Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

Суд должен обосновать лишение свободы, если есть возможность назначения альтернативного наказания
16.10.2023
Суд должен обосновать лишение свободы, если есть возможность назначения альтернативного наказания
x
105

Верховный Суд напомнил, что при назначении наказания должны быть учтены его влияние на исправление осужденного лица и на условия жизни его семьи, а также возможность исправления осужденного без изоляции от общества.

Один экспертов «АГ» считает, что ВС наметил некую грань между лицом, неоднократно допускавшим нарушения закона, и лицом, которое в силу совершенно различных, зачастую непредвиденных жизненных обстоятельств совершило деяние, относимое государством к преступным. Другой назвал подход Суда чем-то вроде компромисса между обвинением и защитой.

Верховный Суд опубликовал Определение суда кассационной инстанции по делу № 41-УД23-20-К4, в котором подчеркнул, что суды первой инстанции должны тщательнее обосновывать вид назначаемого наказания при совершении подсудимым преступления средней тяжести, предусматривающего альтернативное наказание.

В апреле 2022 г. суд признал бывшего сотрудника ОВД Наталью Бажутину виновной в превышении должностных полномочий по ч. 1 ст. 286 УК РФ и приговорил ее к 1 году 8 месяцам лишения свободы в колонии-поселении. Срок отбытия наказания был исчислен с момента вступления приговора в законную силу. В тот же день суд вынес постановление о розыске Бажутиной ввиду ее неявки на оглашение приговора, который впоследствии был оставлен без изменения апелляцией и кассацией.

В кассационной жалобе в Верховный Суд защитник осужденной, адвокат АП Ростовской области Вера Карманова утверждала, что уголовное дело было возбуждено незаконно по рапорту следователя, а некоторые доказательства были получены им вне сроков предварительного следствия и потому недопустимы. Защитник указывала, что Наталья Бажутина невиновна в совершении преступления, поскольку при сборе первичного материала она отражала лишь те показания, которые давали опрашиваемые ею лица, при этом физического и морального давления на них она не оказывала. В жалобе также отмечалось, что судом не были удовлетворены ходатайства стороны защиты о назначении ряда экспертиз, об истребовании билингов телефонов, о признании доказательств недопустимыми. Показания же свидетелей, данные в ходе предварительного и судебного следствия, в приговоре отражены выборочно и неточно. При назначении наказания суд не учел ряд смягчающих обстоятельств. В связи с этим защитник просила оправдать Наталью Бажутину.

В свою очередь Наталья Бажутина в кассационной жалобе указала на необходимость прекращения уголовного дела и ее оправдания. По мнению осужденной, она не совершала никакого преступления и не искажала показания опрошенных ею граждан, а уголовное дело в отношении нее сфальсифицировано и незаконно возбуждено по вынесенному дознавателем постановлению о прекращении уголовного дела в отношении Л., которое было впоследствии отменено прокурором и направлено им для дополнительного расследования. Кассатор также указывала, что следователем были сфальсифицированы протоколы следственных действий, а сроки предварительного расследования нарушены.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда отметила, что вопреки доводам жалоб отправление следователем некоторых запросов в организации и учреждения для получения нужной информации не влечет за собой обязанность возобновления предварительного расследования и не нарушает положения УПК. Не имеется каких-либо данных, свидетельствующих о фальсификации уголовного дела.

ВС добавил: доводы защиты о том, что подсудимая невиновна; что потерпевший и свидетели оговорили ее; что она не знакомилась со своей должностной инструкцией и не расписывалась в ней, были тщательно проверены судом и обоснованно отвергнуты, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подробно изложенных в приговоре. Назначая наказание в виде лишения свободы, суд первой инстанции учел степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденной, факт наличия на иждивении совершеннолетнего сына-инвалида с детства, при этом последнее обстоятельство учтено в качестве смягчающего обстоятельства.

Как следует из протокола судебного заседания, заметил ВС, осужденная не заявляла о необходимости постороннего ухода за ее совершеннолетним сыном и не просила суд установить над ним попечительство. Суд обоснованно изменил ей меру пресечения, поскольку она не явилась на провозглашение приговора, о причинах своей неявки не сообщила и скрылась от суда. Доводы стороны защиты, аналогичные изложенным в кассационных жалобах, были также тщательно проверены апелляционной и кассационной инстанциями и обоснованно отвергнуты с подробным указанием мотивов принятых решений.

Вместе с тем Верховный Суд счел, что обжалуемые судебные решения в части назначенного наказания подлежат изменению. Он отметил, что судом первой инстанции не было учтено влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи. Эти обстоятельства также были проигнорированы вышестоящими инстанциями. В то же время из материалов дела следует, что Наталья Бажутина проходила службу в ОВД более 18 лет, имеет медаль «За отличие в службе», ее руководитель К. охарактеризовал осужденную положительно, ранее она не судима, участковым характеризуется положительно. Кроме того, она также предоставила данные о том, что трудоустроена на должность юрисконсульта и имеет заболевания.

