Телефон в Ярославле: +7 (4852) 33-23-66
Будни: 9:00-18:00

НОВОСТИ

ВС отменил судебные решения, принятые на основании почерковедческой экспертизы
17.08.2023
ВС отменил судебные решения, принятые на основании почерковедческой экспертизы
x
135

Ответчик, в частности, указывал, что для квалификации правоотношений как возникающих из неосновательного обогащения юридическое значение имеет лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого.

Как указал один из экспертов, отсутствие документального подтверждения передачи денег при отрицании этого факта ответчиком исключает их взыскание. Другой обратил внимание, что в определении указывается на отсутствие в деле доказательств факта передачи денег ответчику, на которые было приобретено спорное имущество.

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ23-74-К2 от 25 июля, в котором обратил внимание нижестоящих судов на необходимость дать оценку доводам ответчика.

1 марта 2007 г. Надежда Вялова и Людмила Евсеева заключили договор поручения, согласно которому доверитель поручает, а поверенный принимает на себя обязательство совершить от имени и за счет доверителя юридические и фактические действия с целью приобретения в пользу доверителя имущества, определяемого сторонами отдельно в дополнительных соглашениях к договору.

11 февраля 2009 г. стороны заключили дополнительное соглашение, согласно которому доверитель поручает, а поверенный принимает на себя обязательство приобрести недвижимое имущество, в том числе квартиру. 17 марта на основании договора купли-продажи от 12 февраля за Людмилой Евсеевой было зарегистрировано право собственности на квартиру.

В апреле того же года стороны подписали акт сдачи-приемки услуг, в соответствии с которым поверенный надлежащим образом оказал доверителю услуги по приобретению квартиры, вознаграждение поверенного составило 10 тыс. руб. и было уплачено доверителем в полном объеме.

29 октября 2019 г. Надежда Вялова решила зарегистрировать право собственности на указанную квартиру, поскольку, согласно условиям договора, приобретенное поверенным в интересах и за счет доверителя имущество должно быть зарегистрировано на имя Людмилы Евсеевой. День спустя доверителю стало известно, что квартира без ее ведома передана в исключительную собственность Людмилы Евсеевой на основании брачного договора от 22 июня 2010 г., заключенного между Людмилой Евсеевой и Анатолием Ходыкиным, а 22 ноября 2019 г. квартира зарегистрирована на несовершеннолетнего Богдана Евсеева.

Надежда Вялова посчитала, что, учитывая нарушение договорных отношений по приобретению квартиры, являющейся предметом договора, денежные средства в размере более 4,5 млн руб. для приобретения объекта недвижимости являются неосновательным обогащением, а потому обратилась в Перовский районный суд г. Москвы.

В ходе судебного заседания Людмила Евсеева (ответчик) указала, что квартира приобреталась за ее личные средства и договоров с истцом она не заключала. Суд назначил судебную почерковедческую экспертизу, согласно которой подпись и рукописная запись в договоре поручения и допсоглашении, а также подпись в акте сдачи-приемки были выполнены, вероятно, Людмилой Евсеевой. Суд, руководствуясь положениями ст. 1102 и 1109 ГК, учитывая нарушение договорных отношений по приобретению квартиры, пришел к выводу, что денежные средства, переданные ответчику, являются неосновательным обогащением. С данными выводами согласились апелляция и кассация.

Не согласившись с решениями судов, Людмила Евсеева обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Изучив материалы дела, ВС напомнил, что в Постановлении Пленума ВС от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК). Решение является обоснованным, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59–61 и 67 ГПК), а также когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3).

Как заметил ВС, заявитель кассационной жалобы указывала, что предварительный договор купли-продажи квартиры и полная оплата ее стоимости были произведены в июле 2007 г. – то есть за год и 7 месяцев до подписания дополнительного соглашения к договору. Доказательства, подтверждающие перечисление или передачу истцом денежных средств ответчику, не были представлены. Также ответчик по данному гражданскому делу ссылалась на то, что для квалификации отношений, возникающих из неосновательного обогащения, юридическое значение имеет не всякое обогащение за чужой счет, а лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого, подчеркивая, что взысканные судом денежные средства ей истец не передавала.

