Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС напомнил о порядке уголовного судопроизводства по делам частного обвинения
03.08.2023
ВС напомнил о порядке уголовного судопроизводства по делам частного обвинения
x
118

Ссылаясь на недавнюю позицию Конституционного Суда, он напомнил, что руководитель следственного органа, следователь и дознаватель не уполномочены разрешать вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения.

Один из адвокатов полагает, что в рассматриваемом случае ВС РФ ошибочно увязал нарушение порядка принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела с негативными последствиями для подсудимого. Другой отметил, что дознавателем незаконно были проигнорированы нормы ст. 318 УПК РФ, которая наделяет потерпевшего, способного самостоятельно осуществлять защиту своих прав и законных интересов, правом по определенным категориям дел обратиться с заявлением о преступлении непосредственно в суд. Третий считает, что во избежание подобных ошибок в толковании норм законодателю следует внести в УПК соответствующие изменения.

Верховный Суд опубликовал Кассационное определение от 6 июля по делу № 19-УД23-16-К5, которым отменил постановление кассационного суда о прекращении уголовного преследования в связи с наличием неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

По приговору мирового судьи судебного участка № 2 г. Пятигорска Ставропольского края от 18 февраля 2022 г. Владимир Щепилов был осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ за причинение легкого вреда здоровью О. В качестве наказания ему был назначен штраф в размере 7 тыс. руб. Апелляция приговор оставила без изменения.

Вместе с тем Пятый кассационный суд общей юрисдикции 16 марта 2023 г. отменил приговор и апелляционное постановление и прекратил производство по уголовному делу и уголовное преследование Владимира Щепилова на основании п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с наличием неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в его отношении за отсутствием состава преступления. За Владимиром Щепиловым было признано право на реабилитацию.

После этого О. подал кассационную жалобу в Верховный Суд, в которой просил отменить решение кассации, ссылаясь на правовую позицию Конституционного Суда, выраженную в Определении от 29 марта 2016 г. № 706-О, согласно которой руководитель следственного органа, следователь и дознаватель не уполномочены разрешать вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения.

Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по уголовным делам ВС указала, что суд кассационной инстанции сослался на имеющееся в материалах уголовного дела неотмененное постановление от 3 декабря 2020 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Владимира Щепилова за отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК. Данное постановление вынесено старшим участковым полиции и утверждено заместителем начальника полиции ОМВД России по г. Пятигорску.

Вместе с тем, как отметил ВС, согласно ч. 2 ст. 20 УПК уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 115 УК, считается уголовным делом частного обвинения и возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего. По смыслу взаимосвязанных положений ст. 147, 318 и 319 УПК, если заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения соответствует требованиям ч. 1, 5 и 6 ст. 318 УПК, мировой судья обязан принять заявление к своему производству, о чем выносится постановление. ВС учел, что в материалах уголовного дела имеется постановление мирового судьи от 2 марта 2021 г. о принятии к производству заявления О. о привлечении к уголовной ответственности Владимира Щепилова за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК, и возбуждении уголовного дела частного обвинения.

Верховный Суд указал, что в соответствии с правовыми позициями КС РФ, выраженными в Определении № 706-О/2016 и в Постановлении от 28 июня 2023 г. № 36-П, руководитель следственного органа, следователь и дознаватель не уполномочены разрешать вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения. Постановление об этом, как вынесенное за пределами их компетенции и умаляющее гарантии защиты прав потерпевшего, не может служить ни препятствием для принятия судом к своему производству заявления о преступлении, предусмотренном в частном порядке, ни основанием для прекращения уголовного дела по мотиву наличия такого неотмененного постановления.

Суд обратил внимание, что, устанавливая порядок уголовного судопроизводства по делам частного обвинения, федеральный законодатель наделил потерпевшего правом самостоятельно осуществлять уголовное преследование – обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства. Если потерпевший способен защищать свои права и законные интересы самостоятельно или с помощью законного представителя либо представителя, то рассмотрение заявления о совершении в отношении него преступления относится к исключительной компетенции мирового судьи.

Так, в соответствии со ст. 318 УПК уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 2 ст. 20 данного Кодекса, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд, за исключением случая, предусмотренного п. 2 ч. 1 ст. 147 УПК. Такое заявление должно наряду с прочим содержать описание события преступления, места, времени, обстоятельств его совершения, данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность, и данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, уточнено в определении. Как указал ВС, если заявление соответствует требованиям ч. 1, 5 и 6 ст. 318 УПК, судья обязан принять заявление к своему производству, о чем выносится постановление, а лицо, его подавшее, с этого момента является частным обвинителем. Если же после принятия заявления к производству будет установлено, что потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, то мировой судья разрешает вопрос об обязательности участия в деле законного представителя потерпевшего и прокурора.

«Тем самым право гражданина обращаться в установленном порядке за защитой своих нарушенных прав с заявлением о совершенном в его отношении преступлении частного обвинения в суд и, соответственно, обязанность мирового судьи рассмотреть его заявление не может ставиться в зависимость от принятия должностными лицами органов дознания и предварительного следствия решения об отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения по тому же обвинению в отношении того же лица ввиду отсутствия в деянии признаков соответствующего преступления», – отмечается в определении.