«Несмотря на то, что вышеприведенные сведения были известны судам всех инстанций, они не являлись предметом обсуждения и оценки при назначении Бажутиной наказания, тогда как их совокупность, свидетельствующая о ее длительном добросовестном отношении к своим служебным обязанностям, об исключительно положительно характеризующих Бажутину данных, а также о ее поведении в быту, семейном, имущественном положении, о состоянии здоровья ее и сына, могла существенно повлиять на выводы судов по вопросам выбора Бажутиной вида и размера наказания за содеянное», – заметил ВС.

Он добавил, что суд первой инстанции, определяя подсудимой наказание в виде лишения свободы в колонии-поселении, не привел в приговоре конкретных данных о возможности исправления осужденной только в условиях изоляции ее от общества в исправительном учреждении. При этом санкция ч. 1 ст. 286 УК РФ, относящейся к категории преступлений средней тяжести, предусматривает альтернативное наказание в виде принудительных работ на срок до четырех лет. В то же время осужденная не явилась на оглашение приговора, она или ее защитник не сообщили суду о причинах своей неявки – согласно имеющимся в деле документам Наталья Бажутина была задержана лишь в мае 2023 г., т.е. фактически через год после провозглашения приговора.

В связи с этим ВС изменил обвинительный приговор и обжалуемые судебные акты, заменив назначенное осужденной наказание в виде 1 года 8 месяцев лишения свободы принудительными работами на аналогичный срок с удержанием в доход государства 5% заработка. Он распорядился освободить осужденную из колонии-поселения, зачесть в срок наказания отбытое ею наказание в виде лишения свободы в период с 25 мая 2023 г. до фактического освобождения из расчета один день принудительных работ за один день лишения свободы.

Адвокат МКА «Адвокатская контора Барристер» Федор Исмайлов обратил внимание на два вывода ВС РФ в этом деле. «Во-первых, вывод о том, что направление следователем некоторых запросов в организации и учреждения для получения необходимой информации не влечет за собой обязанность возобновления предварительного расследования и не относится к нарушению положений уголовно-процессуального закона. Этот вывод ВС вызывает настороженность. Скорее всего, Суд исходил из того, что конкретно именно дата направления запроса не влияла как на характер полученной информации в ответе, так и на законные интересы осужденной в конкретном деле. Посчитав подобный довод малозначительным, ВС, выбирая формулировку последствий подобных действий следователя, не указал часто встречающуюся в судебных решениях формулировку о том, что действия следователя “не влияют на доказанность вины” осужденной, а сделал акцент на отсутствии обязанности возобновлять предварительное расследование и общем отсутствии нарушений УПК РФ. Между тем подобная формулировка создает предпосылки для совершения следствием процессуальных нарушений ввиду вольной трактовки УПК РФ в свою пользу», – полагает он.

Во-вторых, по словам эксперта, в рассматриваемом случае ВС обоснованно изменил наказание осужденной. «Нередки случаи, когда суды обходят вниманием такой вопрос, необходимый к разрешению согласно требованиям ч. 1 ст. 299 УПК РФ. Отрадно, что ВС дифференцированно подошел к назначению наказания, упомянув в числе прочего совокупность сведений, свидетельствующих о длительном добросовестном отношении осужденной к своим служебным обязанностям. Здесь ВС учел, что человек длительное время вел законопослушный образ жизни, являлся тем членом общества, который на протяжении своей жизни приносит ему пользу. Таким образом, Суд наметил некую грань между лицом, неоднократно допускавшим нарушения закона, и лицом, которое в силу совершенно различных, зачастую непредвиденных жизненных обстоятельств совершило деяние, относимое государством к преступным. Зачем же сразу ломать ему жизнь, подвергая страданиям членов его семьи? Это никак не может соотноситься с целями, декларируемыми уголовным законодательством», – полагает Федор Исмайлов.

Адвокат АП Волгоградской области Владимир Быстров согласился с выводами Верховного Суда в части изменения вида наказания для осужденной. «Позицию ВС РФ в этой части следует поддержать: незачем женщину, имеющего ребенка-инвалида, направлять даже в колонию-поселение по причине совершения ненасильственного преступления средней тяжести. В связи с этим определение ВС РФ – это нечто вроде компромисса между обвинением и защитой. И если защита осужденной была не согласна с отражением хода процесса в протоколе судебного заседания, то надо было подавать замечания на этот протокол; из определения ВС не видно, что это было сделано, а это существенно при оспаривании законности самого судебного процесса», – напомнил он.

Редакция «АГ» связалась с защитником Верой Кармановой, но оперативно получить ее комментарий не удалось.


Зинаида Павлова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/sud-dolzhen-obosnovat-lishenie-svobody-esli-est-vozmozhnost-naznacheniya-alternativnogo-nakazaniya/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66