В определении отмечается, что данным доводам ответчика в нарушение ст. 57, 60, 67 ГПК и 1102, 1109 ГК оценки не дано. В итоге ВС отменил обжалуемые решения судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» адвокат Палаты адвокатов Нижегородской области Михаил Гаранин отметил, что с точки зрения предмета доказывания при рассмотрении требования о взыскании неосновательного обогащения в денежной форме позиция ВС не вызывает нареканий. Отсутствие документального подтверждения передачи денег при отрицании этого факта ответчиком исключает их взыскание.

«Интересным является вопрос о деловой цели договора поручения, по которому ответчик 15 лет назад обязалась приобретать от своего имени и за счет истца многочисленные объекты недвижимости за скромное вознаграждение в несколько тысяч рублей с условием, что когда-то они будут переоформлены на доверителя. В практике подобная форма договорных отношений используется как в сомнительных, но в целом правомерных целях, так и в целях обхода закона. В первом случае действия доверителя, осознающего предпринимательские риски и негативную судебную практику, могут быть своеобразной “страховкой” личного имущества и доходов от потенциального их обращения в пользу кредиторов. Во втором случае это может быть способ сокрытия незаконно полученных доходов», – пояснил эксперт.

Михаил Гаранин заметил, что на сайте Перовского районного суда г. Москвы отражены еще несколько похожих споров между сторонами данного дела, которые наглядно демонстрируют риски подобных схем.&

Старший юрист практики разрешения экономических споров Бюро адвокатов «Де-юре» Александр Учайкин обратил внимание, что в определении указано на отсутствие в деле доказательств факта передачи денег ответчику, на которые было приобретено спорное имущество. «Пожалуй, в спорах о взыскании неосновательного обогащения это обстоятельство является наиболее значимым для правильного разрешения спора. В связи с этим направление дела на новое рассмотрение представляется логичным с точки зрения закона», – отметил он.

Однако Александр Учайкин посчитал, что выраженная в определении позиция Судебной коллегии несколько неоднозначна. «С одной стороны, в деле имеется доказательство признания сторонами факта выполнения поручения в виде акта сдачи-приемки услуг от 20 апреля 2009 г., что предполагает наличие у ответчика обязанности переоформить в пользу истца приобретенное имущество в рамках договора поручения. С другой стороны, отсутствие прямых доказательств факта передачи денег может свидетельствовать об отсутствии встречного исполнения (ст. 328 ГК), в связи с чем ответчик имел право приостановить исполнение обязательства до момента внесения денежных средств истцом, а не по своему усмотрению распоряжаться спорным имуществом. Следовательно, поведение ответчика нельзя назвать обоснованным с юридической точки зрения, поскольку он мог потребовать в судебном порядке оплаты своих расходов на приобретение квартиры», – заметил эксперт. Он предположил, что за рамками судебного спора существуют иные обстоятельства, по которым ответчик не передавал спорный объект недвижимости истцу.

Александр Учайкин добавил, что спорные события произошли более 14 лет назад. Очевидно, что доказательств перевода денежных средств может и не быть в силу многих обстоятельств, в том числе вследствие ликвидации банка или истечения срока хранения банком кассовых документов. Поэтому нижестоящие суды могли руководствоваться тем, что ответчик после исполнения поручения своевременно не предъявлял истцу требования относительно оплаты приобретенной квартиры. Поскольку обратного ответчик не доказал, а равно не представил доказательств наличия у него самостоятельной финансовой возможности приобрести спорное имущество, нижестоящие суды пришли к выводу о наличии факта передачи денег по договору поручения. Кроме того, резюмировал эксперт, согласно данным сайта ВС, между сторонами был еще один спор (дело № 5-КФ22-5445-К2), вытекающий из рассмотренной ситуации, где истец оспорил брачный договор и взыскал 3,5 млн руб. неосновательного обогащения. Данное решение оставлено в силе, в передаче кассационной жалобы на рассмотрение отказано.


Марина Нагорная

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-otmenil-sudebnye-resheniya-prinyatye-na-osnovanii-pocherkovedcheskoy-ekspertizy-no-bez-otsenki/

Вернуться наверх
8 (4852) 33-23-66