выплат и при предоставлении мер социальной поддержки, предусмотренных законодательством РФ и законодательством субъектов РФ (п. 2 Указа Президента РФ от 5 марта 2022 г. № 98). Соответственно, установленная для военнослужащих, принимающих участие в СВО на территориях ДНР, ЛНР и Украины, получивших ранение, единовременная выплата не является формой оплаты их труда и не может быть приравнена к заработной плате.

Единовременная выплата для ответчика в данном случае не является выплатой в возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, поскольку он, в отличие от своего тезки, травмы не получал и право на выплаты в возмещение вреда, причиненного здоровью, у него не возникло. Таким образом, пояснил Суд, требования подп. 3 ст. 1109 ГК, при которых возврату в качестве неосновательного обогащения не подлежат зарплата и приравненные к ней платежи, а также платежи в возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, к единовременной выплате, полученной ответчиком, не подлежат применению.

ВС принял во внимание, что в ходе проведения административного расследования и служебного разбирательства в отношении сержанта, заполнявшей банковский реквизиты, было установлено, что ее умысла или заинтересованности иных лиц на указание банковских реквизитов другого лица в проекте приказа о единовременной выплате Батыю Кужугету не было, а была допущена техническая ошибка, за которую ее привлекли к дисциплинарной ответственности. При этом материалами дела не подтверждено, что ответчик и его представитель доказали, что командир воинской части и УФО МО РФ по Красноярскому краю, Республике Тыва и Республике Хакасия, требующие возврата денежных средств в размере 1,3 млн руб., при перечислении единовременной выплаты знали об отсутствии обязательства либо предоставили указанные денежные средства в целях благотворительности. Положения, содержащиеся в подп. 4 ст. 1109 ГК, о невозможности возврата неосновательного обогащения к указанным правоотношениям применению не подлежат.

Таким образом, Верховный Суд пришел к выводу, что поскольку приказ о единовременной выплате в отношении ответчика не издавался, обстоятельств, исключающих возможность взыскания с него неосновательного обогащения, не усматривается, являются обоснованными доводы кассационной жалобы о допущенных судом кассационной инстанции существенных нарушениях норм материального права, и отменил определение кассационного военного суда, оставив в силе определение апелляции.

Адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина заметила, что в определении приведен удивительный случай полного совпадения фамилии, имени и отчества военнослужащих, приведший к ошибочному перечислению денежных средств в связи с неправильным указанием банковских реквизитов. Она поддержала позицию ВС в полном объеме, поскольку удержание денежных средств лицом, не имеющим право на их получение, незаконно и противоречит судебной практике. «Спорная выплата носит целевой характер, и она должна быть возвращена воинской части. Данное определение ВС очень важно для практики; на сегодняшний день очень много спорных вопросов возникает с выплатой денежных средств участникам СВО, и текущее определение вносит ясность в нюансы перечисления таких выплат, обращает внимание на необходимость тщательной проверки документов командирами воинских частей и в целом формирует детальную практику разрешения спорных вопросов, связанных с участием граждан в СВО и выплатой в связи с этим денежных средств», – полагает эксперт.

Председатель Военной коллегии адвокатов г. Москвы Владимир Тригнин отметил, что ГК РФ определяет обязанность лица возвратить неосновательное обогащение, т.е. имущество, полученное без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. «Вместе с тем Кодекс определяет также и случаи, когда неосновательное обогащение возврату не подлежит. Так, возврату не подлежат зарплата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (п. 3 ст. 1109 ГК). Кроме того, не возвращаются денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности (п. 4 ст. 1109 ГК)», – указал он.

Владимир Тригнин подчеркнул, что ошибочные выплаты гражданам, проходящим военную службу, отнюдь не редки и Конституционный Суд уже неоднократно выявлял конституционно-правовой смысл указанных выше норм, причем выводы делались в пользу военнослужащих-граждан, получивших такие выплаты (постановления от 26 марта 2021 г. № 8-П; от 11 января 2022 г. № 1-П; от 25 апреля 2022 г. № 17-П). Вместе с тем в рассматриваемом определении ВС указал критерии, которыми следует руководствоваться нижестоящим судам при применении норм о недопустимости возврата неосновательного обогащения. Одним из таких критерием является наличие вреда, причиненного жизни или здоровью в виде травмы, другим – сама природа единовременной выплаты, которая позволяет или не позволяет отнести проведенную выплату к форме оплаты труда. «Учитывая, что ответчик по данному делу вреда, причиненного жизни или здоровью, не получал, а сама единовременная выплата не является формой оплаты труда и не может быть приравнена к зарплате, Верховный Суд пришел к выводу о нарушении норм материального права в данном деле и наличии оснований для взыскания произведенной выплаты», – заключил адвокат.

Адвокат АП г. Москвы Максим Васюхин указал, что все выплаты военнослужащим строго регламентированы и не носят произвольный характер. Он отметил, что весь смысл необоснованно перечисленной дополнительной социальной выплаты военнослужащему свелся к ее целевому назначению. «Каждая выплата в Минобороны России имеет свой уникальный код бюджетной классификации (КБК) – специальный 20-значный цифровой код, используемый для группировки статей госбюджета. В данном случае деньги поступили не по статье КБК “Денежное довольствие военнослужащих”, а “Единовременная денежная выплата”. Поэтому спорная сумма подлежит возврату в бюджет, а положения подп. 3 и 4 ст. 1109 ГК РФ неприменимы. Фактически выплата перечислена другому военнослужащему, который травму не получал, а “дополнительное денежное довольствие” как участнику СВО законом не предусмотрено. Иных доводов о ненадлежащем обеспечении денежным довольствием им не приведено», – пояснил он.


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/podlezhit-li-vzyskaniyu-oshibochno-perechislennaya-edinovremennaya-vyplata-uchastniku-svo/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66