ВС напомнил, что иное истолкование оспариваемых положений приводило бы к нарушению права потерпевшего на судебную защиту, на доступ к правосудию потерпевших от преступлений, возлагало бы на них избыточное обременение по устранению препятствий для обращения в суд путем оспаривания неправомерного отказа органа предварительного расследования в возбуждении дела. Конституционный Суд постановил, что ч. 4 ст. 24 и п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК не противоречат Основному Закону, поскольку они не предполагают прекращения судом уголовного дела и уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого по делам частного обвинения при наличии неотмененного постановления органа предварительного расследования об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении того же лица по тому же обвинению.

Однако, как отметил Верховный Суд, указанные положения закона и разъяснения КС РФ не были приняты во внимание судом кассационной инстанции, что повлекло нарушение закона, искажающее саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. В связи с этим ВС отменил кассационное постановление в отношении Владимира Щепилова, направив дело на новое кассационное рассмотрение в тот же суд иным составом.

Старший партнер АБ ZKS Андрей Гривцов согласен с кассационным определением ВС в той части, что дознаватели и следователи не должны выносить решения об отказе в возбуждении уголовного дела по делам частного обвинения, за исключением случаев, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено. Как считает адвокат, такой вывод суда, безусловно, основан на уголовно-процессуальном законе.

Однако в данном случае, по мнению Андрея Гривцова, ВС РФ ошибочно увязал нарушение порядка принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела с негативными последствиями для подсудимого. Он заметил, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела на момент осуждения подсудимого было вынесено пусть и с нарушением процедуры, но его никто не отменил. Верховный Суд же посчитал возможным обойти положения п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ об обязательности прекращения уголовного преследования в связи с наличием неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, полагает адвокат.

«То есть речь идет о том, что подсудимый должен страдать из-за ошибки, допущенной государством при вынесении решения об отказе в возбуждении уголовного дела, хотя п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК ничего не говорит о каких-либо требованиях к постановлению об отказе в возбуждении дела. На мой взгляд, этот подход нарушает права подсудимого. Очевидно, что, как и любое другое решение ВС, данное определение будет иметь ориентирующее для практики значение, и отныне постановлений об отказе в возбуждении дела по делам частного обвинения должно стать меньше», – прокомментировала Андрей Гривцов.

Адвокат АП г. Москвы, партнер, руководитель уголовно-правовой практики Vinder Law Office Максим Маценко обратил внимание, что проблема разрешения следователем или дознавателем вопроса об отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения представляется весьма актуальной ввиду того, что данные уголовно-процессуальные нарушения из единичного случая переросли в довольно распространенную практику. «Это, безусловно, приводит к тому, что потерпевшие или их представители вынуждены своевременно, оперативно реагировать на неправомерные решения сотрудников правоохранительных органов, которые, в свою очередь, безосновательно позволяют себе предопределять судьбу уголовного дела частного обвинения, тем самым выходя за пределы своей компетенции», – считает он.

Как полагает Максим Маценко, ВС обоснованно обратил внимание на то, что вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела частного обвинения следователем или дознавателем не только напрямую нарушает уголовно-процессуальные нормы, но и умаляет гарантии прав потерпевшего, а также противоречит позициям Конституционного Суда. «С моей точки зрения, дознавателем незаконно были проигнорированы нормы ст. 318 УПК РФ, которая наделяет потерпевшего, способного самостоятельно осуществлять защиту своих прав и законных интересов, правом по определенным категориям дел обратиться с заявлением о преступлении непосредственно сразу в суд, пропустив стадию досудебного производства. Рассмотрение такого заявления и принятие по нему соответствующего решения – исключительная компетенция суда, в которую следователи, дознаватели вправе вмешиваться только в исключительных случаях при наличии установленных УПК РФ оснований», – пояснил адвокат.

Заместитель председателя КА «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин отметил, что кассационное определение ВС РФ полностью соответствует подходу в сложившемся правоприменении, основанном на толковании КС РФ норм ст. 20, 145, 318 УПК в Постановлении № 36-П. «Между тем такой подход, прямо не закрепленный в нормах уголовно-процессуального закона и идущий вразрез с нормой, устанавливающей обстоятельства, исключающие привлечение лица к уголовной ответственности, видимо, и смутил суд кассационной инстанции, который в отсутствие мотивированного возражения потерпевшего на такое толкование пришел к выводу об оправдании осужденного», – предположил адвокат.

Сомнительными, по мнению Алексея Нянькина, в приведенном деле выглядят несколько моментов. Во-первых, неясно, какие основания были для привлечения в данное дело государственного обвинения, участие которого по делам частного обвинения в сложившейся ситуации не было обоснованным. «Во-вторых, кассационное определение не содержит обоснования поворота к худшему при пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений в отношении оправданного. Довольно сомнительно считать приведенное правоприменение Пятого кассационного суда общей юрисдикции в отношении норм закона искажающим саму суть правосудия (ст. 401.6 УПК РФ), – считает эксперт. – Думается, что во избежание схожих ошибок в толковании норм ст. 20 и 145 УПК РФ следует дополнить положения ст. 24, 27, 38–40 УПК РФ нормами, исключающими принятие органом дознания, дознавателем либо следователем процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела о совершении преступлений, отнесенных к делам частного обвинения».


Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-o-poryadke-ugolovnogo-sudoproizvodstva-po-delam-chastnogo-obvineniya/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66